АРХИВ

СКОРБНЫЕ МЫСЛИ

Обычно я не смотрю государственное телевидение. Но 15 декабря, в день похорон, смотреть было больше нечего мне поневоле пришлось наблюдать за церемонией прощания с покойным экс-президентом Гейдаром Алиевым, а также смотреть выступление по АзТВ депутата ММ Хангусейна Кязымлы и начальника Управления технической инвентаризации и регистрации прав собственности Арифа Гарашева.

Присутствующие в студии вспоминали покойного, хотя он в этом не нуждался - но каждый отрабатывает свой хлеб, как умеет. Затем в студию пришла известный журналист, публицист и прозаик-документалист, автор многочисленных произведений не только про Гейдара Алиева, но и других сильных мира сего, Эльмира Ахундова.

Вынужденная прервать свою поездку в Москву после вести о кончине Гейдара Алиевича, Эльмира Ахундова стала делиться своими воспоминаниями. Она посетовала, что масштаб личности и таланты Гейдара Алиева признавали многие крупные политические и государственные деятели за рубежом, но ей жаль, что на родине есть люди, которые отказываются признать очевидное.

Не будучи оппозиционером и ни в коей мере не собираясь отрицать масштаб личности и таланты покойного, хочу спросить - считает ли она, что все должны разделять ее мнение и восхищаться Гейдаром Алиевым? Слышала и знает ли уважаемый публицист слово такое - "плюрализм"? Если да, то почему она не оставляет за каждым право на свое, пусть и ошибочное, мнение?

Неужели известный публицист хочет, как Хангусейн Кязымлы или почтенный Муртуз Алескеров, например, чтобы в Азербайджане, который они сами называют демократическим, все поголовно думали и поступали так, как они? Если хочет, то у меня нет вопросов. А если нет, тогда почему она сетует на тех, кто не разделяет ее мнение? Или сценарист-документалист вместе с некоторыми считает, что плюрализм должен быть направляемым, управляемым и подправляемым, как и вся наша демократия и наше свободное голосование на президентских выборах? А может быть, автор панегирических произведений, уважаемая Эльмира Ахундова совершенно искренне считает, что я должен, просто обязан соглашаться с ее мнением насчет выборов, с ее статьями, книгами и фильмами?

Но ведь она, талантливый человек, делает это, чтобы заработать себе на жизнь, чтобы заполучить свой кусок с барского стола. Но причем тут я и другие зрители и читатели?

Может быть, не стоило бы заострять внимание на такой мелкой детали, если бы не нынешнее тяжелое время. Если бы не политическая линия, которая проглядывает за этими словами. Нет, не согласен я с вами, мои дорогие. Не нравится мне, например, процедура и способ, каким был избран в парламент Хангусейн Казымлы. Не понравились мне и фальсификации на президентских выборах. Не нравится мне и уровень жизни моих друзей, родственников и знакомых - умных, толковых, работящих людей, многие из которых покинули или собираются покинуть Азербайджан.

Не нравится мне, что в нашем здравоохранении такая ситуация. Не нравится мне, что министр здравоохранения Али Инсанов, вместо того, чтобы работать и отчитываться перед общественностью о своей работе по устранению недостатков, может позволить себе обругать и оскорбить оппозиционного политика по телевидению. Очень не нравится мне также, что к суду привлечь его за это нельзя - можно только оштрафовать аж на десяток ширванов.

Не нравится мне также, как у нас в городе приватизируют квартиры. Не нравится, как принимают документы для получения загранпаспортов. Не нравится, потому что чиновники берут мои кровные, не только не краснея, но еще и требовательно заглядывая в глаза. Почему я должен им платить в наше трудное время? Да и вообще почему я должен платить еще что-то, кроме госпошлины? Они же получают зарплату, определенную им самим президентом страны, портреты которого висят у них над головой, и имя и воля которого для них священны. А не заплатишь, намыкаешься так, что пожалеешь. Они берут у меня, а мне откуда брать? Да и не хочу я брать, мучить людей и жить крысой или насекомым так, как они.

Спросите, при чем тут президент? А при том, что мне не восемнадцать лет, и я хорошо знаю, где и когда можно пожаловаться и найти управу на лихоимствующего или зарвавшегося чиновника, а где и когда даже разговаривать на эту тему бесполезно.

Так вот, на ОВИР во главе с полковником Рафиком Бабаевым жаловаться бесполезно, как на беспорядок в аэропорту, как на районные или городскую исполнительные власти. Потому, что в каждом учреждении есть порядок сдачи документов, устроенный именно для того, чтобы приличный человек устыдился этой толкотни, унижений, поостерегся или испугался и заплатил сумму, которую затем передает своему начальнику, тот - выше и так далее до самого верха. То же самое творится в самых разных структурах власти, от полиции и прокуратуры до министерства культуры.

Только не надо мне говорить, что "всегда так было и будет". Это мы уже слышали. Эта формула - весьма удобная отговорка для тех крыс, которые сидя в чиновничьих креслах, жируют, обирая обычных граждан, вроде нас с вами.

Допустим, что так было. Но почему так должно быть всегда? Означает ли на их языке "всегда", что так всегда было за последние "славные тридцать лет правления"? Но если так было все тридцать лет, то стоит ли восхищаться этими годами?

