СТРАНА

 Взгляд

СТРОГО НА ЮГ

Поездки Ильхама Алиева по регионам страны стали таким же фирменным знаком его правления, как и многочисленные (и зачастую лишенные всякого смысла) зарубежные визиты. Если покойный Гейдар Алиев практически не выезжал из столицы, то его сын взял на вооружение практику раннего Г. Алиева, который не вылезал с хлопковых полей и виноградных плантаций. Но вряд ли Ильхама Алиева так привлекают азербайджанские регионы, поскольку ничего привлекательного для него там нет. Общение с падающими ему в ноги населением - надеемся - вряд ли доставляет ему большое удовольствие, а поездка в очередную региональную даль не приводит к каким бы то ни было кардинальным изменениям.

На самом деле поездки в регионы преследуют четко очерченную цель. Она не видна с первого взгляда, но, скорее всего, именно она заставляет Ильхама Алиева ехать за тридевять земель. В принципе, это одна из черт нового азербайджанского президента. Его как человека характеризует крайняя неусидчивость. Он не может долго сидеть на одном месте и поэтому ищет повод куда-нибудь поехать.

Еще одна из причин новой региональной политики властей заключается в смене приоритетов. При Г. Алиеве регионы воспринимались как ничего не значащие территории, основная задача которых - обеспечивать центральную власть финансовыми ресурсами. В результате диспропорция в региональном развитии страны достигла критической отметки. В октябре прошлого года именно регионы, недовольные политикой властей, голосовали против Ильхама Алиева, именно в регионах он потерпел сокрушительное поражение. И именно те из регионов, где он набрал наименьшее количество голосов, стали целью его поездок.

Очевидно, что региональная политика властей - это единственная сфера, где произошли кардинальные перемены. В первую очередь, Ильхам Алиев отказался от порочной практики взимания денег с руководителей, назначаемых главами районных исполнительных властей. Вместо этого от них теперь требуется выполнить стандартный набор требований: поставить бюст патриарха на улице Гейдара Алиева, которая заканчивается на площади того же имени, в центре которой стоит фонтан "а-ля писающий градоначальник".

Помимо этого, началась постепенная вассализация регионов. Регионы начинают приобретать олигархическую окраску. Большинство из олигархов начали экспансию в регионы, постепенно захватывая руководящие посты. Это приводит к смычке олигархического капитала и территориальных органов власти, закладывая основу под олигархический трайболизм. По сути, сегодня все ильхамовские олигархи могут быть названы региональными баронами. У каждого своя вотчина. Куба и северные регионы находятся под управлением Зии Мамедова, Габала и прилегающие районы - вотчина Кямаледдина Гейдарова, женатого на уроженке этих мест. Аран, скорее всего, достанется Айдыну Баширову.

Ну а юг, который на этой неделе посетил президент, безусловно принадлежит Фархаду Алиеву. Поездка на юг стала бенефисом Ф. Алиева, так как ему удалось затащить президента в свою родную деревню Алар, где на деньги братьев Алиевых построена прекрасная школа, подобную которой и в Баку трудно сыскать.

Вся поездка Ильхама Алиева напоминала поездки членов Политбюро по регионам СССР. По какому-то - только ему одному известному - стечению обстоятельств к его приезду открываются школы, заводы, терминалы, местные бизнесмены в лучших совковых традициях отчитываются о росте бизнес-показателей, а фермеры твердят о том, как хорошо "колосятся удои озимых" и "увеличивается приплод яровых".

Мне даже стало интересно, а почему это американский президент не посещает фермы в Айове? Может, у них там все так замечательно потому, что каждый занимается своим делом. Очевидно, что поездки президента в районы не преследуют цели разобраться в реальном положении дел. Иначе бы президент узнал бы, что местные бизнесмены в том же Ленкаране буквально стонут под игом назначенного им главы района, а тамошние острословы переделали его фамилию из Нагдалиева в Нахд-алиева.

Но разве за этим приехал президент? Цель всех этих поездок очевидна - это продолжение пиар-кампании властей, рассчитанной на пропаганду позитивных изменений. Микроскопический размер позитива, накапливаемый по крупицам, пропускается сквозь пропагандистскую лупу, и населению навязывается мысль, что "жить стало лучше, жить стало веселеЙ".

