АРХИВ

ВИЗИТ СТАРОЙ ДАМЫ

Цены растут не по дням, а по часам. И не надо быть экономическим экспертом, чтобы это заметить. Точнее, необходимо быть правительственным экспертом, чтобы этого не замечать. Старая дама - инфляция - наносит нам свой визит.

Несмотря на очевидность значительного роста цен, правительство и Госкомстат уверяют общество и мировые финансовые институты, что инфляции в Азербайджане нет, а факты роста цен носят локальный характер. Но факты - вещь весьма упрямая, а в экономике - вообще доминирующая. И посему свидетельствует об обратном.

ТО, ЧЕГО НЕТ

Так вот, весь прошедший год независимые эксперты фиксировали рост цен на основные потребительские товары. В принципе, как такового, индекса инфляции не существуют, в качестве него принято считать индекс цен на потребительские товары (ИПЦ). В нем сведены цены на 19 или 25 (в зависимости от страны) основных потребительских товаров. А в качестве более серьезного макроэкономического индикатора экономисты пользуются индексом оптовых цен (ИОЦ).

Но в принципе ни тот, ни другой индекс не носит социального характера, а преследует узкоспециальные экономические цели. Индекс инфляции во всех странах - это всего лишь показатель здоровья национальной экономики. Не более того. А в качестве более социально агрегированного показателя зачастую используют "потребительскую корзину", так как в ней сведены не только цены на товары и услуги, но и коэффициенты их потребления.

Поэтому, чтобы ответить на вопрос - есть в Азербайджане инфляция или нет? - необходимо вычислить все три индекса и выявить динамику изменений.

Не знаю, какую методику используют в нашем Госкомстате при исчислении ИПЦ, но у экспертов ЦГИ не получился результат, тождественный с их результатом. За прошедший год ИПЦ, согласно нашим расчетам, вырос на 7,6 процента. Причем, это если учитывать динамику роста по широкой гамме - то есть по 25 товарам ширпотреба. Если сузить диапазон расчетов до 19 товаров, то уровень инфляции превысит 10 процентов, а это в 20 раз превышает заявленный властями результат.

Еще более ошеломляющий результат можно получить, если сравнить динамику роста минимального потребительского бюджета. Если в начале года стоимость потребительской корзины на одного человека было равна 208 тысячам манатов на человека, то за год она выросла до 283 тысяч манат.

Произошло это за счет роста цен на основные продукты потребления. За отчетный период цены на мясо и мясопродукты выросли на 18 процентов, мясо бройлеров - на 7 процентов, а на основной продукт нашего питания - куриные окорочка - вообще на 30 процентов.

Ценой невероятных усилий правительство сохранило цены на хлеб. Сделано это было исключительно административным способом, по-советски - путем закупки зерна в Казахстане и последующей продажи по заниженным ценам на рынке. Эта зерновая интервенция правительства спасла рынок зерна от полного обвала.

Таким образом можно констатировать что инфляция, и весьма высокая, в 2003 году в Азербайджане наблюдается. А это означает, что достигнутая столь дорогой ценой макроэкономическая стабильность приказала долго жить. Но власти просто не в состоянии это признать, поскольку сами же и спровоцировали волну инфляции.

ИНФЛЯЦИОННЫЙ КАПКАН

Инфляция - вещь трудно прогнозируемая. До сих пор экономисты спорят о причинах, ее порождающих. Но в большинстве случаев инфляция - это компенсационный механизм между совокупным спросом и совокупным предложением. То есть, увеличение денег без соответствующего роста товарного производства неизбежно приводит к росту цен.

В запале желания сохранить режим власти начали массированное улучшения социального положения граждан - увеличили зарплаты, пенсия и пособия. Это привело к росту денежной массы. По расчетам независимых экономистов, объем денежной массы (по агрегату М2) превысил 2 млрд. манатов. При этом основной объем денежной массы приходился на показатель М0 (наличные деньги) - 1600 млрд. манатов.

Кроме того, абсолютно ненормальным является то, что свыше 80% денежной массы является наличными деньгами, в то время как на "безнал" остается меньше одной пятой части. Ни в одной стране мира такого соотношения нет. Это означает, что нынешнее приращение объемов денежной массы обеспечивается наличностью, а не безналичными деньгами.

