ТЕМА НОМЕРА

 Анализ

ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХ

Прошедшая неделя стала яркой иллюстрацией грядущих политических перемен. Страна наконец стала выходить из ледникового периода, в который была загнана вначале кончиной Г.Алиева, а затем - насильственным воцарением его сына. Шок, обуявший азербайджанскую политическую элиту постепенно проходит.

Парадоксально то, что размораживание началось не с политических оппонентов власти, не с общественных организаций и даже не с азербайджанского общества, а с системы, правящей страной. Построенная и отлаженная патриархом, система стала давать серьезные сбои.

Вначале это были редкие эпизоды, хаотичные и не могущие претендовать на роль новой тенденции. Эти всполохи непослушания были больше похожи на конвульсии марионеток, внезапно оставшихся без опытной руки кукловода. Но затем эти явления стали нарастать, превратившись в большую олигархическую войну и перейдя границы допустимых системных отклонений. Далее - отдельные политические взгляды стали обрастать политическими сторонниками, превращаясь в антиильхамистские группировки. И наконец, в бой вступили оставшиеся без реальных дел депутаты - представители правящего класса, которые были отлучены от "руководящей и направляющей" длани правителя и поэтому сейчас предлагают свои услуги любому, кто пожелает.

Парламентское обсуждение бюджета на будущий год впервые прошло бурно. Если раньше это была рутинная процедура, то в этом году все происходило по-новому. Депутаты и члены правительства использовали парламентскую трибуну не для обсуждения бюджета, а исключительно для выяснения отношений между властными группировками. Даже молчавшие до этого времени депутаты взорвались. Последовали обвинения в адрес неугодных членов правительства, общий смысл которых легко угадывался.

Это было проявление глубинного недовольства, охватившего все слои общества. Если доселе молчавший Али Нагиев, которого вряд ли можно причислить к революционерам, выступил с речью, которая могла бы оказать честь большинству из оппозиционеров, то это уже показатель. Знак того, что ситуация начала меняться кардинально. Никто не хочет - или уже не может - молчать. Это напоминает перитонит - прорыв долго гноившегося и наконец прорвавшегося аппендикса, захлестнувшего потоком зловонной жидкости все политическое пространство.

В КРУГУ ВРАГОВ

Тотальная победа мафиозного политического уклада, одержанная мафиозным кланом, который только по недоразумению называется властью, казалось бы, создала все условия для долгого и счастливого правления трайба в Азербайджане. В полном соответствии с заветами Коза ностры, все политические конкуренты клана были уничтожены, вернее, было уничтожено само политическое пространство.

Политический пейзаж Азербайджана в начале этого года напоминал шахматную доску, на которой остались фигуры только одного цвета. Это приводило сторонников властей в необузданную радость, а их противников - в горе, переходящее в тяжелейшую депрессию. Вместо долгожданной посталиевской оттепели страна вступила в ледниковый период, и многим начало казаться, что эта власть - всерьез и надолго.

Подобная мысль подогревалась и тем, что на оппозиционном горизонте не было видно ни силы, ни фигуры, способной стать оппонентом власти. Не Ильхаму Алиеву, как личности, а всей мафиозной системе. Это ощущение навевало флюиды безнадежности и неизменности азербайджанского политического бытия.

Но не прошло и года, как изменения, происходящие в правящей элите, показали, что политическая борьба в Азербайджане отнюдь не прекратилась. Просто из открытого политического пространства она перекочевала в коридоры власти. Именно там - на властном политическом олимпе - сегодня и зарождаются контуры новой политической системы, именно там формируются новые политические течения, новая власть и новая оппозиция. И сегодня власть уже не в состоянии удерживать эти процессы под контролем. Она даже не может сохранить их внутри, они выплеснулись наружу, будоража общественное мнение.

Что послужило основной причиной резкого расслоения правящей касты? На наш взгляд, причин несколько.

ПЕРВОЕ - ОТСУТСТВИЕ УГРОЗ

Древние китайцы были народом мудрым. И может, поэтому они и вывели весьма странный, на первый взгляд, политический постулат, согласно которому самым главным врагом государства является полное отсутствие врагов.

Нынешняя политическая ситуация является прекрасной иллюстрацией древней китайской мудрости. Главной причиной разногласий, постигших правящую мафиозную касту. является тот факт, что у нее не осталось врагов. Внутри страны она одержала полную и безоговорочную победу. Аморфное общество совершенно равнодушно наблюдало за тем, как мафия, именующая себя властью, уничтожает своих политических противников.

