СТРАНА

 Комментарии

БОЛТУН - НАХОДКА ДЛЯ ПРЕССЫ

Недавно один западный журналист спросил у меня - как одним словом можно охарактеризовать Ильхама Алиева как президента. Мой дословный ответ здесь привести нельзя - из этических соображений, но наиболее близким эвфемизмом этого определения можно считать слово "чудаковатый".

На это мой собеседник воскликнул: "Ну, тогда у вас прогресс! Вот прежнего президента никто так не называл". Мне пришлось долго ему объяснять, что дело здесь вовсе не в прогрессе, а в том, что прежний президент - при всех своих недостатках - этого эпитета никак не был достоин.

Каждое публичное выступление Ильхама Алиева - это очередное фиаско. Стоило немного улечься страстям по поводу его скандального интервью агентству "Рейтер", как президент ошарашил подданных новыми перлами.

Вот в Америке многие занимаются сбором ляпов президента Буша. Бросьте, господа, заниматься пустяками! В этом вопросе никто не может состязаться с Ильхамом Алиевым.

Ильхам в одежде академикаОчередная церемония общения президента с прессой прошла на открытии Гейдара Алиева-парохода, пардон, танкера. Построенный неизвестно для каких целей, этот крупнейший на Каспии танкер пришвартовался к яхт-клубу, где его уже ждала группа встречающих, во главе с президентом. Явно будучи навеселе (видимо, радость свидания с Гейдаром Алиевым - не человеком, так судном - приятно воздействует на президента) он начал отвечать на вопросы прессы.

И пришлось в очередной раз пожалеть о том, что мы азербайджанцы, поскольку без слез слушать малограмотную и бессмысленную речь главы нашего государства не было никакой мочи. После просмотра этих кадров стало понятно, что Ильхам Алиев не знает отечественной истории, экономики, политологии и еще кучи наук, знание которых необходимо не только президенту, но и вообще человеку, считающему себя культурным.

Начнем с главного - с экономики. Президент заявил: "Я могу сказать, что монополизм в какой-то степени является проявлением развития экономики. Не будь развития, о монополизме и речи не может быть". Странное замечание. Кто это ему такое рассказал? Во всех учебниках по экономике сказано, что "монополизм - характерная черта феодализма и эпохи грабительского накопления капитала, пережитки которого не изжиты экономиками развитых стран и по сей день".

В этих учебниках нет ни слова о том, что монополизм характеризует развитие экономики, зато много сведений про историю монополизма, который берет свое начало в абсолютистских монархиях. Советуем почитать президенту пару-тройку книг по популярной экономике для учащихся средней школы.

Слушая президента дальше, я понял, что он явно не читатель. Продолжая тему монополизма, И.Алиев сказал: "Должны быть приняты меры насчет конкретных лиц, но я бы не хотел называть какие-то имена, так как для такого заявления должно быть основание. Если кто-то их знает, пусть скажет их имена. Мы сами несколько раз спрашивали у высокопоставленных лиц, но они дают весьма уклончивые ответы. Мне также приходится слышать абстрактные ответы, никаких конкретных имен не называют."

Только я один посочувствовал несчастному президенту, которому никто имен не называет. Как только мне захотелось сообщить ему конкретные имена и даже указать на них пальцем (почти все эти треклятые монополисты как раз крутились вокруг него), как он снова озадачил, заявив: "Я не верю, что даже в случае названия конкретного имени, данный вопрос найдет свое решение".

Ай, какой молодец! Как правильно сказал! Вот только сразу возникает вопрос - на кой ляд тогда спрашивать, если уже заранее знаешь, что и в случае озвучивания конкретного имени толку не будет. И действительно, какой тут толк, если все монополисты - собутыльники президента? Как он может с ними бороться? Если всех разгонит, так потом ему столоваться не с кем будет.

Но на этих откровениях президентские шедевры мысли не закончились. К примеру, президент так охарактеризовал рост цен: "Это, конечно, неприятно, что цены растут, но не стоит делать из этого трагедии".

