АРХИВ

ПРОЩАЙ, ОРУЖИЕ

Первый внешнеполитический вояж нового азербайджанского президента состоялся не Стамбул или Москву и даже не благословенный для правящей Семьи Вашингтон, а в Женеву.

Сразу хотелось бы успокоить тех наших читателей, кто подумал что И.Алиев поехал в банковскую столицу мира переоформлять семейные авуары. Официально в Женеву И.Алиев поехал для участия во всемирном саммите по информационному обществу и даже выступил там с речью.

На самом деле назвать происходящее в Женеве саммитом можно с большой натяжкой, поскольку никто из серьезных глав государств на нем не присутствует. Делегации возглавляются премьер-министрами или чиновниками из первого эшелона. Наиболее важными из гостей "саммита" стали азербайджанский президент и его армянский коллега.

По странному стечению обстоятельств Роберт Кочарян тоже решил посетить Женеву и поучаствовать в этом же саммите. Странное единодушие президентов двух "братских" стран не может не вызывать удивления. Вместе с резонными вопросами о целесообразности прогулок по берегам Женевского озера. Если учесть, что поездки состоялись почти сразу после того, как группа сопредседателей ОБСЕ посетила обоих президентов, то становится ясно, что поездка И.Алиева на саммит совершена исключительно ради встречи с Р.Кочаряном.

Ильхам Алиев начинает свои международные встречи с Р.Кочаряном - президентом страны, аннексировавшей 20 процентов азербайджанской территории, с человеком. под непосредственным руководством которого осуществлялись все фазы сепаратистского мятежа в Нагорном Карабахе. И это не случайно.

Во время визита сопредседателей ОБСЕ на них обрушилась беспрецедентная критика. Помимо ушата обвинений со стороны азербайджанского руководства, которое не способно освободить территории, но периодически пугает мир тем, что Азербайджан вот-вот начнет войну против Армении, прорезался и голос российского посла. В беспрецедентной и вообще не соответствующей дипломату лексике Н.Рябов обвинил сопредседателей в ничегонеделании. "Поехали, попили пива, потом приехали сюда". - заявил он.

Хотя всерьез принимать заявление русского посла я бы не стал, поскольку господин Рябов уже давно выступает с позиции не столько посла иностранной, пусть и дружественной, державы, сколько члена правящей в Азербайджане команды.

Основная причина недовольства действиями сопредседателей заключается в том, что они так и не предложили плана мирного урегулирования, который устраивал бы обе стороны. Правда, следует признать, что подобного плана не может быть в принципе и что деятельность сопредседателей все это время волей-неволей была направлена на то, чтобы мировое сообщество поняло всю тщетность попыток решить этот вопрос в соответствии с принципом "и волки сыты, и овцы целы".Все подготовленные сопредседателями варианты не воспринимались либо той, либо нашей стороной. Армяне не хотели уступать то, что захватили при помощи оружия, а Азербайджан не хотел признавать потерю Карабаха.

Отставка Тер-Петросяна стала предупреждением о том, что армянское общество весьма неэластично к компромиссам в карабахском урегулировании. В то же время и в азербайджанском обществе, несмотря на наличие антивоенной истерии, на потерю Карабаха смотрят как на историческое поражение. Гейдар Алиев так и не смог решить эту проблему и оставил ее в наследство своему сыну.

У Ильхама Алиева ситуация гораздо более сложная, чем у его отца. Как известно, он очень плохой переговорщик и не в состоянии выносить многочасовые переговоры, его возбужденная нервная система этого не выносит. К тому же, в отличие от отца, он теперь не может манипулировать общественным мнением. Удачность, с которой прошла процедура престолонаследия, и спокойствие, с которым общество восприняло воровство голосов, привели всех в мире к мнению о том, что с азербайджанским общественным мнением можно не считаться.

