ТЕМА НОМЕРА

Реквием по "Монитору"

ТАКИМ БЫЛ ЭЛЬМАР

Убивают лучших. Прочие остаются жить...

Тем, кто долгое время работал с Эльмаром, писать о нем, пожалуй, сложнее всего. Любые слова о нем сейчас кажутся нам мелкими и ничего не значащими.

“И вечный бой! Покой нам только снится...”.

А. Блок

Любой мало–мальски нормальный человек, зная, что у него осталось мало времени на то, чтобы изменить ситуацию, предпочитает действовать активнее. И только тот, кто не только не может, но и не хочет ничего менять, предпочитает впадать в апатию — по поводу и без оного.

Э.ГУСЕЙНОВ

Нелепо и странно писать об Эльмаре в прошедшем времени - "он говорил", "он писал", "он был". Он казался воплощенной жизнью - любил веселье, хорошее вино, умную беседу. Он был азартным человеком, любил саму жизнь и не был аскетом - при всей своей фанатичной преданности работе. Он любил жизнь в ее раблезианском - радостном, светлом и ярком воплощении. Он и сам был таким - большим, ярким, шумным, открытым в проявлении своих чувств: если гнев - то гнев, сметающий все на своем пути, если смех - то смех неподдельный, искренний.

Он любил редакционные "соберунчики" и посиделки", обязательно отмечал каждый день рождения, каждый праздник. Дарил подарки - обязательно выжидал подходящий момент, торжественно вручал какой-нибудь сувенир, и сам радовался вместе с нами... Он баловал нас, своих коллег.

Он был очень внимателен к тем, кто ему близок, к тем, кто работал вместе с ним. Замечал каждую мелочь. Обязательно помогал, если человеку нужна была помощь - даже если это ксалось мелких бытовых проблем. Всегда делал то, что обещал. И стоял за своих журналистов горой.

Взрывной, подчас резкий. Бескомпромиссный в главном деле своей жизни. Жесткий. Он был и таким.

Он очень радовался удачной фразе в статье, умному собеседнику, яркому заголовку. Сообща с коллегами придумывал заголовки к своим статьям, отвергая десятки вариантов, обсуждал темы. Ходил из комнаты в комнату. Вспоминается его жест - он обхватывал голову руками, когда ему что-то не нравилось.

Он мечтал об "оранжевой революции" в нашей стране. Восхищался умными, честными и вдохновенными лицами молодых украинцев, вышедших на площади. Мечтал, что и в Азербайджане когда-нибудь... Мы увидели эти лица - умные, честные, вдохновенные лица простых людей, вышедших проводить его в его последний путь.

Многие его не любили. Многие побаивались. Он был сложным человеком. Его статьи задевали, обжигали, у кого-то вызывали боль и гнев, у кого-то - досаду и ярость. Но не было тех, кто относился к нему равнодушно. Скажешь: "Эльмар Гусейнов" и видишь, как лица одних озаряются светом улыбки, а лица других - искажаются гневом.

Он не любил фанатиков в любом деле. Но сам был фанатично предан своей работе. А еще - он был безрассудно, отчаянно смел. В нем не было пресловутого "внутреннего цензора" ни на йоту. То, что он видел вокруг себя, то, о чем шептались по углам, то, чем жила и живет его страна, то, о чем даже боятся думать, - Эльмар говорил об этом на страницах журнала беспрестанно. И весь его журнал, все его статьи - это, в сущности, единственный, вековечный, надрывный, отчаянный человеческий крик: "Свободы!". Он родился, как и все мы - свободным человеком в несвободной стране, - но сумел сохранить себя, свою правду, свою силу и свою веру, и остался свободным до самого конца своих дней.

Может быть, именно поэтому его не любили многие журналисты - те, кто чувствовал его внутреннюю убежденность, бескомпромиссность, его мужество человека и журналиста, его готовность пойти до конца, отстаивая свою правду. Нет, не только свою - нашу общую правду и общую свободу. Те, кто его не любил, осознавали собственную неспособность к этому. Иными словами - собственную трусость. Можно прикрывать это поганое человеческое качество любыми оправданиями и высокими фразами, например: "Так не пишут", "Об этом не надо бы", "Желтая пресса", "Собрание сплетен", "Политический заказ", "Это не журналистика"... Но суть остается той же - это ничто иное, как обыкновенная человеческая трусость. Трусость тех, кто не посмел.

Сейчас, после его смерти найдется очень много "лучших друзей", и "близких", и "коллег", и "стажеров", и "знакомых" - "последователей" и "продолжателей дела" Эльмара Гусейнова. Его статьи растащут на цитаты, его мысли будут тиражировать, выдавая за свои, как это неоднократно бывало и при его жизни. Каждый раз, увидев очередной плагиат, он горько усмехался и говорил: "Пусть лучше воруют у меня, чем я у кого-то".

Писать об этом больно и неприятно, и не следовало бы - здесь, в редакционной статье, посвященной его памяти. Но Бог им судья, таким "последователям".

