АРХИВ

ПОХОРОНЫ ВЕКА

Всю неделю Азербайджан прощался с Гейдаром Алиевым. Прощание с вождем превратило нашу жизнь в сущий ад, и еще очень долго "скорбная неделя" останется в памяти телезрителей, как самое незабываемое шоу современности. Вся жизнь Гейдара Алиева напоминала спектакль. Вождь мастерски отыграл свою жизнь до конца, поставив последний завершающий акт на политической авансцене.

Что я могу вспомнить о пережитом на прошлой неделе? Кладбище, кладбище и еще раз кладбище. Мы встречали раннее утро с мыслью о кладбище и провожали лунную ночь с этой же мыслью. А в ушах до сих пор звенит вой "гара зурны". Вождь, обладавший фантастической волей к жизни, словно пытался под занавес жизни забрать наши последние силы с собой.

Не вышло! Все проходит. Прошло и это. И сегодняшний день мы встретили без мысли о кладбище, а завывания "гара зурны", преследовавшие нас даже в самых интимных местах, оставили нас в покое. Жизнь продолжается. Но власть попыталась извлечь из смерти, траурной процессии и похорон Г.Алиева максимум политических дивидендов.

А как все было на самом деле? Мы обратили внимание на массу деталей, оставшихся вне объективов камер, но которые могут внести ясность в ситуацию во властных кругах, взаимоотношениях в августейшей Семье, планах и мыслях нового/старого руководства Азербайджана, связанного с обозримым будущим.

ДОЛГО ОЖИДАЕМАЯ СМЕРТЬ

В ночь с 12 на 13 декабря по улицам столицы в очередной раз со скоростью молнии разнеслась скорбно-радостная весть о "скоропостижной" смерти Г.Алиева. "Гейдар умер!", - это призывное восклицание вновь поразило азербайджанцев, которые в очередной раз поставили под сомнение компетентность мировых информагентств. "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!" - повторял каждый второй азербайджанец, уверовавший в бессмертие Г.Алиева и вполне серьезно ожидавший его воскресения. Легко представить и реакцию Эдуарда Шеварднадзе, который уже третий раз выражал свои соболезнования азербайджанскому народу.

Вся столица бросилась к телеэкранам в надежде получить хоть какую-то информацию. Но с потрясением телезрители, устремившие свой взгляд на первый государственный канал, после эфира новостей имени Низами Худиева узрели... трансляцию кинокомедии. Все дружно переключились на "Лидер" - голос трайбократии, чтобы хоть там получить какую-то информацию. Тщетно. Наконец, все вспомнили, что есть еще один телеканал под названием "Спейс". Но там малоприятная, но многоговорящая девушка в очках в окружении духовников с перекошенными лицами обсуждала извечную тему "нязира" - пожертвований в фонд имени Аллахшукюра Пашазаде.

Страна вновь пришла к заключению, что слухи о смерти вождя вновь оказались сильно преувеличены. И вот в это мгновение очень повезло людям, которые предпочитают в полночь наблюдать за крутящимися пальцами, дрожащими густыми бровями, и словесным недержанием Орхана Фикретоглу. АНС, ныне лидирующий в подобострастии к отцу народа, в поэтическом исполнении О.Фикретоглу сообщил о том, что наш народ понес большую потерю - умер Г.Алиев.

"Йо!" и "ах!" - только и произнесли ошарашенные телезрители. Неужели? В самом деле? Свершилось! О, Господи! Как же так?! Ведь только вчера сын президента, простите, уже президент, уверял нас в скорейшем выздоровлении президента, простите - бывшего президента.

Но появление на экране АНС его скорбного лица - Миршаина - поставило все точки над "i". Такое выражение лица у него можно было представить только в день смерти Г.Алиева.

И пошло. В эфире любимого покойником телеканала стали раздаваться причитания Ганиры Пашаевой о том, что она больше никогда не встретит Г.Алиева в аэропорту. Разбудили шейх-уль-ислама (видимо, только эта новость и могла разбудить главного моллу страны) и он, шипя и пришепетывая, объявил Г.Алиева великомучеником и шехидом, прошедшим путем имама Гусейна (!).

Начиная с этого момента, пошло невероятное.

Позабыв о том, что смерть - это таинство, оппозиционеры и йапуны, кинорежиссеры и поэты, певцы и композиторы образовали длинную очередь перед телекамерами в надежде поделиться своими домашними заготовками. Рустамханлы декларировал, Назим Иманов сожалел, Микаил Мирза бился головой, Али Ахмедов смотрел отсутствующим взглядом, Ильхама рыдала, Бриллиант плакала, Сирус извергался, Сиявуш прятался, а министр финансов стал нас уверять в том, что до Г.Алиева все мы, включая его, были татарами.