Неприятно, господин президент, это когда не хватает денег, чтобы расплатиться в казино. А когда денег не хватает на хлеб - это уже трагедия.

Далее президент продолжал поражать слушателей своим незнанием экономики. По его мнению, "государство ежегодно тратит 700 млн. долларов в виде скрытых дотаций". Эту байку мы уже слышали неоднократно. Вопрос заключается в том, что в бюджете этих пресловутых 700 миллионов нет, и откуда они берутся - никто не знает. Просто правительство берет все энергоносители, якобы потребляемые в стране, умножает их на мировые цены, вычитает то, что собирает с населения, и разницу выдает за "дотации". На самом деле почти целиком эта сумма направляется в карман чиновников.

Но это чисто в азербайджанском стиле - мало нас ограбить, нам надо обязательно дать почувствовать себя неправыми.

Одно можно сказать точно - Ильхам Алиев, возможно, и не очень умный президент, зато очень смелый. "Вся ответственность за повышение цен ложится на правительство и президента. Я готов к этому и знаю, что и как надо делать", - сказал И.Алиев, комментируя повышение цен на топливо. Правда, насчет "знаю как и что делать" - это он погорячился, так как из его ответов очевидно, что он вообще мало в чем разбирается. Так можно и дров наломать.

Поэтому закончим с экономикой и перейдем к политике. Ответы на политические темы - вообще фишка президента. Вот, к примеру, его оценка политической ситуации в стране: "Что касается политического примирения, то 95% населения - беспартийные и заняты своими делами. Так и должно быть. Я не хочу, чтобы азербайджанское общество политизировалось. Из этого ничего положительного не получится".

С одной стороны, получается, что только беспартийные заняты своими делами, следовательно, все члены ЙАП занятые не своим делом. А с другой - действительно, для президента ничего хорошего не получится, если наш народ немного политизируется и поймет, что президент и его камарилья ведут страну в пропасть.

Продолжая тему политического примирения, президент отметил: "В Азербайджане давно уже достигнуто национальное согласие, и по этому поводу у народа однозначное мнение. В стране нет никакого противостояния, а противоречия между политическими партиями - это просто негативные явления".

Вот так просто. Все, что не по мне, - это негативные явления, а так - "в Багдаде все спокойно". И иначе не могло и быть, поскольку власть давно примирилась со своим народом, отправив всех недовольных на нары. У нас все весьма банально - не хочешь "примиряться" с властью, то вперед, на зону.

С такими порядками в стране не только будет сплошное национальное примирение, но и жизнь станет лучше и веселее, как завещал Иосиф Виссарионович. На этой мажорной ноте, в полном соответствии с призывами президента о национальном примирении, помня его угрозу о том, что вечно к нему он призывать не намерен, и памятуя о судьбе тех, кто примиряться не захотел, я хотел было закончить этот материал. Но тут словно черт дернул вертлявую тележурналистку с недавно пластически обтесанным носом спросить про общественное ТВ.

И тут Ильхам Гейдарович выдал такое, что я аж проснулся: "Вопрос о создании общественного телевидения решен. Это было одним из обязательств страны перед Советом Европы. В госбюджет 2005 года заложены средства для его создания. Думаю, что с будущего года начнется процесс создания ОТВ".

Как же это понимать? С одной стороны - вопрос решен, так как выделены деньги из бюджета, с другой - он начнется решаться только в будущем году. Это почти что про сон, который не сон...

Но и это еще, к сожалению, не предел. Отвечая на вопрос, почему он 18 октября не поздравил азербайджанский народ с Днем государственной независимости, И.Алиев сказал, что "исторические процессы надо рассматривать объективно и беспристрастно. Лично я самым главным праздником Азербайджана считаю День независимости, празднуемый 28 мая. Этот день показывает, что наша страна стала независимой не в результате развала СССР, а намного раньше. Есть праздники, которых народ добился ценой крови, а есть и те, которые были назначены вынужденно. Нужно их различать, и я это вижу".

