СТРАНИЦЫ21-24

На память

"Действия не всегда приносят счастье; но не бывает счастья без действия”.
Дизраэли

Уровень национального развития вовсе не измеряется количеством посадочных мест в ресторанах, количеством самих ресторанов, и уж тем более - количеством построенного на коррупционные деньги жилья. И даже не количеством “мерседесов” на душу населения. Уровень национального развития измеряется способностью нации к исторической конвергенции - переходу в новое качественное состояние.

Э.ГУСЕЙНОВ

ОН ЖИЛ ТАК, ПОТОМУ ЧТО НЕ МОГ ИНАЧЕ

Есть такой знаменитый американский фильм “Ровно в полдень”. Он начинается со свадьбы бывшего шерифа, который, женившись, должен уехать из городка. Но тут выясняется, что преступник, в свое время пойманный им, амнистирован в соседнем штате и возвращается на полуденном поезде, чтобы вместе с дружками поквитаться с шерифом.

Здравый смысл подсказывает герою покинуть город. Он больше не шериф, и это уже не его проблемы. К тому же выясняется, что ни один из обитателей городка не собирается вместе с шерифом противостоять преступникам. И все же герой остается. Друг говорит ему: “Если у тебя есть хоть капля мозгов,ты уедешь этим же поездом”. “Я не могу”, - отвечает бывший шериф. “Я знаю”, - понимающе кивает друг.

Обычная житейская логика - удел большинства людей. Но почему–то общество, целиком состоящее из людей, живущих исключительно здравым смыслом, не может существовать. Кажется, что природа сама порождает людей, живущих вопреки этой житейской логике. Такие люди - своего рода воплощение инстинкта самосохранения общества. И таким человеком был Эльмар Гусейнов. Он жил и работал так, потому что просто не мог иначе.

И только когда его фотографиями покрылись первые страницы газет, когда толпа понесла гроб с его телом на руках до кладбища, стало ясно,что люди это прекрасно понимали и чувствовали. В толпе было не так много знакомых лиц. Его хоронили читатели.

От некоторых журналистов доводилось слышать, что журнал “Монитор” выходит за рамки профессиональной журналистики. И в этом была своя правда. Чем дальше, тем больше статьи Эльмара Гусейнова напоминали страстные эссе, в которых из номера в номер задавался по сути один и тот же вопрос. За столетие до него этот вопрос в своем творчестве задавали Сабир и Мирза Джалил, а сегодня задает каждый более или менее мыслящий азербайджанец: заслуживает ли народ то, что имеет?

Эльмар Гусейнов никогда не давал однозначного ответа. Но если бы народ целиком состоял бы из таких людей, как Эльмар Гусейнов, ответ был бы предельно ясен. Более того, “Монитор” и сам являлся ответом на этот вопрос - он был визитной карточкой свободного человека. Наверное, именно благодаря “Монитору”, согласно прошлогодним данным организации “Репортеры без границ”, Азербайджан опережал, например, Россию на целых четыре пункта.

Меня всегда удивляло, какой непосильный груз несет на своих плечах этот добрый, похожий на медвежонка человек. И только фотографии, увеличенные в день похорон, выхватили на его лице нечеловеческую грусть.
Мне почему–то представляется, что в последние дни своей жизни он приходил домой, зарывался лицом в своего малыша и думал: “Ну не может же в самом деле так быть, чтобы он остался без меня”.

Стреляли не в Эльмара Гусейнова - стреляли в остатки нашей совести. И сегодня мы живем в Азербайджане без Эльмара. Сколько еще событий нам придется обсуждать с ним, сколько книг - прочитать вместе с ним, сколько фильмов - посмотреть... И главное - мы лишены возможности прочитать то, что написал бы о своем убийстве сам Эльмар Гусейнов.

Жизнь наша делится не только на дни и годы, но и на недели тоже. Так вот, одна седьмая этой жизни безнадежно исчезла. Это была суббота, когда выходил “Монитор”.

АЯЗ САЛАЕВ, кинорежиссер

На память

ОН БЫЛ СОВЕСТЬЮ НАШЕЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Страна нуждается в коренных реформах во всех сферах жизни. Власть провести эти реформы не может - это невозможно априори. Потому что это означает - срубить сук, на котором сидит вся эта власть. Все винтики и шпунтики алиевской машины власти привыкли работать в режиме постоянного подчинения. Но Ильхам Алиев не в состоянии их подчинить, поскольку даже не знает как это делается. И достаточно лишь взглянуть в его полные тоски глаза, чтобы понять - ему все равно, что будет с этой страной.