Силы здесь были не равны. С одной стороны были деньги, полиция, силовые структуры, равнодушие населения к собственной судьбе, отлаженная репрессивная машина. С другой - небольшая группа политических иждивенцев, полностью обанкротившихся и не способных к решительным действиям. Но даже будучи столь слабой, оппозиция все же была мобилизующей силой.

Стало ясно, что власть могла уничтожить оппозицию в любой момент. Для этого у нее всегда были и силы и возможности. Ну, что стоило Г.Алиеву пойти по узбекскому или таджикскому пути? Что помешало бы ему это сделать? В конце концов, стоит признать, что по своему тираническому потенциалу он был гораздо более одаренным диктатором, чем Туркменбаши или Эмомали Рахмонов.

Никто не мог помешать Г.Алиеву окончательно расправиться с тем, что только называлось "оппозицией" - с организациями, не имеющими ни сил, ни средств, ни способностей, чтобы противодействовать авторитаризму и уж тем более - вести подпольную работу.

Действительно, представить себе большинство оппозиционных лидеров в роли подпольщиков крайне сложно. Практически все они не приспособлены для этой работы, избалованы политическими субвенциями и представляют себе политическую борьбу исключительно в цивилизованной плоскости. Другими методами они просто не владеют. Этот декоративный подвид политической оппозиции выращен Г.Алиевым с одной целью - чтобы время от времени пугать им своих подчиненных.

Дело в том, что пока существовала пусть даже гипотетическая угроза потерять власть, все власть имущие были спаяны в одно целое. В одной упряжке были и К.Гейдаров и Ф.Алиев - сегодня самые непримиримые враги в касте правителей. Один мобилизовывал ресурсы монополистов, в то время как другой собирал под знамя ильхамизма бизнес-элиту, суля им либерализацию экономики в послевыборный период. Обоими двигал страх потерять все, потому что в Азербайджане власть дает слишком много преференций, чтобы можно ее спокойно отдать политическим оппонентам.

Но гибель оппозиции, происшедшая вследствие неумелого отношения к ней со стороны наследника системы, автоматически привела к тому, что все звенья правящей системы утратили ныне столь мобилизующее чувство страха. Они уже не боятся потерять власть, они все убеждены, что эта власть навсегда. Когда мы говорим "эта власть", то имеем в виду не столько персоналии, сколько сам мафиозный уклад управления страной.

Итак, сплачивающие чувство страха от потери власти исчезло. Октябрьские события показали, что им нечего и некого бояться. Оппозиция оказалась мифом, мыльным пузырем, лопнувшим при первом же соприкосновении. Это привело к резкому изменению поведению большинства членов правящего клана.

Наплевательское отношение к населению присуще все членам правящей касты. На этом фоне только Ильхам Алиев является исключением, отчасти понимающим, что на штыках и дубинках долго усидеть нельзя. Именно отсюда его почти маниакальное стремление к открытию новых рабочих мест и либерализации региональной политики. Он думает, что это приведет к снижению протестных настроений и обеспечит его правлению стабильность. Все остальные члены правящей элиты (и в первую очередь - окружение президента) начали безудержную гонку накопления капиталов. А это привело к нарастанию внутренних противоречий и резкому расслоению правящей касты.

Ко всему прочему, Азербайджан - страна с устоявшейся системой хозяйствования, где все доходные части экономики давно застолблены. Желание новых хозяев политической жизни ненормативно обогатиться столкнулось с сопротивлением тех, кто уже поделил рынок, монополизировал его и считал его своим. Это глубинное противоречие тех, кто составил широкую коалицию ради приведения к власти Ильхама Алиева.

С другой стороны - резко изменилось "окружающая среда". Иностранные государства, ранее равнодушно взиравшие на воцарение монархии, теперь начали лоббировать собственные - в первую очередь, экономические - интересы.

Достигнутая Г.Алиевым точка равновесия с внешними центрами силы, увы, нарушена неумелой внешней политикой И.Алиева. Вместо разумного дистанцирования он начал бросаться в объятия то Москвы, то Вашингтона, что позволило им сделать вывод, что на него можно давить.

К тому же иностранные государства включились в внутриазербайджанские политические игры, поскольку они заинтересованы в проникновении собственных компаний на национальный рынок и поэтому начали использовать противоречия внутри правящей касты.

Итог таков - сегодня правящая каста не спаяна ничем. Всеми правит желание нелимитированно разбогатеть, и это приводит к броуновскому движению и хаосу. Система больше не функционирует.

