АРХИВ

ГЕЙДАРОНОМИКА

В бытность Гейдара Алиева первым секретарем ЦК КПА он уделял особое внимание именно экономике. Долгое время она оставалась его любимой игрушкой. Недаром большинство его изречений посвящены экономическим темам. Чего стоит только его заявление, что "страна с сильной экономикой способна на многое".

Но при этом до конца своей жизни Г.Алиев верил, что экономикой можно управлять и, выдавая желаемое за действительное, пытался убедить народ в положительном воздействии его реформ на экономику страны. Еще в советское время экономика стала для него ключевой отраслью. Понимая, что только за счет роста экономических показателей можно достичь карьерного успеха, он сделал азербайджанскую экономику заложницей своей политической карьеры.

Справедливости ради необходимо отметить, что особых полномочий он тогда не имел - большая часть управления экономикой республики было сосредоточена в Москве. В функции республиканского руководства входило по сути лишь сельское хозяйство. И именно эта отрасль стала настоящим полигоном алиевских технологий. Именно там вовсю расцвели приписки. По производству монокультур хлопка и винограда уровень приписок превысил 100 процентов - невиданный для СССР результат.

Сегодня, хваля славное алиевское прошлое, некоторые утверждают, что на этот период приходится невиданный расцвет экономики. Причем за "алиевский период" берутся все последние 34 года. На самом деле Г.Алиев управлял Азербайджаном не 34 года, а два отрезка - 12 и 9 лет. Между ними были 11 лет, когда он не управлял нашей экономикой. И, как это ни парадоксально, именно в этот период экономика достигла наибольшего расцвета. В особенности это произошло в бытность А.Муталибова первым секретарем ЦК КПА.

Не случайно, что когда по заданию президентского аппарата в министерстве экономики была создана группа по анализу экономического прогресса в период 1969-1999 гг., она столкнулась с огромной проблемой. Группа во главе с главным советником министерства А.Эфендиевым пришла к вышеприведенному выводу - в период отсутствия Г.Алиева в республике экономика развивалась более динамично.

Понятно, что в результате итоги исследования были похоронены в архиве.

Что касаемо первого периода - с 1969 по 1982 годы, то в эти годы темпы роста ВВП республики были одними из самых низких в СССР. Общий рост экономики СССР, подогревавшейся в тот период огромным потоком нефтедолларов, не мог не отразиться и на экономике Азербайджана, но этот рост носил экстенсивный, энерго- и материалозатратный характер. Это была общая тенденция по Союзу, но в Азербайджане она носила характер кампании.

Основной упор делался на досрочную сдачу промышленных объектов союзного значения. О том, как они вписываются в народнохозяйственный комплекс республики, никто не задумывался. Именно поэтому большинство промышленных предприятий в новое время так и не смогли начать нормально функционировать. Зато республиканское руководство могло похвастать тем, что Азербайджанская ССР получила статус индустриальной республики. Более половины ВВП производилось на промышленных предприятиях.

Уже тогда было ясно, что для Г.Алиева главное - не развитие экономики, а его личная роль в этих процессах. Во время его второго пришествия он лишь доказал верность этого постулата.

Сегодняшнее состояние экономики внушает весьма серьезные опасения. За десять лет экономический потенциал республики сократился в несколько раз. Число реально занятых в экономике людей сократилось на порядок. Сохранение ВВП происходит за счет манипуляций со статистикой. По сути, если вычесть нефтяной сектор, то остальная часть промышленности находится в тяжелейшем кризисе.

Безусловно, у развала советской экономической модели есть объективные причины. Гипертрофированная командно-административная экономика СССР, частью которого являлся Азербайджан, была неэффективной и неконкурентной. Поэтому переход на рыночные рельсы неизбежно должен был вызвать падение экономики.

Но, как показывает практика других постсоциалистических стран, практически во всех из них после короткого периода кризиса начинался период подъема экономики, который сопровождался ростом промышленного производства. Приватизация и изменение государственной промышленной политики приводило к росту промышленного производства, восстановлению, а зачастую и к увеличению, валового объема промышленной продукции и росту экономики не за счет сырьевых секторов.