Дальше - больше. Оказалось, что именно смерть Г.Алиева подтолкнула Азера Зейналлы переосмыслить свою политошибку, и он поклялся духом умершего больше не петь "Мусават, ирели гелебейе" и дал обет до конца своей жизни исполнять "Сянсиз".

Мы узнали из собственных слов министра финансов А.Алекперова, что раньше он был никем - обычным выпускником техникума, получившим столь высокий пост от Г.Алиева. А Назим Иманов предложил развивать наследие Г.Алиева (интересно, а почему эта светлая мысль не пришла к нему до выборов?) А Алимамед Нуриев, в прошлом оруженосец А.Керимли, ныне нацепивший поближе к сердцу долгожданный золотой значок депутата, был похож на индийского актера из трагедии. Его скорбное лицо в тот момент напоминало лучшие традиции мастеров индийского киноискусства.

Смерть любого человека нужно оплакивать, и Г.Алиев не исключение из этого печального правила. Но люди, пользующиеся его смертью, как средством выслужиться, достойны только осуждения. Министры, депутаты и председатели всех комитетов и комиссий соревновались в панегириках. Все пытались залезть в телеящик и рассказать хоть что-то о вожде.

Ближе к утру 13 декабря весть о кончине диктатора дошла наконец и до Н.Худиева. К истерическому плачу Миршаина подключились и оставшиеся каналы. А телеканал, называемый по форме и содержанию "треугольником", почему-то прервал трансляцию фильма "Бандитский Петербург" и начал трансляцию телефильма "Семнадцать мгновений весны", пытаясь вызвать у телезрителя определенные ассоциации.

Наконец, только утром 13 декабря страна осознала, что информация о смерти вождя больше не является выдумкой, дезой или инсинуацией. Нет, смерть оказалась правдой. Азербайджан готовился к прощанию с патриархом.

ПО СТОПАМ ЛЕДИ ДИ

Каждый кризис здоровья Г.Алиева становился поводом для новой творческой самодеятельности самого веселого из находчивых Анара Мамедханова. Как помнят телезрители, опираясь на опыт творческой поддержки умирающему, но так и не умершему Ельцину (когда известные звезды российской эстрады исполняли хит "о благословении президента"), наш кавээнщик еще в период кризиса в "Гюльхане" создал группу, исполнившая песню "Живи, президент, живи".

Творческий плагиат А.Мамедханова пересек рубежи России и остановился на туманном Альбионе. Когда до британцев донеслась весть о трагической смерти леди Ди, сотни тысяч людей пришли к Букингемскому дворцу, отдали свою последнюю дань уважения принцессе и в ее память зажигали свечи. Капитан-депутат вспомнил и об этом. И утром 13 декабря А.Мамедханов и другие парни из Баку, вместе с известным производителем макарон Вахидом Мустафаевым, сопровождаемым коллективом АНС, пришли к "Звездному дворцу" Г.Алиева, возложили цветы и зажгли свечи.

Свечи сильно удивили народ. Согласно мусульманским традициям (а Г.Алиев все же был мусульманином), за упокой души свечей не зажигают, а читают коранические аяты. Но оставив это языческое новшество в стороне, спросим - зачем нужно было возлагать цветы к президентскому дворцу? Или А.Мамедханов с В.Мустафаевым уже свыклись с мыслью, что это - королевский дворец?

Кажется, не только кавээнщики и бизнесмены, но и сами члены президентской семьи считают себя больше избранниками Бога, чем избранниками народа. Иначе, как по-другому объяснить странную церемонию встречи гроба Г.Алиева в бакинском аэропорту?

В тот день были нарушены все мыслимые и немыслимые официальные протоколы, предусмотренные для стран с республиканскими традициями. Семья И.Алиева, следующая за гробом Г.Алиева, больше напоминала августейшую семью Романовых, чем президентскую. Согласно протоколу, почетный караул отдает честь не семье, а только президенту. Лишь в монархических государствах почетный караул отдает честь всей семье короля и даже его детям.

Хотя чему удивляться? На последнем заседании парламента йапутат Сиявуш Новрузов открыто заявил: "Нам нечего бояться. В ближайшие десять лет нашим президентом будет Ильхам Алиев. А потом - Конституция в наших руках, продлим его полномочия, пока не вступит в зрелый возраст Гейдар Алиев-второй". И если это не монархия, то что это?