Он НИКОГДА не брал денег за свои статьи. Правду нельзя подкупить. Он сам бы себе этого не простил. Это было бы предательством всего того, во что он верил. И предательством тех, кто ему верил. А верили ему многие - те, кто покупал журнал "Монитор" из-под полы, с трудом находил его в городе, увозил с собой за границу, читал его статьи в Интернете. Многие пытались ему подражать.

Любая преграда делала его только сильнее. Любой суд, любое издевательство, любое давление вызывали в нем естественную человеческую реакцию - гнев. Не может, не должна, не имеет права любая власть указывать свободному от рождения человеку, что ему делать и чего не делать, а журналисту - как и о чем ему писать! Это простая, вечная истина, которую мы - запуганные или безразличные - стараемся поскорее забыть. Вот и прогибаемся, придумывая оправдания самим себе.

Он не сломался, пройдя через тридцать судов и тюремное заключение. Он продолжал писать. И что самое интересное - практически всегда попадал в точку. К примеру, когда придумывал название своего журнала. Тогда, вначале, он думал, что слово "монитор" - производное от "мониторинг" (контроль, наблюдение), то есть - "обозреватель", "наблюдатель". А потом оказалось, что это слово - английский вариант слова "ментор" (наставник). А еще это - бронированный корабль, флагман, идущий впереди и прикрывающий собой тех, кто идет за ним. "Монитор" таким и был. Таким был и сам Эльмар.

Даже будучи смертельно раненным, с семью пулями в теле Эльмар не упал на колени. Когда открыли дверь в его квартиру, он стоял.

Сейчас возникает много версий - почему убили Эльмара Гусейнова? Мы не будем выдвигать своих - и без того достаточно. Есть расхожая фраза - "Он был нашей совестью". Мы так часто употребляем эти слова, что стерся сам их смысл. Но каждому из нас - даже самому последнему негодяю - совершенно точно известно, что совесть невозможно заставить замолчать. Совесть - отнюдь не абстрактная субстанция. Это данный Богом дар отличать добро от зла. Суетность от вечного. Правду от наглой лжи. Совесть может кричать в полный голос или шептать, но мы слышим ее всегда, на протяжении всей своей жизни.

Эльмар был нашей совестью. Его можно было заставить замолчать только одним способом. Заставили...

Команда "Монитора":

Закирова Бэла
Рзаев Закир
Насирова Белла
Фатуллаев Эйнулла
Стативина Лада
Чертовских Ульяна
Гасанов Акпер
Исмайлова Лала
Мамедли Рафик

“Прекрасному неизменно сопутствует или тьма человеческой судьбы, или блеск человеческой крови”.

Иво Андрич

Autobiographie

ТАКАЯ КОРОТКАЯ ЯРКАЯ ЖИЗНЬ

Эльмар Сабир оглы Гусейнов родился в Баку 17 июля 1967 года. В 1983 году окончил среднюю школу N 234 Азизбековского района и в тот же год поступил в Азербайджанский инженерно-строительный институт. В 1985-87 годах проходил службу в рядах советской армии.

Эльмар Гусейнов еще с 7-го класса увлекался экономикой и историей. Его прямой и непримиримый характер был виден с детских лет, когда он, ученик советской школы, яростно спорил с учителями по поводу "политики партии и правительства".Так мы привыкли его видеть...

В 1992 году он окончил Азербайджанский инженерно-строительный институт, по специальности - инженер-гидротехник. Некоторое время работал по специальности: в Азербайджане - на строительстве Худаферинской ГЭС, и в России - на строительстве крупнейшей Богучанской ГЭС.

В 1995 году Эльмар Гусейнов вернулся из России в Азербайджан, где начал свою журналистскую деятельность. Зайдя со своим другом к тогдашнему главному редактору газеты "Зеркало", он буквально потряс его своим интеллектом и разносторонним кругозором. Результатом того стало то, что Э.Гусейнов был приглашен сотрудничать с газетой "Зеркало".

В том же 1995 году Эльмар Гусейнов основал информационное аналитико-экономическое агентство "Тренд", а также основал и стал редактором еженедельной газеты "Алвер". В 1996 году он стал одним из учредителей центра "Геоэкономических исследований". В 1996 году Э.Гусейнов учредил общественно-политический журнал "Монитор", который стал выходить в ежемесячном формате.

Материалы журнала отличались резкой критичностью и смелостью. Даже в годы, когда ни одно издание в Азербайджане не могло быть опубликовано без предварительной цензуры, "Монитор" находил возможность донести свою точку зрения до читателей, а читатели за это ценили его.

Примечателен тот факт, что цензура в Азербайджане была отменена именно благодаря Эльмару Гусейнову и его "Монитору". Дело в том, что в законе о цензуре были упомянуты газеты, но ничего не говорилось о журналах. И это позволило Эльмару писать в "Мониторе" крайне острые материалы, которые сразу не понравились власть имущим.

