ТЕМА НОМЕРА

 Прогноз

разБУШевались

Выборы президента США - это, пожалуй, единственное событие в современном мире, имеющее поистине эпохальное значение. Ничто не может сравниться с ним по степени влияния на мир и мировую политику. Соединенные Штаты определяют основные политические тренды и задают тон мировому развитию, и поэтому то, кто займет главный политический пост в этой сверхдержаве, определяет путь, которым пойдет весь мир в ближайшие четыре года.

Америка сделала свой выбор. Выбор неоднозначный и не понятный никому, кроме самих американцев. Поверить в то, что президентом США хотя бы раз может стать Джордж Буш-младший, было весьма сложно, но то, что ему удастся сделать это во второй раз, вообще кажется фантастикой.

Еще несколько месяцев назад это можно было бы принять за неудачную шутку. Общий лейтмотив был таким: "Ну они же там все-таки не такие уж тупицы, чтобы во второй раз наступить на те же грабли". Так думали во всем мире, но только не в США. Потому что никто, кроме самих американцев, не знает и не понимает - по какой причине они отдали предпочтение Бушу. Это известно только тем, кто за него голосовал.

Но проблема заключается в том, что американцы, избирая своего президента, волей-неволей выбирают главу современного мира. Американский президент начала XXI века - это не просто глава своего государства, это еще и главный политик мира. Поэтому во всем мире так внимательно следили за американскими выборами.

Америка выбрала своего президента. Избитая избирательная истина "коней на переправе не меняют" в данном случае сработала на все сто. Миру остается только смириться с выбором, который за него сделали те кому посчастливилось быть гражданами США.

ГЕГЕМОНИЯ КУСТОВ

Хотя такой результат следует признать скорее закономерным, нежели неожиданным. Республиканцы традиционно - "при прочих равных условиях" - считаются фаворитами президентских выборов. За послевоенный период они выигрывали их 9 раз, а демократы - только 6. В 1992 году победу Клинтону обеспечило не только неважное состояние экономики, но и фактор Росса Перо, набравшего 18% голосов в основном за счет республиканского электората. Четыре года спустя Клинтон победил благодаря впечатляющему процветанию экономики, а у его преемника победу в 2000 году "украли" не только Буш, но опять-таки "третий кандидат" Ральф Нейдер. Именно его пары процентов голосов не хватило Гору во Флориде.

Буш шел на перевыборы в роли "военного вождя нации, борющейся с террористической угрозой". Экономика, конечно, не блещет, но демонстрирует признаки оживления, так что, казалось, повторное избрание обеспечено. Поэтому сегодняшний результат - это относительный успех Керри и серьезный "звоночек" для Буша, хотя вряд ли это соображение утешит демократов.

Победа Буша - это победа инерции. Статистика показывает, что американцы склонны голосовать во второй раз за действующего президента. Но, несмотря на это, было слишком много аргументов против Буша. Но вопреки всему он снова победил.

Любое важное событие сопровождается появлением целого сонма вопросов. При этом, чем важнее событие, тем больше вопросов оно вызывает. Такое событие, как выборы президента США, не могло не породить огромного количества вопросов, а уж выбор, во второй раз павший на Джорджа Буша, сопровождается сплошными "как" и "почему".

Чтобы понять "как и почему?", необходимо знать не только политическую ситуацию в США, но в первую очередь - менталитет американцев.

Американцам все равно, что о них самих и об их президенте думают в мире. Для них значительно важней, что они думают сами о своих президентах. И тут мы наталкиваемся на такую проблему, как различный подход к оценке действий власти, в основе которого глубинные мировоззренческие противоречия.

Америка - страна эмигрантов, то есть людей, покинувших старый мир, потому что их внутренние устои входили в противоречие с общепринятыми. И соответственно, там, за океаном, они сформировали новое общество, мировоззрение которого довольно сильно отличается от мировоззрения всего остального мира.