Но для того, чтобы понять правду, если президент этого хочет, ему достаточно посмотреть на толпы просителей. Каждая поездка в регионы Ильхама Алиева приводит к взрыву национал-пессимистических настроений, потому что, когда видишь толпы унижающихся перед И. Алиевым провинциалов, припадающих к его рукам и целующих их, то испытываешь чувство стыда. Это до чего же необходимо опустить собственных граждан, чтобы они настолько лишились человеческого достоинства?!..

ТОФИК БАЙРАМОВ

 Комментарии

ОПЯТЬ ЛАЖА

Апологеты Ильхама Алиева в качестве подтверждения его политической зрелости очень часто приводят такой довод - за год правления Ильхам Алиев не сделал ни одной ошибки. При этом они, видимо, напрочь забывают о пословице, гласящей, что не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Действительно, в тех случаях, когда Ильхаму Алиеву удается отсиживаться и ничего не делать, количество совершаемых им ошибок ниже среднего. Но невозможно управлять государством, ничего не делая. К тому же есть сферы, требующие постоянного участия. К примеру, международные отношения.

Общеизвестно, что Ильхам Алиев - ученый-международник. По крайней мере, официальная пропаганда прожужжала нам об этом все уши. То есть, он - во всяком случае, официально - закончил факультет международных отношений МГИМО и, кажется, даже преподавал на нем. Следовательно, в сфере международных отношений президент наш - полный дока. Но тогда почему именно в этом сегменте он постоянно садится в лужу?

То ли изучал он эти самые науки не совсем аккуратно, то ли оценки ему ставили исключительно за красивые глазки папы, но факт остается фактом - из Ильхама Алиева дипломат, прямо скажем, никудышный. Пойдя на поводу у собственных эмоций, он вначале чуть не испортил азербайджано-грузинские отношения, вопреки логике и разуму до конца поддерживая Шеварднадзе и не признавая "розовых" революционеров. Спасло только то, что Грузия сильно зависит от транзита нашей нефти. Следующий дипломатический пассаж наш президент совершил, откровенно сблизившись с В. Путиным. В то время, как весь мир обвиняет российского президента в возрождении имперских амбиций и авторитаризме, его, видите ли, потянуло к русской титьке. Это привело к тому, что большинство западных экспертов стали рассматривать бакинский режим, как креатуру Москвы. Так, на днях известный американский эксперт по СНГ Ариэль Коэн вообще заявил, что после поражения в Украине главной внешнеполитической задачей Москвы станет сохранение режима в Баку.

Не знаю, как рассматривается режим Ильхама Алиева Путиным, но со стороны Ильхам Алиев воспринимается как путинский вассал. Не знаю уж чем Владимир Владимирович привлек нашего "молодого и бесперспективного", но использует он его по собственному усмотрению. Ну не может И. Алиев отказать В. Путину. А тот этим и пользуется.

Как говорится в старинной русской пословице, язык до Киева доведет. Вот и нашего президента до Киева язык довел. Пообещал он В. Путину приехать поддержать Януковича как претендента на пост президента. И приехал. Глупые отговорки, что, дескать, И. Алиев поехал не поддерживать Януковича, а исключительно отмечать освобождение Киева от немецко-фашистских захватчиков в расчет не принимаются. Какое нам дело до освобождения города-героя Киева? У тому же это самое освобождение произошло, как минимум, на месяц позже празднования, но российские политтехнологи, работающие с Януковичем месяц ждать не могли, а посему Путин с "группой поддержки" приехал в Киев. Там к нему и присоединился и наш голубь сизокрылый.

Поддержать авторитарного коллегу - дело святое, но необходимо было понимать, что Украина - не Азербайджан. Народ там цивилизованнее - в Европу хочет, а не оставаться вечным подбрюшьем России. И к тому же нефти в Украине нет, а посему и иностранцы там займут иную позицию. Мог бы сам догадаться - зря, что ли, в МГИМО обучался?