ВТОРОЕ - ОТСУТСТВИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА

Вторая группа причин, приведших к размораживанию политической жизни и появлению противоречий в правящей касте, связана с отсутствием легитимного харизматичного лидера. Безусловно, главным слабым звеном в системе престолонаследия является фигура Ильхама Алиева. Нет более не приспособленного к публичной политике (да и вообще к политической деятельности) человека, чем он.

Видимо, к старости тактические таланты Г.Алиева были похоронены под грудой свойственной всем пожилым людям сентиментальности. Всю свою жизнь он уничтожал в себе все человеческое. Все его действия в политике и жизни были доказательством его полной бесчеловечности, потому что концентрация подобного политического цинизма в одном человеке не вмещается в рамки разума. Но назначением Ильхама Алиева собственным преемником он доказал, что так и не смог победить в себе человека.

У Ильхама Алиева (впрочем, как и у любого человека) множество положительных и отрицательных черт. Но главная его проблема в том, что у него нет харизмы политического лидера.

Социологи характеризуют харизму, как свойство личности оказывать воздействие на окружающих людей, позволяя навязывать им личные качества, которые зачастую у них отсутствуют. Классический пример харизмы - это покойный патриарх, чей образ даже после его смерти сохранил магнетическое притяжение для робких азербайджанских душ, видящих в нем нечто сверхъестественное.

Политик без харизмы не может быть политическим лидером. Но у Ильхама Алиева нет харизмы. Можно даже сказать, что у него антихаризма. Анализируя личные качества президента, приходишь к выводу, что он вовсе не такой примудроватый политик, каким кажется большинству общества. Но отсутствие харизмы приводит к мысли о его хронической неспособности осуществлять лидерские функции.

Понятно, что в первую очередь это очевидно для правящей касты, которая больше не рассматривает президента, как некоего гуру, восседающего на Эвересте и зорким оком видящего все, что происходит. Правящая каста воспринимает президента И.Алиева, как часть себя, как равного среди равных, все преимущество которого заключается только в том, что он сын Г.Алиева.

Очевидно, что такой уровень легитимности лидерства недостаточен для управления авторитарной по сути системой. Для управления ею необходим личный авторитет лидера, а вот с этим есть большие проблемы. К тому же политическая слабость и недееспособность президента, его нежелание посвящать работе необходимое для этого время, и то, что большую часть рабочего времени он проводит в увеселениях, не может не возбуждать политические аппетиты его подчиненных. Большинство из них поняло, что управление азербайджанским государством вовсе не требует никаких экстраординарных способностей и возможностей, и посему у каждого возникает вопрос - а почему бы и мне не стать президентом?

Гейдар Алиев обладал набором уникальных качеств, делающим его недостижимым образцом лидера. То есть, никто ни в оппозиции, ни во власти не мог даже и подумать о том, что кто-то будет лучшим управленцем, нежели патриарх. Как максимум, они могли стать лишь его копией. Отсюда и взяло начало копирование внешних параметров поведения патриарха, его голоса, манеры управления. В то же время Ильхам Алиев источает флюиды виктимности, и каждый из его подчиненных думает, что он может стать, как минимум, не худшим президентом, нежели И.Алиев. И самое интересно, что зачастую они правы.

В итоге президентские амбиции появляются не только у тех, кто занимает высокие государственные должности, но даже у амбициозных депутатов. Уж если даже депутаты с нецензурным выражением лица думают о том, что они могли бы стать более эффективными президентами, нежели И.Алиев, то становится очевидным, что начавшаяся борьба в правящей касте неизбежно закончится борьбой с президентом. Отсутствие во главе авторитарной системы авторитетного человека неизбежно заканчивается междоусобной войной.

Потенциальные угрозы очевидны. Страна действительно вступила в новый этап. Это этап отмирания трайболистских, феодальных отношений и воцарение дикого капитализма. Этот этап неизбежно будет сопровождаться политическими потрясениями.

Правящая каста уже раскололась. Ее основная часть - это консерваторы. Не желающие изменений и базирующиеся на трайболистских ценностях, они во что бы то ни стало стремятся сохранить модель феодального экономического уклада. Эту группировку возглавляют те, кого принято считать личными друзьями президента - К.Гейдаров, Дж.Аскеров, З.Мамедов, А.Гусейнов и пр.

Помимо них, в среде консерваторов есть группа неоконсерваторов - тех, кто вообще желает сохранения страны в тисках гейдаризма и развития страны по корейскому или - на худой конец - туркменскому сценарию. Это: Али Инсанов, Мисир Марданов и иже с ними.