Выборы американского президента - это не только столкновение политических элит, но и определение состояния американского духа. Америка - страна, где глава администрации играет больше представительскую, нежели реально управленческую роль. Роль американского президента в обычной жизни рядовых американцев максимально нивелирована.

Простой американец может и не знать о том, кто сейчас президент США, поскольку от решений президента его повседневная жизнь мало зависит. Но он идет на выборы, потому что уверен, что ему необходим лидер. Лидер - в американском понимании этого слова, то есть человек, знающий, как решать проблемы. В отличие от большинства жителей Земли, американцы в своей провинциальной наивности убеждены в том, что проблемы необходимо решать, и что президент на то и нужен.

В отличие от миллионов граждан других стран, которые верят в то, что власть - это необходимое зло и существует исключительно для того, чтобы не допустить ада, американцы убеждены, что власть работает для того, чтобы построить рай в американском понимании этого термина. По крайней мере - должна.

Противоречие заключается в том, что роль и значение США как единственной супердержавы все возрастает. И неизбежно во всей важности перед планетой встает резонный вопрос - раз уж на Земле сложилась такая ситуация, что президент США, по сути, является президентом всего мира, то почему на выборах голосуют только американцы? Быть может, стоит, по примеру НБА, начать выбирать американского президента не только американским гражданам, но и всему миру. Ведь по большей мере, это всему миру придется жить с американским президентом еще 4 года.

Парадокс в том, что роль и значение президента в самих Соединенных Штатах на порядок меньше, чем в остальном мире. К примеру, президент США гораздо больше влияет на политические процессы в стратегически важных для страны зонах (а это по сути весь мир), в то время как его влияние на внутриполитические процессы минимально. Возможностей пролоббировать избрание нового президента Афганистана, Ирака или другой части суши у него несравнено больше, чем провести свою креатуру на пост мэра Нью-Йорка или губернатора Калифорнии. И поэтому было бы гораздо более справедливым спросить у мира - а кого он хотел бы видеть президентом США?

Очевидно, что мир проголосовал бы отнюдь не за Буша. Америка же в очередной раз продемонстрировала, что ее не волнует мнение той части человечества, которой не посчастливилось быть обладателями паспортов граждан США.

Когда за несколько дней до выборов канал Fox News устроил интерактивный опрос зрителей на тему, как они относятся к тому, что Джон Керри очень популярен в Европе, типичный ответ гласил: "Вот пусть он в свою Европу и едет!".

Интересно, что Буша поддержали в основном политики диктаторского толка. Кроме наиболее одиозных (таких, как Лукашенко или Ким Чен Ир) все остальные сделали правильный выбор. К примеру, Владимир Путин, истерически сравнивавший возможное поражение Джорджа Буша (и соответственно победу Керри) с победой мирового терроризма (Керри стоило бы на это обидеться). Не говоря уже о друзьях Буша в азербайджанском правительстве - те вообще денно и нощно молились о победе мистера Буша, с семьей которого наша августейшая семья давно, успешно и взаимовыгодно дружит. Даже иранские муллократы, и те выступили в поддержку Буша.

Но в целом мировое общественное мнение выступило против нынешнего президента США. Отчего же предпочтения мира и Америки так серьезно расходятся?

Рубиконом, разделившим восприятие американцев и всех остальных, безусловно, послужило 11 сентября 2001 года, когда Соединенные Штаты пережили самый сильный шок в своей истории. Европейцам, которые исторически привычны к войнам, трудно понять чувства американцев, которые, напротив, привыкли жить в крепости, отделенной от театров военных действий естественными преградами. Атака со стороны неконкретного, а потому тем более страшного противника настолько повлияла на психику американцев, что вопрос безопасности оттеснил на второй план все прочее, в том числе и традиционно решающие экономические проблемы.