Поэтому задача посредников состоит в том, чтобы, реанимировав ки-уэсткие договоренности, заставить азербайджанские власти пойти на их реализацию. Суть этих договоренностей - в предоставлении "НКР" статуса де-факто независимого государства, создание территориального коридора между "НКР" и Арменией по территории Азербайджана взамен возврата территорий и транспортного коридора на Нахичевань.

Этот весьма невыгодный обмен явно не устраивает новые/старые азербайджанские власти. Но иной альтернативы нет. Угрозы новой войны, которая возможна в регионе в случае, если Армения не пойдет на уступки, никого - в том числе и армян - не обманывают. Все прекрасно знают, что одна из причин, по которым Запад поддержал узурпацию власти, закрыл глаза на фальсификации, наплевал на волеизъявление азербайджанского народа и демократические ценности, - в том, что он, Запад, получил гарантии от правящей Семьи, что Азербайджан никогда не начнет боевых действий в Карабахе.

Вся пропагандистская лапша предназначена исключительно для ушей азербайджанского общества, дабы добиться от него пассивности и согласия на сепаратные действия властей.

В ближайшие 10 лет азербайджанское руководство может забыть о войне как об инструменте давления. Хотя бы потому, что трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан проходит в непосредственной близости от возможного театра военных действий. А это означает, что громадные инвестиции под угрозой, поскольку как бы ни развивалась ситуация во время войны, безопасность БТД не будет полной.

В случае, если армяне повторят свой успех первой карабахской войны, они вообще могут контролировать нефтепровод. А учитывая их геополитическую ориентацию и хроническую нелюбовь РФ к этому проекту, судьба нескольких миллиардов долларов будет под большим сомнением, а вопрос транспортировки каспийской нефти - под тотальным контролем России. Вряд ли это устроит Запад.

А в случае, если война будет идти с переменным успехом, то не исключено, что трубопровод станет прекрасной мишенью для армянской артиллерии и авиации.

Но парадокс в том, что даже полная и окончательная победа Азербайджана в этой войне отнюдь не гарантирует западным инвесторам спокойствия. Как известно, терроризм - это оружие побежденных. А армянский терроризм имеет глубокие традиции. Если добавить что труба проходит через районы, населенные армянами, то возможность проведения удачного теракта увеличивается многократно. В случае тотального поражения армяне обратятся к террору, и их главной мишенью безусловно станет БТД. Поэтому до тех пор пока Запад не получит с процентами дивиденды с инвестиций, никаких боевых действий не будет.

Женевская встреча двух президентов, как и ожидалось, не принесла сенсаций. Это была встреча ради знакомства сторон друг с другом. Впрочем, ожидать от нее серьезных решений было бы неправильно. Стороны присматриваются друг к другу. Хотя ничего хорошего из этих встреч не выйдет. Р.Кочарян вряд ли испытывает к И.Алиеву личную симпатию. Несмотря на то, что они почти ровесники, их многое разделяет.

С Гейдаром Алиевым у Р.Кочаряна было гораздо больше общего, чем с его сыном. Оба они - из глухой чужеземной провинции, добившиеся всего в жизни сами, оба возглавили свои субэтнические кланы и привели их к победе на исторической Родине.

В то время как И.Алиев для Р.Кочаряна - чужеродный человеческий тип. Но, как руководитель Армении, он прекрасно понимает, что именно сохранение Алиевых на троне - лучшая гарантия не допустить войны, и потому будет с ним "договариваться" до бесконечности.

Первая встреча Ильхама Алиева с Робертом Кочаряном, как и многочисленные встречи его отца, ничего конструктивного не принесла. Можно смело прогнозировать, что после этого будет множество встреч в различных регионах мира, будут споры, жаркая риторика, стороны будут обвинять друг друга в нарушении договоренностей... Не будет главного - азербайджанского знамени над Карабахом, ибо права азербайджанская пословица - сколько не говори "халва", во рту сладко не станет...

ТОФИК ШИХАЛИЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 41, 13.12.2003