Э.ГУСЕЙНОВ

Впервые с публикациями Эльмара Гусейнова я познакомился на страницах газеты “Зеркало”. Они привлекли мое внимание своим глубоким анализом, достоверностью, словом, профессионализмом. Тогда у меня возникла мысль о том, что этот Эльмар Гусейнов - наверное, тот, который часто выступает на страницах “Известий”, но по другим темам. Позвонив тогдашнему главному редактору “Зеркала”, я хотел проверить свою версию, но он ответил мне, что это совсем другой человек. Мне даже было удивительно, что такого уровня журналист работает в Азербайджане.

С Эльмаром меня на одном из мероприятий познакомил Рауф Миркадыров. Передо мной стоял простой, скромный человек, внешне совсем не похожий на журналиста, как мы его часто себе представляем. Но уже при разговоре становился ясным его огромный интеллектуальный потенциал.

Когда он уже перешел на самостоятельную издательскую деятельность, выпуская “Бакинский бульвар”, “Бакинские ведомости” и другие издания, его творческий потенциал раскрылся еще больше.

До этого он получил нашу ежегодную премию имени Г.Зардаби за свои аналитические статьи. В лице Эльмара я видел явление, светлое будущее нашей прессы. Как я уже сказал, его публикации отличались глубиной мысли, четким изложением фактов. Я уверен, что Эльмар был беспристрастным человеком, ему была присуща объективность, как идеальному работнику СМИ. Не думаю, что у него были личные противники.

Я убежден, что он искренне верил в то, что писал. Конечно, темы, которые формировались в его сознании, были в каком–то смысле субъективными. Но любой человек субъективен.

В свое время наши классики в лице Дж.Мамедкулизаде, М.А.Сабира и других, бичевали наши пороки. В те времена мало кто из их современников любил их. Но если смотреть с высоты сегодняшнего дня, то можно сказать, что эти люди своей беспощадной критикой помогали азербайджанскому народу в его становлении. Поэтому деятельность таких патриотов в наше время оценивается высоко. Я думаю, что те наши граждане, что считают себя интеллигентными и цивилизованными, должны дать высокую оценку деятельности Эльмара Гусейнова, как самоотверженного бичевателя наших пороков.

Эльмар был ярчайшей звездой на небосводе азербайджанской журналистики. К великому сожалению, эта звезда очень рано погасла.

Эльмар Гусейнов был совестью азербайджанской журналистики.

ГАДЖИ ГАДЖИЕВ, председатель Союза журналистов

На память

ОН НЕ ПРОГНУЛСЯ НИ ПЕРЕД КЕМ

Трагическая смерть Эльмара Гусейнова глубоко потрясла всех нас. Это было не просто зверское убийство, а политический террор, т.е. акт устрашения, вызов всем тем, для кого свобода слова, независимость, достоинство, неподкупность являются основополагающими жизненными ценностями.

“Великие личности всегда наталкиваются на яростное противодействие посредственных умов”.

А.Эйнштейн

Гейдар Алиев не смог (или не захотел) стать основателем прогресса и процветания. Он слишком ненавидел этот народ. Он не мог простить народу своего публичного унижения и до конца мстил ему. Поэтому он убил в нации не только веру в себя, но и уничтожил ее внутренний стержень. Ненавидя народ и слишком любя себя, он решил во что бы то ни стало войти в историю. Но не как основатель новой демократической страны и отец нации, а как современный Герострат. Он решил стать отцом грядущего хаоса. Хаоса, который неизбежно возникнет на руинах его власти.

Э.ГУСЕЙНОВ

Но можно ли запугать целый народ? Не окажется ли эта смерть чем–то совершенно иным в развитии самосознания азербайджанской нации? Ведь мы знаем, что подобные действия приводят не к желаемому результату, а совсем наоборот. И если они и не взрывают яростный шквал народного негодования, то, по крайней мере, поджигают ведущий к нему фитиль. Это историческая аксиома.

Заказчики этого зловещего убийства показали насколько они слабы и ничтожны. Они были не в состоянии противопоставить словам Эльмара свое слово, аргументам Эльмара свои контраргументы. Они прекрасно знали, что не смогут одолеть его в открытой борьбе. На это у них не хватило бы ни духа, ни интеллекта, ни смелости. Они сильны только в своей безграничной подлости, в темном подъезде с пистолетом из–за угла. Я не берусь сегодня оценивать Эльмара, я думаю, что лучше всего это сделают время и народ. Я могу только высказать свое мнение, и, надеюсь, его разделят со мной многие.