Что касается праздника, то, по моему мнению, президент лукавит. Для него главный праздник не 28-е, а 10 мая. А вот насчет пролитой крови можем заметить, что 28 мая 1918 года никакой пролитой крови не было, а президенту хотя бы немного нужно знать родную историю. 28 мая - не День независимости Азербайджана, а совершенно бескровный и декларативный день создания Азербайджанской демократической республики.

А вот 18 октября, вне зависимости от персоналий, был вымученным Днем независимости от России, и поездка в этот день в Москву была актом национального предательства. Тогда непонятно, от кого и для чего мы стали независимыми?

Единственное, что сильно порадовало - концовка президентской пресс-конференции. Оценивая свою работу на посту президента, он сказал: "Оценку моей деятельности должны давать вы. Я не буду комментировать свою работу". Хотелось бы отметить что оценку ему мы дали - у него полный ноль.

Резюмируя все вышесказанное, президент заявил, что выполнил все свои предвыборные обещания. Ноу комментс, господин президент!

P.S. Под занавес маленький совет: даже вранью надо учиться.

ФУАД ДАДАШЕВ

 Взгляд

МОНИТОР-100

Нынешний номер нашего журнала - юбилейный. Это сотый выпуск "Монитора" со дня его основания. Понадобилось 8 лет, чтобы пройти путь, на который в нормальных условиях понадобилось бы менее двух лет. Средняя скорость - 12 номеров в год, при том, что журнал выходил в разном режиме.

Эти сто номеров вместили в себя практически всю новейшую историю Азербайджана. Опальный журнал был и остается авангардом независимой мысли. Итоги этих ста номеров сегодня подводит его учредитель и главный редактор ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ.

- Как вы оцениваете первую сотню номеров?

- Если бы в начале процесса кто-нибудь сказал, что эта сотня дастся нам с таким трудом и такими лишениями, я не уверен, что взялся бы за это дело. Изначально "Монитор" планировался в виде академичного альманаха, публикующий общественно-политические исследования. При этом предполагалось, что журнал будет освещать в основном стратегические вопросы развития страны и нации. И если взять первые номера "Монитора", то можно увидеть некую отстраненность его статей от злободневных реалий.

В центре наших интересов были поиски ответов на глобальные вопросы - место Азербайджана в мире, место азербайджанцев на этой планете, какие уроки мы можем извлечь из прошлого и что нас ждет в будущем.

Это был городской, по большей мере космополитичный журнал, ориентированный на интеллектуалов и не ставящий перед собой никаких политических задач. Его коренным отличием от других изданий было то, что этот журнал изначально создавался, как неподконтрольный цензуре - ни внутренней, ни внешней. То есть, тот девиз, который сейчас вынесен на обложку "Монитора" - "журнал свободных людей" - был изначальной миссией издания.

Скорее всего, в таком виде наш журнал просуществовал бы не более десяти номеров. Глобальные темы закончились бы, широкой аудитории он бы не собрал, а средства на издание закончились бы. Но тут произошло "рукотворное чудо".

Власть, оппонентом которой "Монитор" тогда вовсе не являлся и к противникам которой он не принадлежал, почему-то решила, что "Монитор" представляет угрозу политической стабильности. Началось это с публикации статьи "Семь кругов ада", когда власти оказали беспрецедентное давление на бывших соучредителей журнала (Рауфа Талышинского, Эльчина Шихлинского, Рафика Абасова и Пярвиза Мамедова - тогдашних учредителей газеты "Зеркало") с тем, чтобы они прекратили финансировать издание журнала. Они прекратили, причем в самый тяжелый момент - когда номер уже находился в печати.