В наших условиях резкий рост денежной массы неизбежно ведет к инфляции. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять природу азербайджанской инфляции.

Ее истоки берут свое начало еще в советские времена, когда огромное количество денежных средств на руках у населения не было подкреплено соответствующим количеством товарных запасов. Как следствие, был хронический дефицит и скрытая инфляция.

С отменой госконтроля над ценами процесс вышел из-под контроля. В ранний период независимости азербайджанской финансовой системы мы прошли характерный период печатания денег по принципу "сколько надо - столько и наштампуем", что привело страну к гиперинфляции.

Затем последовало соглашение с МВФ и медленное сокращение денег в экономике. МВФ предлагал параллельно провести структурные реформы, но азербайджанское правительство так увлеклось монетаризмом, что вместе с водой вылило и ребенка.

Целью проводимой кредитно-денежной политики было снижение денежной массы на уровень меньший, чем необходимо для нормального функционирования экономики. В результате, в силу своей специфики, жесткая денежно-кредитная политика выполнила свою роль: в результате ее применения уровень инфляции был снижен практически до нуля, а происходящий рост денежной массы соответствовал росту индекса потребительских цен по отдельным позициям. Манат превратился в супердорогое финансовое средство.

Но при этом был достигнут небольшой побочный эффект - не выдержав новомодных экономических теорий, азербайджанская экономика тихо скончалась.

ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО ПОЖНЕШЬ

В чем суть нынешнего экономического кризиса? В том, что:

- количества национальной валюты хронически недостаточно для выполнения функции денег;

- обмеление финансовых потоков привело азербайджанские финансовые институты к параличу;

- рынка ценных бумаг не существует;

- институт ГКО работает в смехотворных масштабах;

- внутренние инвестиции отсутствуют;

- и даже банки работают по странному типу обслуживания корпоративных клиентов семейного бизнеса.

В этих условиях резкий рост денег на руках у населения привел к инфляции. Как известно, самым большим провокатором инфляции является рост наличной денежной массы. В отличие от прочих денежных индикаторов, он напрямую действует на ИПЦ - индекс потребительских цен, который и считается инфляционным индексом.

При этом следует отметить, что в нашем случае произошел резкий рост наличности по советскому сценарию. То есть, наличные деньги оказались на руках у большого числа лиц. Предвыборная "раздача слонов" коснулись большого числа людей, которых можно считать обездоленными. Предложение денег превысило спрос, а если денег больше чем товаров, то цены начинают расти. Тут хоть тресни, но это так!

Денежная масса начинает стимулировать экономику только тогда, когда: а) она находится на руках не у обездоленного и обнищавшего населения, а у инвесторов; и б) в экономике существует многоуровневая система, позволяющая инвестировать финансовые ресурсы без инфляционного перегрева. В противном случае инфляция неизбежна.

А ведь наш журнал еще в середине года предупреждал власти о макроэкономическом вреде политики подкупа избирателей.

ГРУДЬ В КРЕСТАХ ИЛИ ГОЛОВА В КУСТАХ

Сегодня у властей есть два пути: либо снова начать финансовую диету и вызвать шквал роста антиправительственных настроений в обществе, либо изменить макроэкономическую политику.

В принципе, возможно без большого ущерба для экономики проводить более мягкую кредитно-денежную политику с приемлемым уровнем инфляции. Это путь, которым пошла российская экономика. Правда, для этого необходимо сделать курс маната соответствующим его реальной стоимости - без этого положительного эффекта не достигнуть. А это означает девальвацию национальной валюты на 20-30 процентов. Что, в свою очередь, похоронит национальную банковскую систему.

В принципе то, что произошло, - это результат ошибочного пути, выбранного в середине 90-х годов прошлого века. Монетаристские теории в Азербайджане (как, впрочем, и во всем мире) не прижились и не принесли реального эффекта. Но вот сможет ли нынешнее правительство отказаться от эфемерных макроэкономических конструкций и начать новую финансовую политику - это большой вопрос.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 41, 13.12.2003