АРХИВ

ИСПОВЕДЬ УШЕДШЕГО

На прошлой неделе он покинул ряды партии, которой были посвящены двенадцать лет его жизни. Судя по всему он меняет не только политическую партию, но и политические взгляды. Он оставляет не ряды ПННА, он уходит из оппозиции. К этому выводу можно придти, ознакомившись с новыми взглядами бывшего оппозиционера. Что же побудило его распрощаться со своими политическими ориентирами, и каковы его дальнейшие политические планы? Сегодня собеседник "Монитора" - НАЗИМ ИМАНОВ, бывший член политсовета Партии национальной независимости Азербайджана.

"НАС ОЖИДАЮТ ПЕРЕМЕНЫ"

- В прошлом году наш журнал предложил вашу кандидатуру в качестве "единого кандидата" от оппозиции на пост президента страны. Мы тогда предложили применить модель Коштуницы, как примирительного и объединительного фактора среди лидеров оппозиции. Но другие кандидаты не поддержали эту инициативу и вообще отвергли саму идею "единого кандидата". Как можно объяснить это решение лидеров оппозиции?

- Ту инициативу "Монитора" я вспоминаю с чувством глубокой благодарности. Для меня было большой честью, что столь популярное издание, оказывающее влияние на формирование общественного мнения, выступило с этой идеей.

Но, если говорить честно, в возможность реализации этой идеи я не верил. Кстати, сами авторы этой инициативы тоже отмечали весьма малую вероятность принятия такого решения лидерами оппозиции. Люди, которые не пошли на компромисс друг с другом, не уступили бы претенденту со стороны. Но я неоднократно повторял - самым верным решением могло бы стать определение единого кандидата из состава первой пятерки. Они очень известны в обществе, а их авторитет подкреплен мощью их организационных структур. У независимого кандидата не было столь влиятельных политических структур, а по популярности он мог бы уступить лидерам оппозиции. Поэтому я настаивал на определении кандидата среди этих лидеров. Это был социальный заказ общества, в частности протестного электората.

Наиболее активная часть общества, и даже пассивные избиратели выражали свои чаяния открыто - они желали объединения оппозиции вокруг единого кандидата. Политические лидеры, которые не претворяют в жизнь чаяния своих сторонников, никогда не смогут добиться успеха. Что и получилось.

- Значит вы считаете, что именно безразличие, продемонстрированное лидерами в отношении своего народа, обусловило их поражение?

- Да, поражение оппозиции произошло по той причине, что оппозиция отказалась претворить в жизнь желания народа. Но я бы не сказал, что они были безразличны.

- Вы были одним из рьяных сторонников идеи единого кандидата. Почему вы не проявили принципиальной позиции тогда и не покинули ряды оппозиции, когда лидеры отказались от этой модели? Почему вы ушли из ПННА именно после выборов?

- Мое решение уйти из ПННА - результат долгого размышления и переосмысления процессов. Если бы я покинул партию в преддверии выборов, то был бы неправильно воспринят своими единомышленниками. К тому же, тогда я еще до конца не определился. Я должен был дождаться выборов. Согласитесь, мой уход в этот период был бы расценен, как удар по позициям партии.

- Но и вы согласитесь, что день выборов был формальным завершением избирательного процесса, поскольку победа правящего клана ни у кого не вызывала сомнений. Всем было ясно, что оппозиция потерпит поражение...

- Безусловно.

- Как вы думаете, выборы 15 октября заложили основу нового исторического этапа или алиевская эпоха все еще продолжается?

- Хотя жизнь и построена на отрицании, но все же будущее не отрицает прошлого, поскольку оно из прошлого и родилось. Согласно заявлениям и даже первым шагам И.Алиева на посту президента можно прийти к выводу о том, что алиевская эпоха продолжается. Но новый этап не будет копией прошлого, будут определенные изменения.

Ильхам Алиев молод. И возраст многое диктует. Будут определенные различия между правлением Г.Алиева и И.Алиева.

- Вы сказали, что ожидаете определенных изменений. Но нынешний президент сохранил политическую команду своего отца. Неужели вы полагаете, что с этой командой можно добиться каких-то изменений?

