ЭКОНОМИКА

  Экономика

КОРОТКАЯ ПАМЯТЬ

Лет эдак пять назад в правительстве было модно слыть монетаристом. На каждый вопрос о целесообразности жесткой кредитно-денежной политики апостолы монополизма (среди коих особой убежденностью и кажущимся знанием предмета выделялся глава Национального банка Эльман Рустамов) заявляли, что беспокоиться не о чем и что стабильный курс маната при нулевой инфляции неизбежно приведет к инвестиционному буму. Любые попытки выдвинуть альтернативную точку зрения на корню пресекались ссылками на рекомендации МВФ.

Сегодня те же самые люди с точностью "до наоборот" проповедуют совершенно иные экономические идеи. В принципе, можно утверждать, что из ряда приверженцев чикагской экономической школы глава Нацбанка ныне переметнулся на сторону кейнсианцев. По крайней мере, его заявления свидетельствуют о серьезной переоценке экономических взглядов. Концептуальная разница между представителями этих двух течений в том и заключается, что монетаристы считают инфляцию индикатором, указывающим на здоровье экономики, а кейнсианцы уверяют, что инфляция -это инструмент, позволяющий ее стимулировать.

Истина скорее всего лежит, как всегда, посредине. Но наше правительство середины не любит и бегает от одной макроэкономической крайности к другой. Так, на этой неделе глава НБА Э. Рустамов заявил, что ничего лучше управляемой инфляции он не знает, так как управляемая инфляция способствует росту промышленного производства.

Смена макроэкономических приоритетов -дело весьма возможное и даже полезное, если бы не одно "но". Это говорят те же люди, что более 10 лет подряд с пеной у рта отстаивали диаметрально противоположную точку зрения. А теперь, когда стало очевидно, что жесткая кредитно-денежная политика, ориентированная на резкое сужение совокупной денежной массы, потерпела крах и привела к хронической зависимости Азербайджана от экспорта энергоносителей в обмен на импорт товаров ширпотреба, а также привела азербайджанскую экономику (в особенности ее реальный сектор) в состояние паралича, эти же господа, ничтоже сумняшеся, заявляют о том, что необходимо ориентироваться на абсолютно иные методы.

А ведь все это время эксперты предрекали фиаско проводимой властями монетаристской политики. Но тогда их никто не хотел слушать. И вот теперь -по неизвестной пока причине -произошел поворот на 180 градусов. Это напоминает врача, который настаивает на ампутации конечности, как лучшем способе лечения, а когда пациент остается без руки, заявляет о том, как полезно иметь обе руки.

Очевидно, что лица, определяющие макроэкономическую политику страны, в лучшем случае -схоласты, мало разбирающиеся в сути происходящего в экономике. К таким выводам нас приводит и изучение прочих заявлений господина Рустамова. К примеру, он заявляет, что инфляция в будущем году будет всего 5-процентной, при том что доходы населения вырастут на 15 процентов. Возникает интересный вопрос -а куда денутся оставшиеся десять процентов? Что вберет в себя излишки денежной массы?

В той ситуации, в которой находится экономика Азербайджана, доказано, что рост цен практически равен росту доходов. Это неизбежно, так как в стране нет развитого и диверсифицированного рынка ценных бумаг или иных инструментов для вложения доходов населения. Вся сумма возрастающих доходов буквально обрушивается на потребительский рынок и приводит к росту цен на основные товары. Правительству ничего иного не остается, как делать хорошую мину при плохой игре и пытаться при помощи статистической эквилибристики добиться нейтрализации инфляции если не в жизни, то хотя бы на бумаге.

Очевидно и другое -подобные заявления главы НБА не характерны для него. В конце концов, главная задача главы Нацбанка -это сохранение курса национальной валюты. Заявляя о полезности инфляции, Э. Рустамов практически вторгается в правительственную сферу, а это значит, что в преддверии конца своего срока на посту главы НБА он готовит почву для работы в правительстве. Правда, он не прочь остаться и на своем месте. Иначе чем объяснить то, что в представленном варианте Закона "О центральном банке" убрано ограничение насчет возможности занимать пост председателя ЦБ только два срока подряд. Впрочем, оставим в стороне служебные перспективы господина Рустамова и вернемся к нашей экономике. Поможет ли 5-процентная инфляции возродить реальный сектор? Очевидно, что нет. Инфляция вообще не может считаться макроэкономическим инструментом.

По сути, инфляция -это индикатор, по которому оценивается состояние экономики страны. Как и в случае с температурой человека, плохо когда показатель инфляции завышен, но не лучше и когда он занижен. Сегодня власти хотят интерпретировать вышедшую из под контроля ценовую ситуацию, как новую экономическую политику. На самом деле известно, что в странах, где рост производительности труда отстает от роста доходов населения, инфляция неизбежна. Производительность труда в большинстве сегментов экономики страны не только не возросла, но даже и сократилась, а это значит, что при таких темпах роста кредитно-денежной массы инфляция неизбежна. Инфляция способствует росту экономики только в том случае, если провоцирует рост производительности труда. К примеру, в результате инфляции доходы граждан в реальном исчислении сокращаются, и для того, чтобы покрыть разницу и достигнуть точки социального равновесия, работнику приходится увеличить производительность труда.

В Азербайджане наблюдается противоположная картина: при выполнении того же объема работ доход работников растет, а это открывает путь к неконтролируемой инфляции. Азербайджанская инфляция в реальности вызвана резким ростом доходов населения. Это результат не планомерной работы властей, а просто удачно сложившегося стечения обстоятельств. При сокращении совокупного потребления совокупный доход резко вырос в результате наложения двух факторов -роста цен на нефть и, соответственно, доходов азербайджанцев, работающих в РФ, а также пика нефтяных инвестиций. Если к этому добавить резкий рост кредитной массы и рост социальных трансфертов, то картина становится ясной.

Так же очевиден и вывод, что при подобном раскладе большая часть лишних (не обеспеченных возросшей производительностью труда) денег будет направлена на потребительский рынок и пойдет на покупку товаров широкого потребления. А это значит, что страна в ближайшие годы будет все больше и больше "работать на унитаз". Нефтедоллары лишь усугубят положение, так как разница между производительностью труда и доходами населения вырастет до неприличных размеров, а это и есть симптом "голландской болезни". Таким образом, в заключении можно констатировать, что "голландская болезнь", о борьбе с которой столько говорили в нашем правительстве, уже поразила Азербайджан, а правительство пытается выдать ее симптомы за собственное благотворное влияние.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 74, 13 ноября 2004