Им противостоят быстрорастущие группировки олигархов во главе с Ф.Алиевым, который выступает как единый кандидат "от блока иностранцев и бизнесменов" и представляет собой совершенно новую политическую формацию.

Вряд ли стоит говорить об антагонизме между всеми этими группировками. Каждая понимает, что без уничтожения противника добиться поставленных целей не удастся, и это придает противостоянию ожесточенный характер.

А замыкает властный политический пейзаж старая гвардия, доставшаяся И.Алиеву в наследство от отца: Рамиз Мехтиев, Муртуз Алескеров и пр. Эти трайбозавры уже теряют могущество, но все же еще невероятно сильны для того, чтобы расправа над ними прошла относительно спокойно и без серьезных политических последствий.

Все они свободны от страхов, независимы в своих действия и ненавидят политических противников.

Обострение политической борьбы напрямую связано с наступлением нового этапа развития страны. Эра грабительского капитализма завершена. Накопленные гигантские финансовые ресурсы позволяют перейти к новому этапу - легализации капиталов.

Отсутствие политических рисков привело к желанию начать этап приращения капиталов, то есть, от бездумного фискала власть перешла к инвестициям в экономику страны, поскольку заниматься бизнесом за ее пределами она не в состоянии - в силу отсутствия способностей и наличия жесткой конкуренции.

Но вступая на азербайджанский рынок, они неизбежно вступают в конкуренцию друг с другом, что приводит к перманентным столкновениям. Это - война за монопольные условия хозяйствования, за передел сфер влияния, и она закончится лишь тогда, когда одна из сторон одержит победу.



 Editorial

ЗАКОН ДЖУНГЛЕЙ

Почему-то "Книгу джунглей" Редъярда Киплинга принято считать детской книгой. Хотя на самом деле в ней нашли свое отражение отнюдь не детские истины. Описывая несуществующую организацию жизни джунглей, Киплинг на самом деле описывал человеческое общество, которое гораздо больше напоминает киплинговские джунгли. Это в нашем мире господствуют тигры-людоеды Шерханы и их прихлебатели шакалы Табаки. Это в нашем мире поражают своей глупостью и непостоянством "бандар-логи" и прочие жители джунглей.

Книга джунглей есть правдивый рассказ о том, как выглядит человеческое общество, когда оно не прикрыто тонкой оболочкой цивилизации. И наверное, не случайно политтехнологи всегда начинают свою работу с того, что изучают на какое животное похож политик, прибегнувший к их услугам.

Несмотря на тысячелетия эволюции, человек, став царем природы, остался животным, в социальном поведении которого можно найти качества всех известных науке зверюшек. И в трудные периоды в человеке и его обществе всегда проявляются звериные природные инстинкты. И люди начинаю вести себя, как звери.

Азербайджан вступает в период больших политических потрясений. "Большое водяное перемирие" кончилось, и на всей территории страны вступает в силу главный закон смутного времени - каждый сам за себя. Нет больше политической иерархии, да и вообще ничего нет, кроме одного оголтелого желания - обогатиться. Жажда к деньгам движет политическим истеблишментом. Те, кто надеялся, что старая власть лучше, чем новая (поскольку она грабит давно и, значит, хоть немного утолила свой аппетит), глубоко ошиблись. Не утолила, поскольку аппетит, как известно, приходит во время еды.

Вот он и пришел - звериный аппетит тех, кто больше не связан никакими ограничениями и пытается заработать все золото мира. Первые десять лет страна удовлетворяла аппетит патриарха и его Семьи. Следующие десять, видимо, станут периодом невиданного обогащения олигархов.

Казалось бы, непонятно, что толкает этих - в принципе, далеко не бедных - людей на борьбу между собой? Желание еще больше обогатиться? Но куда уж больше - у них и так денег больше, чем можно себе представить.

Нет, ими движет тщеславие - этот вечный порок. Он толкает их на бессмысленную междоусобную войну. Перемирие завершилось, потому что денег в стране стало слишком много. Поэтому в стране наступили новые времена. Сегодня правящая каста борется сама с собой. И каждый - сам за себя. Нет угроз - ни внешних, ни внутренних - и правящая каста распалась на несколько противоборствующих группировок. Акела не просто промахнулся, он явно дал маху. Новый вожак по своему геополитическому выбору больше напоминает Табаки. Как и Табаки, он в случае чего сразу заявляет: "А мы пойдем на север!".

Нового вожака наша политическая стая не выбрала по той причине, что не было замены Акеле. Слишком многие, уподобившись шакалам, пристрастились к поеданию падали. Но в стране так и нашлось Маугли, способного Красным Цветком свободы восстановить справедливость.