Керри, несмотря на свое героическое военное прошлое, так и не смог убедить соотечественников, что он способен куда лучше Буша обеспечить их безопасность. Чтобы доказать, что своими действиями на международной арене Буш только ухудшил ситуацию с безопасностью, демократы организовали мощную и дорогостоящую пиар-кампанию. Однако переломить общее отношение к Бушу, как к военному лидеру, который, несмотря на промахи, решительно защищает нацию, не удалось.

Хотя кампания Керри смогла серьезно подорвать доверие американцев к курсу действующего президента. Так, судя по поствыборным интервью, избирателей больше привлекали экономическая программа Керри, его планы по реформе системы здравоохранения, а кроме того, им "запала в душу" его критика иракской операции главнокомандующего. За Буша же голосовали те, для кого приоритетны проблема борьбы с терроризмом и защита "моральных ценностей". Их оказалось чуть больше.

Несмотря на очевидные недостатки его, как мирового лидера, Джордж Буш победил. И это был чисто американский выбор, в основе которого стоит совершенно невероятное сочетание прагматизма и идеализма, характерное для американского избирателя. Хотя многие утверждают, что американцы голосуют карманом, эти выборы доказали, что это далеко не так. Американцы продолжают выбирать сердцем.

За неделю до выборов стало очевидно, что одному из кандидатов не хватает мозгов, а другому сердца. Выборы показали, что американцы вполне могут себе позволить иметь президента без мозгов, но не хотят, чтобы ими управлял лидер без сердца.



 Ediorial

ГУДБАЙ, АМЕРИКА...

Когда я наблюдал за подведением итогов президентских выборов в США, в моих ушах постоянно звучали вынесенные в заголовок слова из знаменитой песни группы "Наутилус Помпилиус". Объявление радостной телеведущей, бойко отрапортовавшей о победе ихнего Буша над проармянским Керри, совпало со словами "мне стали слишком малы твои тертые джинсы"...

Стало ясно, что это конец. Конец последней надежды азербайджанских либералов на возможные позитивные изменения. Ничего не поделаешь - азербайджанское общественное мнение склонно по старой привычке не решать национальные проблемы само, а ждать спасения из-за пределов страны. Видимо, еще не выветрилась из наших голов старая советская привычка ждать спасения и мессию "из Москвы". И хотя Москва уже не та, что прежде, и центр решения проблем мироздания переместился за океан, но азербайджанцы продолжают верить, что их проблемы будут решены совершенно посторонними людьми, что заря свободы обязательно взойдет, и что демократию нам импортируют, как технологию по добыче нефти.

Причину этих неоправданных ожиданий необходимо искать в конце 80-х годов прошлого века, когда многие именно в Америке видели источник свободы и гаранта прав и свобод граждан. В Азербайджане, как наверное, и на всем социалистическом пространстве, существовал миф об Америке. Миф, надо сказать, не имеющий под собой особых оснований (впрочем, мифы, как известно, вообще рождаются без всяких на то оснований), но поддерживаемый самими американцами. Миф о том, что Свобода и Америка - это синонимы.

И хотя практика всех последних лет доказывала, что это не совсем так, хотелось надеяться на обратное. Поэтому появился и укрепился миф об администрации Буша, как о "полукриминальной банде нефтяных лоббистов, которые ради собственных корыстных интересов наплевали на права и свободы азербайджанских граждан". Появились гротескные персонажи, на которых сфокусировалась наша неприязнь. К примеру, на господине Армитадже (хотя, справедливости ради, необходимо признать, что и он со своей стороны делал все возможное, чтобы завоевать неприязнь азербайджанцев).

Нелюбовь к представителям администрации Буша столь велика, что в своем большинстве думающая часть азербайджанского общества желала победы Керри, про которого все говорят, что он армянофил. Уж лучше армянофил, чем дедофил - совершенно справедливо рассуждали наши сограждане.

Основная фабула подобных рассуждений базировалась на нехитром анализе, в основе которого лежит наш, азербайджанский, взгляд на мировые проблемы. Азербайджанцы вообще склонны чересчур персонифицировать и коммерциализировать не только свою жизнь, но и свое мироощущение. В нашем понимании каждый шаг человека пронизан корыстью и соблюдением собственных интересов. Всякий, кто поступает не так, - автоматически дурак.

