АРХИВ

ПИРОВО ПОРАЖЕНИЕ

Еще год тому назад нардаранское сопротивление символизировало борьбу против режима Алиевых. Безоружные жители маленького апшеронского поселка, вставшие на защиту своих прав, продемонстрировали всему азербайджанскому народу яркий пример мужественной и священной борьбы за человеческие права. Нардаран положил основу борьбы за гражданские права и стал нашей национальной "парижской коммуной". Впервые за всю историю Азербайджана азербайджанцы проявили феноменальную волю к борьбе и противопоставили себя власти. А противостояние гражданина и государства есть самая настоящая социальная аномалия.

Именно поэтому, даже если пройдут годы, история постоянно будет возвращать нас к событиям минувшего года. Журналисты будут продолжать расследования, историки - изыскивать новые факты, а общество - поражаться воле "островка свободы", прикрываясь различными трусливыми самооправданиями.

Сразу же после своего "избрания" президентом, Ильхам Алиев помиловал лидеров нардаранского сопротивления - Гаджи Аликрама и Гаджи Джебраила, что сильно удивило всю общественность страны. К чему вдруг такая милость, если эти люди покусились на святая святых, бросив вызов алиевскому государству?

Причина возникновения великого нардаранского противостояния так и остается загадкой. Власть в течение долгого времени изощренно пыталась придать этому движению зеленый оттенок шиитского фундаментализма, обвиняя нардаранцев в связях и с иранскими спецслужбами, и с Хезболлах, а гудок власти Г.Гасангулиев вообще назвал их сторонниками аж самого Бин Ладена. Более удачного клейма придумать было нельзя, ибо сейчас от зеленого цвета шарахается даже самый большой социальный демократ Андреас Гросс. С первого дня сопротивления исламские слоганы и флаги "Хезболлаха" исключили поддержку нардаранцам со стороны европейских демократических институтов, которые весьма определенно относятся к призыву "Аллаху акбар!".

Таким образом, власть изначально получила в руки блестящий карт-бланш для распятия "исламских фанатиков". А их освобождение было в самом конце списка требований европейских демократов.

Так что же заставило Семью освободить узников совести? Неужели власть сама опровергла политический мотив "нардаранского дела"? И если это так, то каковы истинные мотивы этого конфликта, и почему Алиевы, которые никому ничего не прощают, простили людей, которые своими действиями подрывали устои их власти?

ПИРОВЫЙ БИЗНЕС

Издревле мусульмане-шииты свято чтят места захоронения святых имамов и их родственников, являющихся потомками пророка Мохаммеда. На их могилах воздвигают монументальные мечети - шедевры архитектурного искусства, которые превращаются в главные места их паломничества и сбора закята (или, как говорят в Азербайджане, "нязира", то есть пожертвований). К примеру, Мешхедский комплекс, где покоится прах седьмого шиитского имама Рзы, или Кербала, где был убит сын халифа Али, для шиита представляют ничуть не меньшее значение, чем главные святыни всех мусульман - Мекка и Медина.

Многие шииты направляются на паломничество и в святые места на территории Азербайджана. Согласно историческим легендам, прах сестер имама Рзы, которые скрывались здесь от преследований своих политических противников, покоится на территории Азербайджана, в частности - в Биби-Эйбате и Нардаране. В отличие от суннитов, которые исключают паломничество на кладбище и считают эту церемонию святотатством, данный религиозный обряд составляют одну из основ шиитского вероисповедания. Именно поэтому практически все шиитские мечети построены либо на самих могилах, либо рядом с могилами святых, то есть потомков пророка. Отсюда исходят различные подходы шиитов и суннитов к статусу мечети. Для суннита мечеть - место для преклонения Всевышнему, для шиита - еще и обитель святого.

Таким образом, многие мечети, построенные на могилах святых, в том числе и в Нардаране, стали "пирами", то есть местами, куда тысячи людей приходят просить помощи у святых. В этих местах они чувствуют себя ближе к Аллаху и отдают пожертвования, желая, чтобы их проблемы поскорее нашли разрешение. Во всяком случае, такова особенность азербайджанских пиров.

Еще в прошлом году председатель Госкомитета по делам религии Рафик Алиев вполне справедливо поднял вопрос о введении ревизионного контроля за сбором денег на пирах, а также за их расходованием. Отметим, что и мечети, и пиры контролировались Духовным управлением мусульман и лично шейх-уль-исламом. Спор относительно юрисдикции духовных ведомств вылился в затяжной конфликт между А.Пашазаде и Р.Алиевым. Последний, ссылаясь на опыт зарубежных стран, предлагал передать контроль над ними местным органам самоуправления - муниципалитетам.