- Я считаю, что после выборов поменять команду было невозможно. Перемены требуют времени. И скорее всего, изменения в правительстве могут происходить с начала следующего года. Хотя, я не уверен, что Ильхам Алиев полностью сменит команду своего отца. Все знают - основная часть правительственных чиновников, назначенных в последние годы правления Г.Алиева, - близкие люди И.Алиева. Тогда многие эксперты и аналитики объясняли это тем, что Г.Алиев уже готовит новую политическую команду под своего сына.

- Но ведь Система и принципы управления останутся неизменными?

- Система - понятие весьма относительное.

"ЭКЗЕКУЦИЯ ЧИНОВНИКОВ НИЧЕГО НЕ ДАСТ"

- Я имею в виду коррупционную систему семейно-олигархической власти. Ведь изменения могут быть претворены в жизнь лишь в том случае, если самое ближайшее окружение Ильхама Алиева - К.Гейдаров, З.Мамедов, Дж.Аскеров, составляющие основу этой системы, будут отстранены от власти. Как вы думаете, способен ли И.Алиев обратить правосудие против своего коррумпированного окружения?

- Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Я должен основываться на аргументах. Ильхам Алиев выступает в новом лице. Нельзя сравнивать его нынешние мысли, поступки и действия с теми, которые у него были до президентства. Пока И.Алиев своими заявлениями и своей политикой не дает оснований отрицать или подтверждать ваш вопрос.

Конечно, ликвидация коррупции - главная, но вместе с этим очень сложная проблема. Азербайджан известен в мире, как одно из самых коррумпированных государств. Коррупция является главным препятствием для развития нашей экономики. Коррупция душит экономику. Правительство, заинтересованное в действительном развитии экономики, должно бороться против коррупции. Но эта борьба - это не дело пяти-шести человек. Общество должно вести борьбу против этого явления по широкому спектру. Публичная экзекуция нескольких чиновников ничего не даст.

- Речь идет не о публичной экзекуции, а о справедливом правосудии...

- Надо начать борьбу с коррупцией с комплексных мер, с низов. Например (это привлекло мое внимание), в первом своем выступлении на заседании Кабмина и в своем первом указе И.Алиев не упомянул о коррупции. Но вместе с этим в указе президента совершенно точно и правильно отражены проблемы наиболее болевых точек нашей экономики - проблема погашения дебиторских долгов между предприятиями, уравнивание соотношения нефтяного и ненефтяного секторов, изменение экономической структуры на местах и многие другие.

Но я ожидал, что И.Алиев подвергнет очень резкой критике коррупцию. Пока этого не было.

- Как И.Алиев может начать борьбу с коррупцией, если начиная с 1999 года, Г.Алиев передал ему все рычаги управления коррупционной пирамидой мафиозной Семьи. Как человек, стоящий во главе коррупции, может начать с ней борьбу?

- Вначале нужно доказать, что И.Алиев стоит во главе этой системы. Сегодня не 1999 год. Сейчас И.Алиев выступает в другом статусе, он - президент страны.

- Абдурахман Везиров тоже являлся главой государства, но этот статус не прибавил ему дополнительных способностей.

- Должность не приносит новые способности, но статус возлагает на человека дополнительную ответственность. На плечах у И.Алиева сегодня груз ответственности.

- А справится ли И.Алиев с этой ответственностью?

- Сегодня рано говорить об этом - трудно опровергнуть или подтвердить. Я не знаком лично с И.Алиевым. Мои предположения о нем состоят из сторонних наблюдений. Я не хочу ставить точку над "i" в своих предположениях о нем. Нужно время.

- И сколько вы собираетесь ждать?

- На Западе определена политическая традиция - 100 дней, по истечению которых можно дать первую оценку деятельности президента.

"Я СТОРОННИК ДОБРОЙ ВОЛИ"

- Ваша позиция претерпела коренные изменения. С чем это связано? Ведь в преддверии выборов вы говорили совершенно обратное?

- Мое отношение к власти остается прежним, и не претерпело коренных изменений. Но если выражаешь критическую оценку в адрес оппонентов правительства, то это воспринимается как реверанс властям. Я - противник тотального отрицания и огульного подхода, что все плохо и все плохие. Это - неправильный подход.