Так нет же! Поехал и встал в один ряд с Путиным и - прости, Господи! - Лукашенко. Бульбаши и тот потихоньку ретировался, а наш-то никак - до конца поддерживал Януковича. А Янукович взял и проиграл первый тур и, скорее всего, проиграет и второй. Конфуз-то какой! Украина - ведь не Азербайджан, и ЦИК там боится если не Бога на небе, то уж точно - людей на баррикадах. В результате президентской глупости новое украинское правительство будет относится к Азербайджану, как минимум, настороженно.

Чтобы помириться с Саакашвили, понадобилось расширить инвестиции в экономику Грузии в рамках проекта Баку-Джейхан. Причем - расширить за счет урезания азербайджанской части (сам проект утвержден и изменениям не подвергался). Теперь, чтобы помириться с Ющенко, Ильхам Алиев, скорее всего, "запоет" об участии Азербайджана в строительстве трубопровода Одесса-Броды, а это - дополнительные финансовые потери.

Так что, глубоко неправы те, кто утверждает, что президент не ошибается. Он ошибается каждый раз, когда вынужден что-либо предпринимать. И каждый раз садится в лужу.

ФУАД ДАДАШЕВ

 Ситуация

ВЫНОС ТЕЛЕ

Подписание указа президента "Об общественном телевидении" в очередной раз стало иллюстрацией того, что азербайджанские власти выработали эксклюзивную технологию исполнения решений Совета Европы. Методика эта весьма оригинальна и базируется на уникальном способе - когда наша власть "отдакивается" от требований СЕ. В отличие от своих глупых собратьев в Белоруссии, которые упрямо говорят "нет" на все инициативы этой авторитетной, но, увы, бессильной организации, азербайджанская власть заявляет "баш уста" и делает все по-своему.

Вопрос ОТВ был, наверное, самым принципиальным в отношениях сторон - после вопроса о политзаключенных. СЕ требовал от Азербайджана создания ОТВ на базе общенационального канала, подразумевая, что это будет АзТВ. В принципе, сегодня в стране существует только один государственный канал, который вещает на двух частотах. АзТВ-2 является полностью аффилированной с АзТВ-1 структурой, не имеющей ни собственного оборудования, ни кадров, ни руководства. Азербайджанские власти, подписав указ о размещении ОТВ на АзТВ-2, просто-напросто показали, что подходят к требованиям СЕ чисто формально.

Очевидно, что азербайджанская сторона знала о том, что подобное решение противоречит духу СЕ, главным требованием которого остается лозунг "в стране-члене СЕ не должно быть государственных СМИ". Но азербайджанское правительство никак не хочет выпускать из рук первую кнопку, поскольку до сих пор воспринимает телевидение, как передний край пропагандистской войны. Напрямую отказать Совету Европы Азербайджан не хочет и потому выбирает апробированный путь - выхолостить саму суть требований СЕ и принять документ в таком виде, чтобы можно было заявить о решении вопроса, при этом оставив все как есть.

Указ о создании общественного ТВ на базе того, чего в природе не существует, иначе как издевательством и не назовешь. Посудите сами: вместо того, чтобы создать на месте морально и идейно обанкротившегося АзТВ (хотя, честно говоря, так обанкротились все телеканалы) какой-то еще неизвестный прообраз общественного ТВ (впрочем, ясно, что власти сделали бы все возможное, чтобы оно было максимально антиобщественным), наши власти пошли на то, что явили стране и миру обыкновенный фарс.

Теперь АзТВ будет долго и мучительно делиться. Хотя чего там делить? Квалифицированных журналистских кадров там днем с огнем не сыщешь, а техника будет, конечно, поделена - по принципу "на тебе, боже, что мне негоже". Да и кто пойдет работать на ОТВ, если уже сейчас государство дает понять, что относиться к нему будет в 14 раз хуже, чем к родному?

Получается, что изначально для ОТВ создаются условия "падчерицы". Видимо, это для того, чтобы завтра заявить -эксперимент не удался, а азербайджанцы предпочитают смотреть худиевское телевидение, где окорочкообразные певички поют попурри из песен, в которых в той или иной форме используется имя первой леди.