В результате шейху так и не удалось отстоять мечети. Они вышли из-под его контроля. Но пиры ему все же удалось отстоять. И на то есть очень веские причины. Ежегодно на пирах внутри страны собирается около 40 миллионов долларов США (по информации очень компетентных источников). Куда расходуются эти средства - очень большой вопрос, на который мог бы ответить разве что сам шейх-уль-ислам или правящая Семья.

По информации из компетентных источников, только два пира и поступающие оттуда доходы остаются пока вне зоны контроля шейх-уль-ислама и Семьи. Это - Шувеланский пир, где похоронен самый почитаемый святой в Азербайджане Мирмовсум-ага, и Нардаранский пир, где погребена сестра имама Рзы. Все финансы, поступающие из этих пиров, направляются на строительство мечетей в Шувеланах и Нардаране.

Но в Азербайджане существуют множество других почитаемых пиров, где собираются десятки миллионов долларов. К примеру, в одном из самых известных пиров - Биби-Эйбате - ежегодно насчитывается пожертвований на сумму свыше 5 миллионов долларов! Ежедневно десятки тысяч людей, выезжающих за пределы столицы, почитают своим долгом опустить деньги в ящик рядом со святыней. А в день траура шиитов - день убийства имама Гусейна, сотни тысяч шиитов направляются к святыням и отдают пожертвования. Можно только догадываться о каких суммах идет речь в этот день!

В сумму около 4 миллионов долларов исчисляется ежегодный доход в пире Хыдырзын-баба на шоссе Баку-Куба, около 2 миллионов набирается на пире в поселке Мараза Шемахинского района. И стоило бывшему главе исполнительной власти Хачмазского района провести новое шоссе через пир и за это потребовать с духовенства свою долю, как шейх-уль-ислам поднял большой скандал и потребовал отказаться от незаконных претензий светской власти на духовные доходы. Еще бы, ведь речь шла об утере сотен тысяч долларов!

Кто и когда требовал отчета о собираемых деньгах? Семья этого отчета не требовала, ибо сама на протяжении десяти лет возглавляла "пировый бизнес", который стал одним из самых прибыльных. Может, поэтому наша страна и была забыта Богом? Может, поэтому на нас и сыплются кары небесные? Об этом еще десять лет назад сказал один из ярых мусульман Шеки Мамед-Эмин Салимзаде. На заре перестройки он и его соратники, восторженно восприняв популяризацию исламской культуры, охотно взялись за реставрацию всех мечетей и пиров на территории Шекинского района. И в заброшенных мечетях, которые в советские годы использовались под склады продовольствия и фабрики по производству лампочек, очень скоро зазвучал азан.

На ремонтные работы Салимзаде истратил большие деньги, и соответственно все деньги, собираемые в пирах, поступали ему самому. Но уже в 1993 году новый президент Гейдар Алиев, озабоченный вовсе не решением карабахской проблемы, а сбором податей, потребовал у Салимзаде отныне направлять все поступления в казну Семьи. Шекинский мусульманин выступил против подобного богохульства и пригрозил Г.Алиеву восстанием исламского сопротивления. И тут в ход пошла любимая алиевская технология, оклеветавшая правоверных мусульман и обвинившая их в совершении тяжкого государственного преступления, - попытке госпереворота. Дескать, М.Салимзаде со своими сторонниками пытался создать "исламскую армию освобождения Кавказа" и свергнуть легитимное правительство. Оклеветанный Алиевым мятежник был заточен в Баиловскую тюрьму, где и скончался при весьма странных обстоятельствах.

Дело было сделано, а шекинский пир стал частью системы и приносить большие доходы Семье.

ПАРТИЯ ПРОИГРАНА

Мы не случайно так широко описали все особенности "пирового бизнеса", поскольку большой аппетит Семьи так сильно возрос, что очень скоро Алиевы стали подсчитывать доходы нардаранского пира, которые полностью направляются на строительство большого комплекса рядом со святыней.

Единственный пир, на который Семья не претендовала, - это святыня Мирмовсум-ага. Перед святостью личности этого человека Г.Алиев всегда испытывал с одной стороны непонятную, но с другой - закономерную слабость. Г.Алиев был очень суеверным человеком. Часто посещая свою мать в Ичери Шехере (мать Г.Алиева в конце жизни переехала из Нахичевани в Баку), он был много наслышан о целителе, в борьбе с которым оказался беспомощен сам Мирджафар Багиров. Гейдар Алиев неоднократно вспоминал, как однажды, когда маховик репрессий приблизился к нему самому, мать повела его к святому. И беда прошла мимо молодого чекиста.

Уже в годы своего второго правления Г.Алиев часто посещал могилу этого человека и продолжал искать у него помощи.

Но в отношении нардаранского пира его суеверие не устояло перед жестким прагматизмом. Президенту доложили о том, что в этом пире ежегодно собирается около 3 миллионов долларов, и эта громадная сумма не учитывается в реестре поступлений из Духовного управления. Более того, Г.Алиеву стало известно, что этот пир вообще находится вне контроля А.Пашазаде и управляется неким Гаджи Хафизом - аксакалом нардаранской общины.