С большим трудом (пришлось продать личные вещи и взять кредит, а также помощь от друзей) удалось выпустить тот номер. Но дальнейшее издание было уже под большим вопросом. И тут произошло второе "рукотворное чудо" - компания "Филип Моррис" решила разместить в нашем журнале рекламу сигарет "Мальборо". Реклама была рассчитана на 12 номеров, и деньги компания выплатила сразу. Это позволило выпустить еще пять номеров.

К выпуску восьмого номера стало ясно, что больше никто нам денег не даст, и что власти делают все, чтобы "Монитор" был уничтожен. Поэтому 8-й номер выходил, как последний. На его страницы было выплеснуто все, что у нас накопилось. Власти отреагировали адекватно: номер был конфискован, а журналу была сделана грандиозная реклама и тем самым дана путевка в жизнь.

Рубикон был перейден в феврале 1998 года. Дальше был знаменитый суд, на котором три профессора-историка пытались доказать, что я оскорбил честь и достоинство азербайджанского народа. Затем был 2000-й год, когда нам удалось в еженедельном режиме выпустить 10 номеров, до того как власти опечатали офис редакции, типографию и возбудили уголовное дело.

Понадобились еще 2 года, которые вместили в себя мой арест, репрессии и непрерывную борьбу за право издавать то, что мы хотим. В апреле 2002 года началась третья и пока последняя попытка издания "Монитора".

- Почему третья попытка издания оказалась самой продолжительной?

- Нельзя сказать, что власти не предпринимали и не предпринимают попыток помешать изданию журнала. Но существует несколько факторов, помогающих нам в нашей работе. Во-первых, за эти годы накоплен уникальный опыт издания журнала в подпольных, партизанских условиях. Сегодня нам уже не важно - печатают нас типографии или нет, есть у нас офис или нет, продают нас фирмы по распространению печати или нет. Печататься мы можем и на ризографе, набирать материалы можно и дома, а продаваться - через систему частников или полуподпольно.

Во-вторых, власти своими бессмысленным репрессиями превратили "Монитор" в лакмусовую бумажку свободы слова в Азербайджане. Сегодня практически во всем мире знают, что у азербайджанского правительства есть проблемы с журналом "Монитор". Решить эту проблемы власть не может, потому что цивилизованными методами решения проблем не владеет, а нецивилизованные приведут к резкой реакции мировой общественности.

"Монитор" сегодня напоминает муху, постоянно жужжащую под носом азербайджанской власти в момент, когда она собирается с аппетитом сожрать очередной кусок национального пирога. Попытки отогнать ни к чему не приводят, а попытка прихлопнуть приведет к появлению большого грязного пятна, что испортит только что сделанный евроремонт.

- Но многие утверждают, что "Монитор" работает на власти, своим существование доказывая, что свобода слова в Азербайджане все же есть.

- Это весьма распространенная точка зрения. И глубоко ошибочная. Дело в том, что многие говорящие об этом не понимают, что мы выходим не благодаря власти, а вопреки. Причина этого парадокса заключается в том, что политический режим современного Азербайджана нельзя назвать диктатурой в классическом смысле этого слова. Азербайджанская власть уже не может запретить журналистам писать то, что они хотят и как они хотят. Но, к сожалению, наша власть все еще свободна поступать с неугодными журналистами так, как она того хочет. Судьба Рауфа Арифоглу - яркий тому пример.

- Как вы оцениваете позицию своего журнала сегодня?

- По мнению многих чиновников, "Монитор" сегодня - не просто оппозиционный, а супероппозиционный журнал. В то же время большинство оппозиционеров уверены, что "Монитор" - журнал независимый.

А истина заключается в том, что "Монитор" - полностью независимый, но оппозиционный по отношению к власти журнал. Но наша оппозиционность проистекает не из идеологической близости к тем или иным политическим партиям, а из нашей позиции. Мы выполняем не политический, а социальный заказ. Заказ сотен тысяч людей, которые не хотят жить в феодальном, коррумпированном государстве, занимающем первые места в позорных мировых рейтингах. Это те люди, которые видят Азербайджан свободной и процветающей европейской страной. Это те люди, которые ментально не воспринимают нынешнюю власть, как неспособную решить историческую задачу реформирования страны.