Понятно, что наши власти руководствуются собственным пониманием процесса. Им наплевать на стремление европейцев к созданию информационного пространства, свободного от государственного вмешательства. Вообще-то для Азербайджана сегодня гораздо актуальнее не столько тема создания общественного ТВ, сколько вообще либерализация всего телевизионного пространства. Логика европейцев неправильна изначально. Общественное телевидение не может быть инструментом либерализации телепространства. Оно является итогом развития национальных телесистем. В принципе ОТВ - это зеркало отношений власти и общества. Проблемы контроля правительства на ОТВ существует даже в странах, считающих эталоном по созданию ТВ. Это показал скандал вокруг Би-Би-Си, когда британское правительство вынудило подать в отставку руководство ОТВ, которое занимало негативную позицию в вопросе участия страны в войне с Ираком. Так что говорить о проблеме ОТВ в Азербайджане, где правительство формируется не на основе демократических процедур, а базируется исключительно на примате силы?

Удивляет то, что большинство национальных экспертов все-таки понадеялось на то, что правительство пойдет на уступки в этом вопросе. Это было ключевой ошибкой, так как это правительство прекрасно понимает всю важность тотального контроля над медийным пространством. Азербайджанские власти никогда не допускали недооценки роли и места телевидения в политической системе страны. Именно поэтому сегодня все электронные СМИ в Азербайджане подконтрольны властям. Политическая позиция этих электронных СМИ более чем провластна. Особенно наглядно это просматривалось в ходе президентских выборов.

Властная монополия на телеэфир - это результат не случайного стечения обстоятельств, а планомерной работы, суть которой заключалась в том, чтобы с одной стороны не допустить появления независимых телеканалов, а с другой -полностью взять под контроль те из них, что были созданы еще до прихода к власти.

Сегодня процедура открытия нового телеканала усложнена до невозможности. И в таких условиях рассчитывать на то, что власти добровольно пойдут на создание полноценного ОТВ, нереально. Азербайджанское общество еще не в состоянии создать общественное телевидение, а СЕ и другие организации не обладают рычагами, чтобы заставить азербайджанские власти занять более цивильную позицию в этом вопросе.

Вполне справедливо предположить, что хотя указ и был подписан Ильхамом Алиевым, но в его подготовке принял участие серый кардинал господин Р. Мехтиев, поскольку заложенные в документ положения - это полное отражение мехтиевских взглядов и подходов к проблемам "голубого экрана". В принципе, для Ильхама Алиева требования СЕ были прекрасной возможностью коренным образом решить проблему - избавиться от тяжкого телевизионного наследства в лице Худиевского ТВ. Известно, что глава государства, мягко говоря, недолюбливает главу Гостелерадиокомитета, и преобразование АзТВ могло стать прекрасным поводом, чтобы спокойно и без проблем от него избавиться. Более того - в свете подготовки Указа об ОТВ и назначении его главы, в воздухе витали имена сторонников президента, которых Бог не так сильно обделил серым веществом, как "чудо в перьях". Но принятие Указа и форма, в которой он вышел, показали, что не стоит ломать копий по поводу будущего главы ОТВ, так как это будет ничего не значащий пост. Низами Худиев сохранил свой пост и практически всю инфраструктуру, при том, что в зародыше погубил возможного конкурента, даже несмотря на то, что нелюбовь к нему первых лиц государства широко известна.

Но так же известна и та горячая любовь, которую испытывает к господину Худиеву его идейный "отец и учитель" Р. Мехтиев. А посему принятие решения о создании ОТВ на базе несуществующего АзТВ-2, а также решение выделить ему в 14 раз меньше средств из бюджета - полностью лежит на совести самого серого из всех кардиналов. А это значит, что вопросы контроля над информационным пространством (и, следовательно, идеологические вопросы современности) полностью находятся в его ведении.

Все это приводит нас к печальному итогу - мы еще долго будем иметь сомнительное удовольствие лицезреть ХудТВ и в гневе переключать телевизор на другие, пусть такие же провластные но хотя бы более профессионально скроенные телеканалы.