К тому же и наши правители из династии Алиевых убедили нас в том, что президенты - тоже люди, и ничто человеческое им не только не чуждо, но и любимо. Поэтому и поведение американской администрации, которая покровительствует Алиевым, объясняется исключительно с точки зрения личного обогащения.

Не отрицая прямых или косвенных фактов подкупа отдельных представителей администрации Буша (таких, к примеру, как передача в Контракте века значительных контрактов компании "Халибертон". В последнем из них - Фазе-3 - на целых 160 миллионов долларов), хотелось бы заметить, что отношение нынешней американской администрации к Азербайджану - это точная копия нашего отношения к самим себе.

Неизвестно, с чего это вдруг большая часть общественности считает, что кто-то со стороны поможет нам выйти из того, в чем мы по уши стоим? По какой такой причине некто совершенно посторонний должен освобождать нас из плена, в который мы сами себя загнали? И вообще, с чего мы взяли, что кто-то, кроме нас, и даже больше нас, заинтересован в строительстве в Азербайджане демократического общества? Почему необходимо сидеть и с затаенным дыханием ждать результатов выборов в Пенсильвании или Огайо, не задумываясь о том, как проголосовали год назад в Ленкорани или Барде?

Есть что-то глубоко ненормальное во всем этом. Да, безусловно, администрация Буша сделала свой выбор в дилемме "нефть или демократия в Азербайджане". Вполне вероятно, что и корыстные интересы членов бушевской команды имели место быть. Но, позвольте, чем отличается американский выбор от того, который сделало азербайджанское общество?

Формально американцы осудили выборы, но фактически дали добро на их проведение. Очевидно, что если бы не их одобрение, то Гейдар Алиев - живой или мертвый - лежал бы не в Кливленде, а продолжал оставаться в "Гюльхане". Очевидно также, что осуждая наши власти за политические репрессии, США не сделали ничего, чтобы пойти дальше формального осуждения. Даже слушания в конгрессе, и те так и не были организованы, хотя вряд ли в этом виновата администрация Буша.

А суть в том, что и азербайджанское общество ограничилось лишь тем, что просто пошло и проголосовало против Ильхама Алиева. Да и то - многие предпочли даже этого не делать. Формально протест против престолонаследия был, но фактически защищать свои голоса вышли не более 2 тысяч человек. А если бы вышли 100 тысяч или больше, что сделали бы тогда азербайджанские власти? Ничего, потому что не смогли бы ничего сделать.

Но этого не произошло, потому что азербайджанское общество избегает поиска решений общенациональных проблем. Поэтому мы и терпим поражения на всех фронтах. Поэтому Карабах находится под армянской оккупацией, а остальная часть страны - под алиевской. И еще неизвестно, какая хуже. Все это потому, что вместо решения своих задач мы ждем, что за нас их решит кто-то другой.

Америка сделала свой выбор. И это - их выбор, с ним можно спорить, но невозможно изменить. Выбирая своего президента, американцы хотят, чтобы он решал их проблемы, а не проблемы азербайджанцев. И наверное, хорошо, что американцы оставили президентом Буша. Приди Керри, и неоправданные ожидания затянулись бы еще на несколько лет. Чтобы спустя четыре года мы стали сетовать на то, что и эта администрация нам так и не помогла, и сваливать все грехи на "армянофильство" Керри.

Администрация Буша считается "проазербайджанской". Но в чем это проявляется? В том, что она защищает интересы правящей элиты Азербайджана. А что им еще защищать, не мифические же интересы азербайджанского общества? Нельзя требовать от американцев защиты того, чего нет.

Азербайджанское общество не в состоянии озвучить - в чем именно заключаются наши национальные интересы, в то время как наша правящая элита прекрасно осознает, в чем заключаются ее собственные интересы. Проблема не в том, что эти интересы находятся в ортогональной проекции к нашим, а в том, что мы не можем решить - кто мы и куда идем.