Миссия "Монитора" все эти годы заключалась в том, чтобы объединить подобных людей хотя бы вокруг издания и показать им, что они не одиноки, что Азербайджан достоин гораздо лучшей доли, чем та, которую ему сулит нынешний режим.

- Все прошедшие восемь лет - это годы бесконечной борьбы с властью, непрекращающихся репрессий и беспрецедентного давления. Не надоело?

- Действительно, все эти годы были годами неравной борьбы горстки людей против государственной машины. Государство изначально взяло путь на уничтожение или хотя бы выдавление нас из страны. И действительно, морально крайне сложно выдержать это давление, тем более когда вокруг очень много советов типа "А вам это надо?". Но существует глубинное убеждение в том, что у нас нет другой страны, кроме Азербайджана, в которой мы могли бы быть счастливы. Безусловно, любой из авторов "Монитора" на сегодняшний день мог бы совершенно беспрепятственно получить вид на жительство в любой из развитых стран. Но будем ли мы там счастливы?

Мы понимаем, что человек может быть счастлив только у себя на родине. Мы так же, как многие другие, хотим иметь евроремонт в квартире, машину в гараже или хотя бы полный холодильник - все то, чего мы сейчас лишены. Но не потому, что у нас нет талантов, а потому что при нынешней власти существует выбор - либо ты свободен, либо ты сыт. Но рабская сытость еще никому и никогда не приносила счастья. А вот свобода -пусть даже голодная - является важнейшим компонентом счастья.

Так что мы продолжаем бороться - за нашу и вашу свободу.

Беседовала ИРАДА НАСИРОВА

 Взгляд

1 ИЗ 20.000.000

Наша жизнь полна паpадоксов. Возьмем, к примеру, отношение людей ко злу. Уже давно замечено, что когда люди попадают в тpудное положение по чьей-то вине, они почему-то с большой теплотой относятся к тем, кто непосpедственно или косвенно подталкивал их к этому.

В психиатрии это называется "синдромом жертвы". Ученые отметили, что чем дольше люди находятся в pуках теppоpистов или просто мучителей, тем больше испытывают привязанность к своим палачам, начинают их защищать и ненавидеть тех, кто хочет их спасти. Яркий пример подобного синдрома - патологический мазохизм некотоpых наших гpаждан, пребывающих в крайне бедственном положении, но, тем не менее, продолжающих pугать власть Наpодного фpонта и хвалить Ильхама Алиева (да еще голосовать за него на выборах).

Этот же самый синдром проявляется у нас и по отношению к компании "Азеpселл". Несмотpя на то, что абоненты этой компании буквально каждый день сталкиваются с пpоблемами, используя мобильную связь этой фиpмы, они все pавно любят "Азеpселл". Hапpимеp, мне самому кpайне непpиятно писать о безобpазиях, связанных с этой фиpмой. О других - пожалуйста, но только не об "Азеpселл". Я даже не могу отказаться от его "ненавязчивого сеpвиса", у меня по-пpежнему азеpселовский номеp.

Когда я слышу название "Азеpселл", оно ассоциируется у меня с наглым монополистом, гpабящим клиентов и пpедоставляющим им некачественные услуги. Само появление "Азеpселл" на нашем рынке мобильной связи сопpовождалось наpушением международных правил бизнеса. Говоpя юридическими теpминами - было наpушено антимонопольное законодательство Азеpбайджана. "Азеpселл" заключил договоp с азеpбайджанским пpавительством о 5-летнем моpатоpии на допуск на рынок мобильной связи третьего опеpатоpа. Хотя эти 5 лет уже давно пpошли, но в Азеpбайджане так и не появился новый опеpатоp.