В Азербайджане этого не произошло. Что является закономерным результатом политико-экономического курса, проводимого Гейдаром Алиевым. Подобное стало возможным, поскольку процессы в экономике были прямым следствием политических процессов. Гейдар Алиев строил феодализм, а феодализм и рыночная экономика несовместимы в принципе.

Экономическая политика режима всегда была ориентирована на разграбление национальных богатств и максимальное обогащение. Монополизация экономики - в особенности ее высокодоходных сфер - всегда была задачей номер один. В этих условиях промышленные предприятия рассматривались режимом как источник быстрого и мгновенного обогащения. Поэтому задача власти состояла в том, чтобы в максимально быстрый срок продать имущество заводов и фабрик. А это автоматически привело к превращению промышленных производств в простые объекты недвижимости.

К тому же, за годы реформ так и не удалось создать нормальной макросреды, стимулирующей развитие экономики. Отсутствие в правительстве людей, понимающих, что происходит с экономикой, и имеющих превратное представление об идущих процессах, сделали Азербайджан полностью зависимым от теоретических моделей неомонетаристов. Бездумные монетаристские реформы привели к появлению на рынке неадекватно дорогого финансового инструмента - маната. Дефицитный манат буквально съел зарождавшийся внутренний рынок, при этом затормозив гиперинфляцию.

Отсутствие развитого и сегментированного финансового рынка заставило власти для решения этой задачи пожертвовать внутренним производством - в надежде, что возрожденная финансовая стабильность окупит понесенные жертвы. Для этого были сокращены субсидии промышленным предприятиям и резко сужен уровень предоставляемых кредитов. Государственные инвестиции сведены на ноль. Только полностью обмелив внутренние финансовые потоки и лишив экономику свободных денег, удалось решить задачу.

Отсутствие свободных денег означает автоматическое отсутствие внутренних инвестиций. Если все сбережения обесценились, а платежное средство безумно дорого, то деньгам взяться практически неоткуда. Количества денежной массы по всем категориям недостаточно не только для стимулирования экономического роста, но даже для финансирования нормального воспроизводства ВВП. Отсутствие дешевых и доступных кредитов, высокая ставка рефинансирования, провоцирующая огромные проценты по кредитам, не позволяют нормально функционировать рынку заемного капитала. А это означает, что предприятия лишены возможности провести реконструкцию за счет заемных средств.

К сожалению, этот удар не удалось скомпенсировать и внешними инвестициями. Зарубежный инвестор так и не решился вложить в экономику Азербайджана. Сегодня практически все инвестиции сконцентрированы в нефтеэнергетическом секторе. Более 90 процентов инвестиций, пришедших в страну после 1993 года, вложены в ТЭК, точнее - в его добывающий сектор. В промышленное производство и обрабатывающую промышленность не вложено по сути ни доллара.

И наконец последний гвоздь в гроб экономики вбила тотальная коррупция, охватившая все сферы экономики и жизни. Практически все фирмы и организации сейчас работают в тени. Самые прибыльные отрасли экономики напрямую подконтрольны политическому руководству. Многочисленные проверяющие структуры, осуществляющие государственный рэкет, высокие налоги, беспредел силовых структур, разрешительный принцип ведения бизнеса, протекционизм власть имущих, высокое бремя налогов, огромные штрафы, вымогательство руководителей налоговых структур - все это привело к превращению фискальных органов в репрессивные. А все вместе это и есть - построенная за годы независимости экономическая система.

Экономика страны уничтожена - это понимают даже власти. Не случайно своим первым "реформаторским" указом сын Г.Алиева практически подтвердил все указанные в этой статье болевые точки азербайджанской экономики. Можно смело констатировать, что в результате многолетней гейдарономики Азербайджан превращен в ориентированную на торговлю нефтесырьем банановую - или точнее - баклажановую республику. Поскольку после того, как закончится нефть, этот овощ станет единственным экспортным продуктом нашей страны.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 42, 20.12.2003