Личность Гаджи Хафиза предопределила отношение к нему со стороны клана. Г.Алиеву предоставили широкую информацию об этом человеке, отсидевшим большую часть своей жизни в советских тюрьмах и получивший в преступном мире титул "вора в законе". Но после исламского ренессанса в Азербайджане у бывшего преступника проснулся интерес к религии, и после переосмысления жизненных ценностей он решил отречься от заповедей криминального мира, отказаться от воровского титула и стать правоверным мусульманином. Совершив хадж, он вскоре получил новый титул, но уже религиозный - хаджи, и выступил инициатором строительства известного комплекса в Нардаране. С тех пор он является непререкаемым авторитетом - аксакалом самой религиозной мусульманской общины в Азербайджане.

Получив полную информацию о прошлом Гаджи Хафиза, Г.Алиев решил, что с этим человеком ему будет очень легко разобраться и они найдут взаимопонимание. Семья при посредничестве шейх-уль-ислама (с которым у Гаджи Хафиза всегда были очень натянутые отношения в силу чрезмерного меркантилизма шейха) потребовала поделиться частью доходов, поступающих на строительство. Для правоверного мусульманина это могло означать только одно - объявление войны. Мало того, что власть попустительски относилась к проблемам села, не делала ничего для решения социальных проблем поселка, но она бросила вызов главной ценности Нардарана - святыне. Никто более не был в силах удержать гнев мусульман, которые не могли позволить осквернить последнее, что у них еще осталось, - реликвию.

Вскоре Гаджи Хафиз был арестован. Интересно, что информация об аресте этого человека не привлекла особого внимания СМИ. Напротив, все внимание общества было приковано к скандалу вокруг ареста Джебраила Ализаде и Гаджи Аликрама, хотя ключевой фигурой в этих событиях был именно Гаджи Хафиз. Власть применила к настоятелю пира самую грязную, но широко применяемую против десятков тысяч граждан технологию, - ему очень умело подбросили наркотики и оружие. Лидер мусульманской общины был обвинен в употреблении наркотиков.

Свыше года Гаджи Хафиза продержали в заключении, как заложника. Интересно, что в этот период шейх-уль-ислам неоднократно посещал колонию, где содержался заложник, что свидетельствует о том, что между ними шли постоянные переговоры. И уже накануне президентских выборов, при посредничестве А.Пашазаде, Гаджи Хафиз был отпущен на свободу. Но два других арестанта - Гаджи Джебраил и Гаджи Аликрам - продолжали оставаться в тюрьме, и смягчение власти на них пока не распространялось.

Это имеет свое объяснение. Договорившись с Гаджи Хафизом, Семья вполне могла бы выпустить и двух других заложников, если бы не политический окрас, правда, второстепенный, но все же присутствующий в этом деле. Клану было жизненно важно в период президентских выборов нейтрализовать одну из самых радикально настроенных частей протестного электората. Нардаранцы и Исламская партия, руководители которой родом из этого поселка, воздержались от активного участия на выборах и заняли выжидательную позицию. Поэтому и Г.Джебраила и Г.Аликрама продержали в тюрьме до окончания президентской гонки как заложников.

Стороны выполнили все пункты договоренности, и конфликт был исчерпан. Хотя власти до конца раздумывали относительно освобождения Г.Джебраила, являющегося одним из лидеров партии "Вахдат", поддержавшей кандидатуру Исы Гамбара на выборах. Известно, что решение о поддержке башгана "Мусавата" принимал лично сам Г.Джебраил, и власти об этом знали. Вот поэтому Семья потребовала, чтобы после освобождения он выступил с открытым покаянием и признал "милостивого и милосердного Ильхама" в стенах кабинета шейха. Г.Джебраилу ничего не оставалось, как принять последнее условие игры. Партия была проиграна.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Скорее всего, финальная часть нардаранской драмы была разработана самим Гейдаром Алиевым, оставившим своему отпрыску в наследство не только политическую власть, но и расписанный сценарий развития ситуации. Ильхам просто доиграл нардаранскую партию.

Традиции управления и коррупции, оставленные Г.Алиевым продолжают жить и сегодня, ибо эта власть во имя грабительского накопления капитала готова пойти даже против высшей силы. Но где же возмездие? Этот вопрос сегодня очень часто звучит из уст всех мусульман этой страны. Мы ищем справедливости, которой просто не существует на этой земле. Нет, этому учит не ислам, а буддизм. Когда-то Будда, возмущенный несправедливостью, поднял руки к небесам и произнес: "Если есть Бог, то где справедливость? Если же он не справедлив, значит он не Бог!". Люди, управляющие Азербайджаном, пошли против воли самого Всевышнего. И Его кара не замедлила себя ждать...

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 40, 06.12.2003