Конечно, в этой договоpенности большая ответственность падает на пpавительство Азеpбайджана, но "заказчик" тоже не без греха. Это похоже, как если бы пpавительство заключило договоp о том, что азеpбайджанцев пять лет будет стpичь только один циpюльник (здесь больше подходит азеpбайджанское слово "деллек") по имени "Азеpселл".

И действительно - уже более 7 лет "Азерселл" стрижет азеpбайджанцев. Причем "стpижет" по самым доpогим таpифам в миpе. После этой стpижки на головах азеpбайджанцев еще остаются остpовки, которые достригает второй оператор-цирюльник.

Мне не нравится, как кампания заключает договоpа с клиентами. Этот договоp больше похож не на соглашение между равноправными договаривающимися сторонами, а на пpедупpеждение об ответственности клиента пpи задеpжании оплаты или неплатежах. Каждый абзац - новое пpедупpеждение. И ни слова о сеpвисе, который обязана предоставить другая сторона договора, ни о его качестве. Ни тем более о ответственности кампании. Поэтому, когда у вас в нужный момент происходит очередной технический сбой, вы не можете даже пожаловаться на компанию - подписав договор, вы сами ограничили себя в правах.

Мне не нpавятся азеpселовские абонентские услуги. Во всем мире компании мобильной связи предоставляют услуги с последующей оплатой. Hо только в "Азеpселл" это не так. Абонент может пользоваться этой услугой только до тех поp, пока установленный азеpселовский лимит не закончится. Hапpимеp, мой абонентский лимит 110000 манатов. Чтобы больше pазговаpивать, надо заpанее платить. Но, скажите пожалуйста, чем тогда отличается эта абонентская услуга от системы Prepade Card (Sim-Sim)?

Мне не нpавится, что дозвониться можно только со второй или третьей попытки.

Мне не нpавится, когда по вечеpам система "Азеpселл" часто вообще дает сбои, и бывает невозможно звонить даже по гоpодским номеpам.

Мне не нpавится, что пpи чpезвычайных ситуациях (в частности, во время землетрясений, крупных митингов), когда мобильная связь пpосто необходима, "Азеpселл" предпочитает не работать.

Мне не нpавится и поведение pаботников "Азеpселл". Иногда целый день не можешь дозвониться в офис фирмы. В компании связи "не хватает" свободной линии! А опеpатоpам запpещено давать внутpенние номеpа конкретных сотрудников.

Мне не нpавятся лотеpейные кампании "Азеpселл". Судя по рекламе, в них можно выиграть все, что угодно, кpоме, разве что, самолетов. По pезультатам этих лотерей в Азеpбайджане у всех уже должно было быть по автомобилю или хотя бы по мобильному телефону.

Да и вообще - куда смотpит пpавительство, если по закону лотеpейные игpы может пpоводить только "Азеpлотеpея"? Впрочем, вы догадываетесь, куда оно смотрит.

Правда, есть кое-что, что мне нpавится в "Азеpселл". Hапpимеp, название pекламной кампании "Пятое вpемя года". То есть, время, которого не бывает никогда. Что ж, по крайней мере честно.

Hедавно я написал письмо генеpальному диpектоpу "Тюpкселл" (которому пpинадлежит и "Азеpселл") Мехмету Акпынаpу. Думаю, одна цитата из этого письма будет интеpесна и для читателей "Монитоpа":

"Рекламный лозунг Тюpкселл звучит так: "Наше представление о миpе таково, чтобы сделать жизнь людей богатой и счастливой" Слова, конечно, красивые, однако в Азеpбайджане почему-то все наобоpот. "Азеpселл" здесь делает так, чтобы люди стали еще беднее и печальнее. Господин Акпынаp, я - один из 20 миллионов ваших клиентов по всему миpу. Поэтому убедительно прошу вас навести поpядок в "Азеpселл". Это пойдет на пользу не только нам, но и вам."

Ответа на письмо я пока не получил. Hо жду!

РАФИК МАММЕДЛИ, mammadli@mail.com

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 73, 06 ноября 2004