Мы хотим помощи "в том, не знаю в чем". Все наше желание заключается в наивной детской вере в то, что все может изменится в один день, и что придет кто-то и построит за нас и для нас счастливую сытую демократическую жизнь.

Это напоминает человека, который перестает убирать в квартире только потому, что не может сделать ремонт. В квартире у него начинается разруха. Как писал Булгаков в "Собачьем сердце": "Разруха бывает в головах".

Отсутствие демократии - тоже в головах. В наших головах. И до тех пор, пока у нас в головах вместо твердой решимости построить нормальную цивилизованную страну будет дурацкая вера в то, что за нас это сделают извне, у нас никогда не будет ни демократии, ни нормальной страны. А если так пойдет дальше, то и самой страны не будет.

Победа Буша - это торжество исторического реализма, потому что сегодня у нас нет временного лага на сомнения и ожидания. Мы знаем, что нас ждет, и что эта американская администрация сюрпризов (по крайней мере, приятных) нам не преподнесет. А значит, и решать собственные проблемы необходимо именно нам.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ



 Взгляд

"Я МИР, КАК УСТРИЦУ, ОТКРОЮ"

Выборы американского президента, как никакие другие, определяют то, каким будет мир в ближайшие четыре года. В ситуации с Бушем все гораздо легче, поскольку уже известны приоритеты его администрации и выучены методы реализации поставленных задач. Поэтому с большой вероятностью можно спрогнозировать, какой будет внешнеполитическая линия Вашингтона.

Скорее всего, США продолжат весьма агрессивную внешнюю политику и на втором этапе правления Буша, а это означает, что перманентные войны, утверждающие гегемонию США и ставшие фирменным знаком администрации Буша, будут продолжаться. В первую очередь, речь идет о жизненно важных участках планеты.

Скорее всего, администрация Буша начнет интервенцию в Иран. Получив большинство в сенате и конгрессе, республиканцы начнут новую военную кампанию, тем более, что ситуация в Ираке потихоньку стабилизируется. Без контроля над Ираном США не смогут контролировать мировой нефтяной рынок, а значит - не смогут управлять ценами на нефть. При этом вовсе не факт, что нынешняя администрация захочет их снижения. Эта администрация состоит из топ-менеджеров нефтяных компаний, и она, как никакая другая, заинтересована в высоких ценах на нефть. Борьба с терроризмом из цели превратится в средство, при помощи которого США распространят свою военно-политическую гегемонию на весь мир.

По сути, Буш является активным приверженцем односторонней глобализации, то есть ее распространения из единого политического центра, и во второй свой президентский срок он постарается, чтобы большая часть мира приняла американские правила игры. Единственными препятствием будет сопротивление ЕС. Но и в самом ЕС и в среде главных противников Буша сейчас царит уныние, поскольку стало очевидно, что придется иметь дело с этой администрацией еще 4 года, а для современного мира это критический срок, после которого серьезные изменения внешнеполитического курса США станут невозможными.

Сегодняшний период можно сравнить с периодом после Второй мировой войны, когда США смогли установить гегемонию в западном полушарии и в западной части Европы. Произошло это во многом из-за позиции Ф.Д.Рузвельта, который считал, что США обязаны нести ответственность не только за себя, но и за других. И последующие американские администрации были вынуждены принять эту доктрину на вооружение.

А проблема заключается в том, что на пути к однополюсной глобализации США ждут те же проблемы, что и их предшественниц Римскую и Британскую империи. По мере роста глобализационных проявлений будут расти и сепаратные настроения, а это даст очередной импульс активизации террористических организаций. К тому же однополюсная гегемония не может не вызывать противодействия, и потому попытки объединения всех антиамериканских сил в единое целое только усилятся.