- В прошлом вы подвергали власть резкой, но одновременно концептуальной критике. Но сейчас у вас вдруг появилась какая-то надежда, связанная с будущем. С чем связан этот оптимизм?

- Надежда - это лирическое понятие и связано с эмоциональным восприятием. Да, вы правы, что я был одним из последовательных критиков этой власти в течение последних десяти лет. Но я никогда не оскорблял людей и не переходил на личности. Глубина критики вовсе не предполагает силу ругани. Я - сторонник доброй воли и доброго отношения к людям, только что пришедшим к власти.

В период правления Г.Алиева не допускался плюрализм. Существовало одно мнение - самого президента - которое и было определяющим. Сегодня страна вступила в новый период - правление Ильхама Алиева. Чтобы оценить этот период, нужно время. Надо подождать с категорическими оценками, анализом и высказыванием критики в адрес правительства. Только по прошествии времени можно констатировать успехи или неудачи новой власти. Задача независимых аналитиков и оппозиционных политиков состоит в этом.

- Значит вы действительно считаете, что страной управляет не коалиция "миф Г.Алиева и его политическая команда", а Ильхам Алиев?

- Сложно высказывать оценки по этому вопросу. Миф Г.Алиева действует сегодня и оказывает большое влияние на развитие политических процессов. Миф о Г.Алиеве имеет большое историческое значение. Десятилетнее правление Г.Алиева - эта часть азербайджанской истории, с которой связана судьба сотен тысяч азербайджанцев.

- А может быть, не десятилетнее, а 33-летнее правление?

- Я имел в виду десять лет без перерыва. В стране есть много реальных проблем, много реальных вопросов. Я не знаю как работает механизм власти изнутри, но я полностью уверен, что И.Алиев посвящает много времени решению проблем нашей страны.

- Неужели вы как гражданин этой страны (не говоря уже о вашем статусе оппозиционного политика) уверены в том, что Ильхам Алиев по своему потенциалу и политическому опыту достоин президентского кресла?

- Журналист Мамед Назимоглу - автор очень метких фраз. В преддверии выборов он сказал одну очень интересную фразу: "Как хорошо, что выборы проводятся на альтернативной основе. Если бы выборы проходили на безальтернативной основе, то все кандидаты потерпели бы поражение!".

Все познается в сравнении. У меня есть свои представления об идеальном президенте. Но это не тема для сегодняшней беседы. И сегодня высказывание подобных оценок с моей стороны неправильно.

И я, и оппозиционные политики, и журналисты знали о примерном сценарии развития ситуации. Была возможность изменить ситуацию и повернуть процессы в другую сторону. Вы же сами много писали об этом. Но правда в том, что мы - оппозиционеры - не смогли этого сделать и проиграли. И по этой причине И.Алиев победил. Он - победитель. Хороший или плохой президент Ильхам Алиев, идеал он или антиидеал - сейчас это не вопрос для обсуждений, поскольку он еще только начал исполнять свои обязанности.

- Предположим, что Г.Алиев избрал бы Гудрата Гасангулиева своим преемником. Вы сказали бы то же самое?

- Да.

- И даже Хафиза Гаджиева?

- Не надо строить беседу на фантастических предположениях.

- Но ведь еще в 1998 году приход к власти И.Алиева был тоже из ряда фантастики...

- Может быть, это и было фантастикой. Но есть категория людей, приход к власти которых - даже не фантастика.

- Допустим, что политический курс правительства определяется не личностными параметрами, а провозглашенными программами. Но И.Алиев провозгласил, что будет и дальше проводить в жизнь программы Г.Алиевы. И вы, и мы - были радикальными противниками и критиками этих программ. Первые месяцы правления И.Алиева демонстрируют его приверженность курсу отца. Если вы заняли нейтральную позицию, значит ли это, что вы считаете слова И.Алиева простой декларацией?