Эта пирамида выкачивания денег бескровным "методом вынужденного выбора" изобретена не президентом, однако является сущностью правления Семьи. Метод этот бескровен для тех, кто подчиняется установленным ими правилам и покорно дает себя стричь или доить. А для тех, кто не подчиняется, есть методы пожестче и покруче, есть очень крутые, есть даже кровавые. Я в этом еще раз убедился 16 октября.

Вот это мне и не нравится, хотя я согласен с тем, что Гейдар Алиев - великий, могучий, гениальный и так далее. К сожалению, при всех его многочисленных достоинствах он имел и отдельные недостатки, допускал лесть и поклонение, как и простой смертный. А если властитель допускает лесть, вокруг него всегда будут льстецы. Если бы они низкопоклонничали только в президентском дворце, это было бы еще полбеды. Всякий живет, как хочет и как может. Кто-то летает, кто-то ходит, кто-то ползает, а кто-то устраивает для себя и детей уютную норку в навозе. А мне вот, рядовому зрителю, не нравится видеть таких по телевидению, да еще в лошадиных дозах, которые Низами Худиеву кажутся, наверное, нормальными, а может даже микроскопическими. Тошнит меня от этого.

Это еще не все. Такие, как "кандидат в президенты" Хангусейн Кязымлы, или "оппозиционеры" Лала Шовкет, Сабир Рустамханлы, Хафиз Гаджиев, Гудрат Гасангулиев помогают семье Алиевых придать демократический облик своему правлению, а такие, как Эльмира Ахундова или Максуд Ибрагимбеков, рассуждая о высоких материях, пропагандируют их своим пером.

Если уважаемая Эльмира Ахундова сочтет, что я клевещу на нашу действительность, пусть оглянется вокруг и призадумается над сказанным или над тем, например, почему я, или другие инакомыслящие, не имеют ни малейшего шанса высказаться через телевидение или радио в демократической стране-члене ПАСЕ?

Неужели мы так опасны? Если мы такие простаки и глупцы, почему вы так боитесь наших слов, почему затыкаете нам рот? Почему сидит в тюрьме человек божий Гаджи Ильгар Ибрагимоглу? Почему сидит бесстрашный капитан Джанмирза Мирзоев? Почему сидит журналист Рауф Арифоглу и другие? Ведь инакомыслящие сидели по тюрьмам и психушкам в советское время, а сейчас мы вроде строим демократию? Или нет?

Короче, уважаемые, зря вы пытаетесь заставить людей думать так же, как и вы. Все равно не получится. Мартышкин труд! Если это не прошло в советское время, не получилось даже у гениального "отца народов" Сталина, неужели вы думаете, что получится сейчас, когда существуют спутниковые антенны, интернет и нет "железного занавеса"?

Не знаю только, что вы думаете, на что надеетесь? Неужели искренне верите, что все так и будет продолжаться? Очень сильно сомневаюсь в этом. Иранский шах Мохаммед Реза бежал, египетского короля Фаруха свергли, пожизненного президента Саддама Хусейна вытащили из какого-то подвала с длинной бармалеевской бородой. А ведь тоже крутой был, льстили ему, хвалили, клялись в любви и преданности. И где они теперь, верноподданные льстецы?

Желаю успеха всем работающим и выступающим по АзТВ и другим каналам страны на их благородном поприще, много им денег и спокойного сна - первого признака чистой совести, незапятнанной чести и неущемленного достоинства - так считалось в старину. Кстати, сейчас даже самые беспринципные политики и журналисты на бессонницу вроде не жалуются. Да, время идет и человеческий род эволюционирует.

А что касается денег - по-моему, у актрисы и телеведущей Малейки Асадовой денег и известности много... А я знаю подоплеку событий, причины и следствия, не обманываю себя и не строю иллюзий, не лгу, не клевещу и подхалимничаю ради куска хлеба, зарабатывая его в поте лица, живу не как насекомое, а как человек, и смеюсь над насекомыми, глядя на экран. А когда изредка накатывает, как сейчас, решил высказаться печатно.

Недавно приятель рассказал мне, что он ощущает себя, жену и детей рабами, купленными рабовладельцем, или крепостными крестьянами, которых барин оставил по наследству сыну. Я так не считаю, но уже прошло два месяца после выборов, а все еще какой-то осадок на душе. Унизительно это и нельзя ничего поделать. Они сильны сегодня, они победили - не правдой, а кривдой. Победителей не судят, говорите? Это раньше считалось, что победителей не судят. А теперь, как сказал поэт Мамед Араз: "Сабах вар, сабахын сабахы да вар". Дожить бы до этого завтра. Не просто дотянуть, а дойти с высоко поднятой головой, не поддаться, не сломаться, не смириться. Это главное.

Кстати, еще один гений, непопулярный ныне Карл Маркс сказал: "Раб ничего не может сделать против своего хозяина, однако пока он ненавидит его - он еще человек. Когда же раб смирился и ненависть в его душе угасла, он уже животное, вещь". Вот и выбирайте сами, дорогие читатели...

ИЛЬГАР ЗЕЙНАЛЛЫ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 42, 20.12.2003