Эльмар был независимым, свободным журналистом, что для нашей среды уже является большой редкостью, потому что журналист, работающий несвободно, занимается не журналистикой, а всего лишь рекламой. И здесь мы достаточно преуспели. Для журналиста быть популярным - безусловно успех, но быть полезным для своего народа - это долг, о котором, увы, многие забывают. Эльмар об этом долге помнил всегда. Эльмар был не только журналистом, но и сильным публицистом. Дело публициста - высказать то, что молчаливо переживается окружающим его миром, и от этого высказывания изменяется и сам мир.

Одной из главных социальных потребностей человека является потребность в общении. И, если она не удовлетворяется, возникает “сенсорный голод” - дефицит свободной информации, независимого суждения. Эльмар своим журналом, который он назвал “журналом свободных людей”, удовлетворял эту потребность - каждую субботу мы ждали утоления этого “голода”. И это ему удавалось сполна.

Эльмар был также просветителем, потому что хотел поднять свою страну, а не опуститься на колени и ползать вместе с ней. Он был индикатором гражданской ответственности. И это качество, пожалуй, было самым ярким его отличием.

Но чего стоит гражданская позиция, если ее не испытать на прочность? Эльмара испытывали каждый день в течение нескольких лет. Журнал “Монитор” неоднократно закрывался по сфабрикованным решениям судебных органов, у него отнимались лицензии. Но Эльмар не останавливался и выпускал другие издания - газеты “Бакинские ведомости” и “Бакинский бульвар”. Вскоре и их постигала такая же участь. Но он опять упорно шел своим путем, вновь и вновь доказывая свою несгибаемость. На его деятельности всегда ставили точку, но он превращал их в запятые. Он не сдавался, потому что не мог быть простым зрителем, будучи всегда активным участником общественно–политической жизни страны.

Эльмара сажали в тюрьму, хотели перекупить, подвергали различным физическим и моральным репрессиям. Но это не давало желаемых результатов. И как он говорил про это, “проблема для властей - не “Монитор”, а я сам”.

Японцы говорят: “Если на пути нет препятствий, значит ты не состоялся”. На пути Эльмара было слишком много препятствий, но, преодолевая их, он доказал, что состоялся.

Он жил как в раскаленном кратере вулкана, в состоянии постоянной алертности, но при этом не сгибаясь, не ломаясь и не останавливаясь. Он четко выбрал свою дорогу и шел по ней не оглядываясь. И как писал Пушкин, которого Эльмар любил, “Самостоянье человека - закон величия его”.

Внутренняя опора духа независимости и свободы у Эльмара была слишком сильна. И поэтому сломить ее не удалось. Заставить замолчать его было невозможно, что и привело к этой трагической развязке. Эльмар яростно выступал против лжи, лицемерия, коррупции, ханжества, продажности, невежества, преступного равнодушия и конформизма. Он не прогнулся ни перед кем и ни перед чем, не уронил своего достоинства ни под репрессиями, ни под массированным прессингом, не поступился своими принципами и позицией, сохранив прямохождение - одно это делает его героем нашего времени. Он служил своему отечеству, а не прислуживался.

Эльмар был молод. Ему еще не исполнилось и 38 лет. Но дело не в количестве, а в качестве его жизни. Не в годах, а в полноте жизни и в ее смысле - ценность. “И каждый день, как год”, - как говорил Эльмар. И короткий период жизни достаточно долог для того, чтобы жить с достоинством и честью, если наполнить ее подлинным содержанием и значением. Эльмару это удалось.

Эльмар глубоко осознавал, что самое высокое призвание - это оставаться человеком, сохраняя честь и достоинство в нечеловеческих условиях, не продаваться, когда все продается и покупается, бедствовать, когда так легко стать богатым, только изменив себе и своим принципам.

Свободный всем своим существом, духом, мыслью, Эльмар изо дня в день бичевал несвободу. Истинно свободный всегда и во все времена восстает против неволи, несвободный же, как правило, идеализирует свою неволю, предпочитая комфортное рабство.
Сегодня, живя в удушающей атмосфере лжи, лицемерия, радикальной поляризации общества, социальной напря-женности, в гражданском и политическом бесправии, в условиях публичного кризиса политической морали, когда невежество правит бал, когда работает только закон денег и закон силы, а все остальные являются только юридической коллекцией, когда званных много, а избранных мало, слово Эльмара было показателем гражданской смелости, а он сам был избранным.