ЭЛЬНУР ГАСАНОВ

 Анализ

РАЗВЕДЕНИЕ КРОЛИКОВ

С каждым днем становится очевидным, что азербайджанская правящая элита стремительно разделяется на две противостоящие друг другу группировки. Это противостояние из взаимного обмена колкостями уже практически перерастает в настоящую войну. Уже понятно, что стороны приступили к полномасштабным боевым действиям. В бой идут все контролируемые ресурсы - от финансового до административного.

Не остались в стороне и парламентарии. Они включились в войну на стороне того из олигархов, на чью победу рассчитывают. Правительство тоже поделилось поровну. Правда, президент раздвоиться не может, но вот августейшая Семья тоже разделилась в своих предпочтениях.

Война между олигархами вылилась на страницы газет, вышла на экраны подконтрольных олигархам телеканалов. Обе стороны ведут войну не на жизнь, а на смерть. О чем речь? А речь идет об уже набившем оскомину, но не прекращающемся противостоянии Кямаледдина Гейдарова и Фархада Алиева. С каждым днем появляются все новые факты, говорящие об усилении взаимной вражды олигархов.

Некоторые предполагают, что стравливание двух сильнейших олигархов есть результат тонкой политической игры, которую ведет Ильхам Алиев. Дескать, таким образом он концентрирует внимание олигархов на войне друг с другом, а сам, стоя над схваткой, тем самым решает проблему безопасности своего политического поста.

Но очевидно, что это далеко не так. И дело даже не в том, что Ильхам Алиев на подобную политическую игру не способен априори. Дело в том, что противостояние перешло рамки разумного и грозит уже вылиться в серьезный политический конфликт, грозящий потерей политической стабильности. И хотя напрямую война не направлена против первого лица в государстве, понятно, что на самом деле стороны ведут тотальную войну за право контролировать всю страну, пока что поделенную на две почти равные части.

Очевидно, что противостояние двух олигархов подогревается сложившейся ситуацией. Сконцентрировав в своих руках грандиозные финансовые и административные ресурсы, они практически исчерпали нынешние возможности для дальнейшего развития. Их последующий путь определится после того, как станет ясно, кто из них победит в борьбе.

Фархад Алиев ведет войну под лозунгом "борьбы с монополизмом". Если быть до конца точным, то ему следовало бы назвать это борьбой с кямализмом (но не турецким, а доморощенным), поскольку сам Ф. Алиев и подведомственные ему структуры не меньше подвержены монополистическим устремлениям, чем разгульный олигарх. В конце концов, управление крупнейшей естественной монополией торгующей 85 процентами (подобная монополизация сегмента считается монополией по законам практически всех развитых стран) горюче-смазочных материалов дает именно ему и его клану такое могущество. Но почему-то Ф. Алиев не спешит начать процедуру принудительного размонополивания своих структур и борется исключительно с монополиями в экспортно-импортных отношениях.

Конечно, бороться с монополиями необходимо, но при этом нельзя разделять экономику на "своих" и "чужих". Взять, к примеру, милого сердцу Ф. Алиева Паоло Пярвиза. П. Пярвиз публично заявляет, что контролирует 85 процентов рынка арматуры. И всем известно, каким образом он добился этого: правительство практически обанкротило всех, кто завозил арматуру из-за пределов страны. И как теперь быть: считается П. Пярвиз монополистом или он просто погулять вышел? В общем, всем ясно, что для того, чтобы не стать монополистом, нужно сделать верный политический выбор.

Но при всей своей мощи Ф. Алиев не может справиться с противостоящей группировкой. И не только потому, что финансовые и административные потенциалы противников равны. К. Гейдаров ему не по зубам, поскольку он - личный друг Ильхама Алиева. Ильхам Алиев буквально не может жить без К. Гейдарова, так как тот превратился в часть его жизни. Ильхам Алиев проявляет исключительный пиетет по отношению к тем лицам из ближайшего окружения, что окружали его в годы московско-нахичеванских скитаний. Поэтому-то, несмотря на все свои шалости, К. Гейдаров и Дж. Аскеров всегда находятся при президенте.