Но сможет ли американская экономика вынести тяжкую ношу мирового гегемона - вот основной вопрос нового срока правления Буша. Разворачивающаяся спираль гегемонии - вещь весьма опасная, и количество забираемых под контроль ресурсов меньше, чем количество затрачиваемых. Пока экспансия покрывается за счет печатания ничем не обеспеченных долларовых купюр, но как долго этот трюк будет срабатывать - знает один только Бог.

Очевидно одно, при второй администрации Буша Америка, скорее всего, продолжит свое одиночное плавание, по-прежнему концентрируясь исключительно на собственных интересах и собственном понимании того, как их нужно защищать. Остальному миру придется к этому приспосабливаться.



 Прогноз

ПРИГОВОРЕННЫЕ К ВЫШКЕ 

Азербайджан - одна из немногих стран, для которых выборы президента США имеют прикладное значение. Азербайджанское общественное мнение, почти как американское, разделилось в своих предпочтениях поровну. В пассиве Керри была его проармянская позиция, на которой особенно педалировали азербайджанские власти. К большой их радости, Буш победил.

В случае победы Керри, политика его администрации в отношении Азербайджана была бы наверняка иной, нежели у администрации Буша. Поскольку даже если предположить, что он - проармянский политик, то первое, что бы он сделал, это стал бы искать пути давления на азербайджанское руководство. А это привело бы к резкому усилению американского давления в области защиты прав и свобод. Очевидно, что проазербайджанский Буш значительно либеральнее относится к их нарушениям.

Парадокс заключается в том, что нынешняя - якобы проазербайджанская - администрация на деле является проалиевской, поскольку защищает интересы правящей семьи, а не интересы страны. Поэтому проармянский ярлык, навешенный на Керри нашими властями, объясняется весьма просто - страхом того, что его администрация, в которой практически не было нефтяных дельцов и лоббистов, была бы менее покладистой.

Поэтому в день, когда определился победитель президентской регаты в США, у Ильхама Алиева было очень хорошее настроение - он буквально подпрыгивал от радости. Очевидно, что с переизбранием Буша в отношениях Вашингтона и Баку все останется по-прежнему. Скорее всего, в ближайшее время господин Буш пригласит заждавшегося и проявляющего признаки нетерпения Ильхама Алиева в Вашингтон. Сделать это ему надо срочно, а то президент Азербайджана уже проявляет явную нервозность, и кто его знает - в какой Киев его опять занесет это нетерпение.

Понятно, что политика США по отношению к нашей администрации не изменится. Хотя заявлено, что в новой команде президента не будет господина Армитаджа - лепшего друга семьи Алиевых - очевидно, что это мало что меняет. В первую очередь потому, что на своем посту останется господин Чейни, чья нефтяная компания "Халибертон" более чем уютно чувствует себя в алиевском Азербайджане.

Очевидно и то, что Азербайджану в ближайшие 4 года не дождаться от господина Буша "Акта о защите демократии в Азербайджане". Но отнюдь не потому, что эта демократия в защите не нуждается, а потому что азербайджанское правительство - друг и союзник США в борьбе с мировым терроризмом (по сути - в войне за нефтересурсы). Вашингтон ограничится тем, что время от времени будет слегка журить своего шаловливого союзника и призывать его вести себя благопристойно, чтобы не позорить своего покровителя откровенно бесстыдным поведением.

Основное направление давления на азербайджанское правительство будет не в области демократии, а в области борьбы с монополиями, поскольку последние крайне мешают американским компаниям проникать на азербайджанский рынок, который ждет, когда на него прольется поток нефтедолларов.

Азербайджанские оппозиционеры тоже должны позабыть на четыре года о моральной поддержке Вашингтона. О материальной речи вообще не идет, поскольку нынешняя администрации не заинтересована в смене политического режима в Азербайджане.

Победа клана Бушей и их команды, имеющей экономические интересы в Азербайджане, означает, что у азербайджанского правительства появился стабильный внешнеполитический тыл, под прикрытием которого можно продолжать политику национального сутенерства.

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 73, 06 ноября 2004