Эльмар называл себя “гладиатором”. Да, именно одержимость, открытую борьбу он выбрал своим поприщем, превратив свой журнал в сгусток горящей совести, которая только и превращает человека в личность, совести, которая не имеет право быть пассивной, когда агрессивной становится безнравственность. С каждым днем все больше девальвируется наша шкала ценностей, теряют свою значимость нравственные авторитеты. Деградация налицо. Понятие чести становится дремучим предрассудком. А вот лицемерие и лизоблюдство больше всего к месту и становятся индульгенцией от всех грехов. И в таких условиях за журналистикой хотят признать только сервильную роль, т.е. роль обслуги в политике. Эльмар восстал против этого.

При неработающих законах и отсутствии независимой судебной системы, действует только сила. Кто силен, тот и прав. А это - беспредел. Все идет по замкнутому кругу: ложь - лицемерие - моральное разложение - коррупция - безнаказанность - насилие - криминализация. В этой атмосфере отсутствия политической культуры, политического диалога, терпимости к иному мнению, отсутствия уважения к оппоненту, деления на “своих” и “чужих”, в условиях живучести советской парадигмы “кто не с нами - тот против нас”, в этом удушающем политическом климате за пистолет будут хвататься обязательно. И Эльмар - не последний.

Пока высшей самоценностью государства не будет признан человек, а высшим суверенитетом - суверенитет личности, пока права человека не будут превалировать над всеми остальными законами, никто из нас не будет в безопасности. Эльмар был суверенной личностью, и поэтому он был в опасности.

Новый президент в этой системе ничего изменить не может - во–первых, в силу преобладания дураков в администрации и, во–вторых, поскольку сам относится к интеллектуальным людям с опаской. Несмотря на блестящее образование, Ильхама Алиева сложно назвать интеллектуалом. Слишком узкий кругозор и политическая зашоренность не позволяют отнести его к представителям интеллектуальной элиты. Посему власть не привлекает интеллект, а интеллект, соответственно, не привлекает власть.

Э.ГУСЕЙНОВ

Свобода - это ответственность. Вот почему все ее так боятся. И свободным может быть только то государство, которое имеет свободомыслящих граждан. Нет свободы, когда нет силы защитить ее. Мы не можем сегодня говорить о свободе, потому что не смогли защитить Эльмара.

Да, Эльмар избрал свой, отличный от других, тяжелый путь, осознанно идя на противостояние со злом и зная, чем это может закончиться. Но именно это и сделало его имя общенациональным символом свободы слова, подняло его на тот пьедестал, до которого очень многим никогда не дотянуться.

В конце прошлого года, подводя итоги в своем журнале, Эльмар охарактеризовал наше будущее, как “мрак в конце тоннеля”. Он закончил свою статью словами: “Этот мрак не только пожирает наши души, он поглощает все наше естество, проникает в самые глубокие участки нашего “я” и наполняет нас скорбным знанием - у этой страны свет в конце тоннеля никогда не появится”. Но, провожая Эльмара в последний путь, видя как тысячи людей несли Эльмара на руках на протяжении довольно долгого пути, видя в их глазах слезы, искреннюю боль и горечь утраты, я сегодня хочу возразить Эльмару. Нет, дорогой мой, эти люди оценили тебя, твой дух, твою позицию. Имея такой потенциал, наше будущее не может быть беспросветным. И твое дело будет продолжено твоими друзьями, твоими соратниками и многими другими нашими сыновьями и дочерьми, для которых ты будешь идеалом, а твоя жизнь - примером для подражания. И твой сын Аслан всегда будет гордиться твоим именем и твоей памятью. “Зло торжествует, оно ликует, но добро всегда побеждает”. Я хочу напомнить эти слова Гете с надеждой на то, что в конце тоннеля обязательно есть свет.

Мы все рано или поздно умираем. Но безвременная потеря лучших вписывается в народную память. Они гибнут ради будущего, и только благодаря им и возможно это светлое будущее, в которое я глубоко верю.

ЛАЛА ШОВКЕТ, лидер Движения Национальное единство”

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", Специальный выпуск, 12 марта 2005 г.