- Нет, я не думаю, что эти заявления - декларация. Это вполне реальные заявления. Но вместе с этим заявления о продолжении курса носят условный характер. Если помните, то Г.Алиев в определенном смысле продолжил внешнеполитический курс А.Эльчибея. Внешнеполитические ориентиры остаются неизменными, а тезис Эльчибея о недопустимости размещения в Азербайджане российских баз полностью претворен в жизнь.

- Но Г.Алиев оформил правовой статус Габалинской РЛС...

- РЛС существовала и при Эльчибее. Есть и другие вопросы, которые проанализированы. Кстати, сам Эльчибей признавал, что "в конце Г.Алиев вернулся к моему курсу". Хотя все считали Г.Алиева и А.Эльчибея политиками-антиподами.

То есть, И.Алиев, придерживаясь принципов курса своего отца, может провести в жизнь совершенно другую политику.

Г.Алиев утверждал, что мы идем по пути демократии. Эльчибей тоже заявлял об этом намерении. Курс на демократию Г.Алиева являлся продолжением курса А.Эльчибея. Хотя между этими президентами было много различий. В период правления Г.Алиева отсутствие справедливых выборов, нарушения прав человека воспринимались нами как борьба против демократии. Хотя по форме в этот период мы сделали шаг в сторону демократии. И.Алиев, говоря о том, что продолжит курс Г.Алиева, еще ничего не сказал. Он должен заполнить конкретным содержанием свои заявления.

"Я ПРОСТО РАЗОЧАРОВАЛСЯ"

- Насколько соответствует действительности слухи о ваших переговорах с представителями клана? По имеющийся информации, с вами ведет переговоры один из приближенных к И.Алиеву - Назим Ибрагимов...

- Вы сами сказали, что это слухи. Я всего один раз видел Н.Ибрагимова, и у нас больше не было никаких контактов. Но я играю в теннис с его братом. Он хороший теннисист и победил меня. Если это означает, что я веду с ними переговоры, то оставляю это без комментариев.

- Насколько вообще вероятно ваше сотрудничество с властями?

- Не получив конкретного предложения, я не могу говорить о сотрудничестве.

- Даже теоретически?

- Да. Пока нет конкретного предложения и моего решения по этому вопросу, я не могу быть легкомысленным.

- Соответствует ли действительности информация о том, что И.Алиев предложил вам пост вице-премьера в своем кабинете?

- Кто это вам сказал?

- Есть такая информация...

- Нет, я не получал такого предложения.

- В ходе сегодняшней беседы, я пришел к выводу, что ваша точка зрения и взгляды на происходящее претерпели большие изменения. С чем связана трансформация вашего мировоззрения?

- Если вы пришли в такому выводу, то я только рад. Очень часто азербайджанцы в качестве комплимента говорят друг другу - мы знакомы десять лет, но ты совсем не изменился. Это неправильное представление. Люди должны меняться. Я хотел бы меняться из месяца в месяц, из года в год. Но эти перемены должны быть к лучшему.

Но я не чувствую в себе больших изменений. Может быть, я просто разочаровался. Возможно, сегодня я стал более глубоко оценивать политические процессы. Человек непременно должен развиваться. Но, конечно, есть ценности, которые должны оставаться неизменными. К примеру, верность дружбе, отношение к семье, уважение к старшим. Но это нравственные принципы.

А что касается политических принципов, то мне кажется, что каждый политик должен относиться к власти как к средству, а не цели. Кстати, эту часть нашей беседы я считаю наиболее важной и об этом мне говорить приятнее.

Люди приходят в политику с чистыми намерениями. Я вспоминаю период создания ПННА и других организаций в начале 90-х годов, когда люди примыкали к политическим партиям, руководствуясь не собственными амбициями, а любовью к Азербайджану. Но были и редкие исключения. Все понимали - чтобы добиться высоких целей, нужно добиться власти. Борьба за власть исходит из этих высоких побуждений. Но порой страсть в этой борьбе достигает таких размеров, что люди забывают об истинных побуждениях.

Что неизменно для политика? Карабах, Родина, Азербайджан. Для политика эти принципы должны оставаться краеугольными камнями, и он должен развиваться в рамках этих ценностей. Если политик не развивается, это трагедия.

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 41, 13.12.2003