Правда, шалости фаворитов очень дорого обходятся. Так, именно К. Гейдаров подорвал стабильное состояние цен, взвинтив теневые тарифы на растаможку товаров первой необходимости. Ответ на вопрос - почему Ильхам Алиев не избавляется от К. Гейдарова, который в принципе разваливает устои его власти? - необходимо искать в психологии президента. И. Алиев не доверяет тем в своем окружении, кто пришел в команду после "второго пришествия" Гейдара Алиева. По его мнению, только те из его окружения достойны доверия с его стороны, кто в самые тяжелые моменты был рядом с ним. А К. Гейдаров - из тех, кто почти все заработанные честным трудом бизнесмена средства тратил на увеселительные запросы И. Алиева. И теперь для президента невозможно "сдать" его, даже несмотря на настойчивые требования западных покровителей.

К тому же И. Алиев прекрасно понимает, что К. Гейдаров и еще несколько человек - это единственные люди на Земле (если не считать компании "Би-Пи"), которые не хотят его смещения. Для К. Гейдарова, как для Дж. Аскерова и некоторых других, - главное, чтобы Ильхам Алиев остался президентом, поскольку сами они этот пост занять не в состоянии, а при И. Алиеве могут себе позволить все, что только душа пожелает.

Правда, по сведениям из компетентных источников, сразу после октября 2003 года К. Гейдаров начал подумывать о смене своей линии поведения, аргументируя это тем, что при президенте-брате он обязан стать ему подмогой, но вскоре так увлекся войной с Ф. Алиевым, что напрочь забыл о своих братских чувствах к президенту. Сегодня он считает Ф. Алиева единственной реальной политической опасностью и поэтому направил весь свои ресурсы на борьбу с ним.

Эта война расшатывает устои власти. Нельзя не признать, что и сам Ильхам Алиев это понимает. Он неоднократно призывал стороны к компромиссу. Дважды он мирил олигархов, заставляя их публично и в его присутствии отказаться от войны.

Понять президента можно: раздрай среди его окружения - самая серьезная опасность для его власти. В то время, как политическая оппозиция нейтрализована, отголоски этой войны вызывают к жизни политические амбиции оппозиционеров, надеющихся на то, что какая-нибудь из противоборствующих сторон прибегнет к их помощи ввиду отсутствия собственного политического ресурса. Ясно, что проблему можно решить. Но только радикальным способом - устранив обоих конкурирующих лидеров. Они в принципе созрели для устранения, но проблема состоит в том, что Ильхам Алиев уже не может себе такого позволить. В междоусобную войну вступили олигархи, по политическому весу равные ему или даже превосходящие его самого. Получившие за годы правления патриарха немыслимые доходы, сегодня они очень сильно мешают друг другу.

Нельзя сказать, что подобных столкновений не было в прошлые годы, но тогда все они решались по одному и тому же сценарию. Пока был жив патриарх, он время от времени разводил олигархов "по углам", забирая их сверхприбыль и возвращая их на грешную землю. Но с его смертью наступили иные времена. Очевидно, что Ильхам Алиев не в состоянии управлять этими группировками, поскольку война идет не против него, а за единоличное обладание им. Кто победит, тот и сможет спокойно управлять и слабым монархом, и всей страной. Убрать кого-то одного из противников - означает сделать его своим личным врагом. А это очень опасно, учитывая то, сколько у них накопилось денег. Нынешние финансовые возможности очень спокойно позволяют любому из них профинансировать мини-революцию "роз" или "гвоздик".

Обиженные друзья легко могут стать лютыми врагами, а борьба за власть с равными противниками отнюдь не входит в планы президента. Поэтому он пытается решить проблему путем приведения обеих сторон к осознанию того, что у них есть общий интерес - в виде сохранения на посту Ильхама Алиева. Но ситуация зашла так далеко, что обе стороны его уже не слышат.

Стремление президента к межолигархическому миру понятно, но нереализуемо, потому что главное противоречие заключается в самой природе конфликта, в его движущих силах. Фархад Алиев является представителем интересов нового поколения национальной буржуазии, которым тесно в жестких тисках командно-трайбовой экономики. Поэтому война неизбежна, и президент - не пресекая конфликт в корне, а пытаясь его законсервировать - только усугубляет характер затянувшейся проблемы. Заветы Алиевича гласят: кроликов надо разводить время от времени. Иначе они превращаются в тигров.

РАСИМ НУРИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 74, 13 ноября 2004