Азербайджанское общество все более бандарлогизируется, каждый раз находя новый предмет для поклонения. В стране господствуют законы джунглей, все воюют против всех. Эта тотальная война за монопольное право стричь купоны с собственного народа.

В этой войне не может быть победителей, потому что в ее основе лежит не борьба классов и не стремление к построению более справедливого общественного устройства. Это примитивная война против конкурентов. Сегодня уже нет ни оппозиции, ни даже намеков на потенциальную угрозу, общество практически исчерпало лимиты политического репродуцирования, и на смену нынешней обанкротившейся оппозиции в ближайшее время никто не придет.

Азербайджанцы слишком любят комфорт и личное благо. И чтобы они массово пошли в оппозицию, необходимо, чтобы политика стала безопасным и приносящим прибыль занятием. А этого в обозримом будущем не предвидится. Поэтому в ближайшее время политическая борьба будет неразрывно связана с борьбой за контроль над финансовыми потоками.

По мере расширения финансовых возможностей государства, связанных с увеличением доходов от экспорта нефти, будут расти и аппетиты тех, кто хотел бы обладать этими потоками.

Азербайджан уверенно идет по латиноамериканскому пути развития - по пути олигархизации национальной политики. В результате политическую жизнь страны будут определять несколько богатейших семей, ставших таковыми в результате ненормативного потребления национального пирога. Обуздать их аппетит не представляется возможным, поскольку в стране нет силы, способной на это. Общество априори не способно на действия, ограничивающие аппетит правящей касты, а правительство и президент сами являются частью этой касты и не желают менять статус-кво. Именно их неуемные аппетиты и определяют параметры политического кризиса.

Все воюют против всех, поскольку каждый сам за себя. Сегодня анахронизмом выглядят политические союзы, имевшие место в недавнем прошлом. Теперь ни у кого в правящей элите нет вечных друзей, нет вечных врагов. У всех есть лишь личные интересы. Это закономерный результат идущих в политической жизни процессов. Это результат того, что в правящей касте идет межолигархическая война - самое опасное явление в азербайджанской политике. В этой войне задействованы не только внутренние, но внешние силы, а это делает ситуацию нестабильной и непредсказуемой.

По сути, то, что сегодня происходит, историки последующих поколений наверняка назовут "ползучей буржуазной революцией", поскольку движущей силой этого противостояния являются разные устои экономического уклада. В полном соответствии с историческими теориями, класс, несущий погибель феодалам, зародился в недрах правящей элиты, а стремление к обогащению превысило внутритрайбовые связи. Это напоминает период Реставрации во Франции, когда отмирающая монархическая система в последнем рывке попыталась адаптироваться к изменившимся реалиям и выставила на продажу титулы и звания - ненужные атрибуты умирающего монархизма.

Начавшаяся война несет в себе смерть трайболистских отношений, но не несет прогресса, поскольку все стороны, участвующие в конфликте, являются носителями монополистической идеологии. То есть, никто не борется за равенство прав хозяйствования, но каждый борется только за то, чтобы он и только он пользовался благами административного контроля над экономикой.

Даже бизнесмены, поделенные сегодня на два лагеря, мечтают вовсе не о благах свободного рынка и конкуренции, освобожденной от административного давления, а о благах, которыми их одарят в случае победы именно их группировки. Они рассчитывают не на рост рынка, а на контрибуции проигравшей стороны.

Это не война умных и глупых во власти, поскольку умные собирают и приумножают, в то время как глупые отбирают и делят. Это война одних глупцов с другими, и оттого она так бездарна и опасна.

Провести страну сквозь эту войну может только искусный политический игрок, коим нынешний президент не является. К тому же проблема в том, что у него нет ни идеи, ни идеологии, чтобы объединить нацию вокруг себя. У него нет даже цели, ибо перманентное сохранение власти, не подкрепленное ежеминутной организационной работой, обречено на провал. Он не может опереться ни на один социальный слой, так как никому не принадлежит. Для него единственная возможность сохранить власть - это остаться НАД олигархической схваткой и быть арбитром в этой войне.

Но очевидно, что, стравливая группировки, можно добиться лишь временной отсрочки, и рано или поздно придется решать проблему кардинальным образом: либо делать окончательный выбор и становиться на чью-то сторону, либо оказаться в тяжелом положении, когда против тебя ополчатся все. Рано или поздно все поймут, что единственный способ одержать победу - это свергнуть неумелого и неавторитетного президента. И вот тогда наступят смутные времена.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 76, 27 ноября 2004