Весной 1998 года Бакинский городской суд по иску трех историков обвинил Эльмара Гусейнова в "оскорблении азербайджанской нации" и наложил на журнал "Монитор" штраф, размер которого не позволил продолжить выпуск журнала.

В августе 1998 г. Эльмар Гусейнов стал учредителем еженедельной газеты "Бакинский бульвар". А с ноября 1999 года он стал издавать еженедельную газету "Бакинские ведомости", выпуск которой был прекращен после 8-го номера после неоднократных угроз в адрес редакции.

В феврале 2000 г. Гусейнов становится главным редактором и издателем нового еженедельного журнала "Монитор weekly". 2000-й год был годом парламентских выборов, и появление такого издания, как "Монитор weekly", стало ощутимым подспорьем всем тем, кто боролся против фальсификации выборов и против алиевского режима.

Тираж "Монитора weekly" рос от номера к номеру, статьи в нем становились все более опасными для властей, особенно - в год парламентских выборов. И власти решили разобраться с Эльмаром Гусейновым в своих "лучших" традициях.

Эльмару удалось выпустить только 10 номеров этого журнала. "Монитор weekly" был закрыт после выхода в свет статьи Э.Гусейнова "Гейдар Алиев - мифы и реальность", редакция была опечатана, а на Э.Гусейнова было заведено уголовное дело за "неуплату налогов". Налоговой инспекции не удалось доказать факт сокрытия налогов, дело было прекращено, но журнал открыть не разрешили.

Но Эльмару удавалось выражать свою непримиримую позицию даже через газету "Бакинский бульвар", учредителем которой он был. Но власти не могли позволить ему даже это.

6 сентября 2001 года судебным решением был закрыт и еженедельник "Бакинский бульвар" по иску главы исполнительной власти Баку Гаджибалы Абуталыбова "О клевете и оскорблении чести и достоинства". Согласно азербайджанскому Закону "О СМИ", издатель не несет ответственности за то, что написано в статьях издания, которое он издает. Но ради наказания Эльмара власти в очередной раз пошли на нарушение ими же принятого закона.

Издатель "Бакинского бульвара" Э.Гусейнов получил 6-месячный тюремный срок, просидел в тюрьме 1 месяц, затем под давлением международной общественности был выпущен на свободу. А газета была закрыта по решению суда.

Несколько месяцев Эльмар Гусейнов и его сотрудники находились без работы. А с апреля 2002 года Эльмар Гусейнов вновь стал выпускать журнал "Монитор", сначала в ежемесячном, а затем в еженедельном формате.

Прессинг, который испытывал на себе Эльмар и его издание в этот период, был почти невыносимым. Во всяком случае, ни одно издание в этой стране никогда не подвергалось такому давлению: ни одна типография не соглашалась печатать журнал, государственные фирмы по распространению печати отказывались его продавать, владельцы помещений не сдавали их в аренду редакции "Монитора". Но даже это не могло сломить Эльмара. Сотрудники журнала работали по домам, журнал печатался на ризографе, а распространялся через индивидуальных продавцов.

Эльмар Гусейнов неоднократно получал различные журналистские премии - премию имени Г.Зардаби, премию "Золотое перо". Он неоднократно признавался лучшим журналистом и лучшим редактором. И столь же неоднократно против него возбуждались уголовные дела, в его адрес звучали угрозы, к нему применялись судебные санкции, вплоть до тюремного заключения. Поэтому его имя и название его журнала неоднократно упоминались в отчетах госдепартамента США и ПАСЕ, посвященных положению со свободой слова в Азербайджане.

Несмотря на неоднократные предложения иностранных государств о предоставлении ему политического убежища, Эльмар Гусейнов остался в Азербайджане и продолжал свою профессиональную деятельность.

К весне 2005 года журнал "Монитор" стал одним из самых влиятельных изданий в Азербайджане. Его читали все: и власть, и оппозиция, и обычные граждане. Статьи Эльмара кого-то радовали, кого-тот сердили, но равнодушных не было.

2005 год - год новых парламентских выборов. И видимо, кому-то показалось опасным то, что "Монитор" приобрел такое влияние на умы и настроения общества. Закрыть журнал было уже нельзя - не та была обстановка и в стране и в мире. Эльмара Гусейнова можно было остановить одним-единственным способом.

Последний номер журнала "Монитор" вышел 19 февраля 2005 года. А вечером 2 марта 2005 года Эльмар Гусейнов был убит выстрелами в упор в подъезде дома в Баку, где он проживал со своей семьей. У Эльмара Гусейнова остались жена Рушана и сын Аслан, которому на момент убийства отца исполнился 1 год 4 месяца.

Эльмар неоднократно повторял: "Нас можно убить, но запугать - никогда!" Но, скорее всего, сам до конца не верил в такую возможность. Супруга Эльмара в ночь трагедии сказала собравшимся у подъезда их дома людям: "Он принес себя в жертву ради нашей и вашей свободы".

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", Специальный выпуск, 12 марта 2005 г.