Но больше всего общество удивил вид "королевы" - Мехрибан Алиевой, которая вразрез с национальным менталитетом появилась на траурной процессии в нетрадиционном для мусульманки виде. Такого прикида мир не видел со времен Жаклин Кеннеди. Кстати, траурная церемония в аэропорту, включая гардероб Мехрибан ханум и присутствие маленького Гейдарчика, сильно напоминал траурную процессию после убийства Джона Кеннеди. Жаль, что А.Мамедханову не пришло в голову посоветовать маленькому Гейдару отдать честь гробу Гейдара-старшего, как это когда-то сделал малолетний сын Кеннеди. Это значительно приукрасило бы картину.

Министры тоже провожали в последний путь вождя. Зареванные глаза Гаджибалы Абуталыбова, который всю неделю с утра до ночи проводил у могилы Г.Алиева (поэтому мусор с бакинских улиц не вывозился тоже всю неделю) не ускользнули от нашего взгляда. На следующий день после похорон внешний вид Г.Абуталыбова, говорящий о сильном психическом потрясении (что сделала с ним смерть вождя!), останется в моей памяти на всю жизнь. "Г.Алиев оставил нас сиротами" - проникновенно в прямом эфире произнес мэр.

ПО СТОПАМ ЛЕОНИДА ИЛЬИЧА

15 декабря Азербайджан хоронил Г.Алиева. Десятки тысяч людей безуспешно прорывались к Дворцу "Республика", где народ прощался с гробом своего вождя.

А 14 декабря, когда мусульманская общественность во главе с А.Пашазаде совершала перед приоткрытым гробом покойника прощальный намаз, можно было заметить страшно исхудавшее тело Г.Алиева. Наш журнал уже давно сообщал о критическом состоянии здоровья президента. Перед смертью его вес составлял всего 35-40 кг. И с каким лицом И.Алиев и приспешники уверяли общественность об "улучшении здоровья Г.Алиева"?

Десятки тысяч людей провожали Г.Алиева. Но, как ни странно, в их числе не было ни бывшего зятя президента Махмуда Мамедгулиева, ни сестры Шафиги. Семья не простила Шафиге ханум ее попытку поведать стране об истории Алиевых в своей книге, которая даже не дошла до продажи. А отсутствие М.Мамедгулиева вполне объяснимо - у бывшего члена Семьи отняли даже машину и квартиру. Ограничено влияние и Джалала Алиева, которого резко отодвинули на второй план.

Но зато появление Севиль Алиевой со своими детьми, выдержанными в весьма европейском стиле, положило конец всевозможным слухам относительно ее тяжелой болезни. Хотя трения между ею и Ильхамом все же остаются, и свидетели этому - люди, окружавшие Семью в эти дни.

Похороны Г.Алиева, проходившие по церемонии похорон членов Политбюро (включая траурный марш, исполнявшийся на похоронах Брежнева, Андропова и Черненко), нарушили все исламские традиции. Кроме того, почему тело повезли на лафете, с которого не сняли пушку? Для чего нужна была эта пушка - известно только Сафару Абиеву. Странно и то, что Г.Алиева похоронили в гробу, опустив в могилу, облицованную мрамором.

Но самое страшное - власти организовали (!) массовое шествие десятков тысяч людей на могилу к вождю на кладбище посреди ночи. Вот это не объяснимо ни исламскими, ни языческими канонами. Разве забыл наш шейх-уль-ислам хадис пророка Мухаммеда, запрещающий людям ходить на кладбище даже вечером? А ведь походы к могиле продолжались до двух часов ночи!

По строгой инструкции Рамиза Энверовича все представители бюджетных организаций, включая полицейских, учеников школ и ребятишек из детского садика, были обязаны пройти рядом с могилой! Причем по вечерам полицейские переодевались в гражданскую одежду и вновь посещали могилу уже со своими семьями. Так сказать, не по долгу службы, а по зову сердца!

Кроме этого, власти докатились до того, что создали специальную комиссию по... подсчету и регистрации венков от организаций, а также по подсчету печатных соболезнований в адрес семьи президента.

Словом, они устроили из похорон старого и больного человека беспрецедентное языческое шоу.

Деятели ЙАПа поспешили выступить с новой и хорошо забытой старой идеей о воздвижении памятника Г.Алиева на месте памятника Сергею Мироновичу или Владимиру Ильичу, о создании в бывшем музее Ленина музея Г.Алиева, о переименовании городов, проспектов, об издании специальных денежных купюр с изображением вождя - в общем о том, чему они были свидетелями в течение долгой и скучной советской эпохи. Пришло время государственно-правового оформления культа личности Г.Алиева, создаваемого в последние десять лет.

Больше всего поразило предложение ректора БГУ А.Магеррамова присвоить университету имя Г.Алиева, который имеет к этому вузу косвенное отношение - он закончил его заочно. А ведь еще несколько лет назад тот же А.Магеррамов, настаивая на снятии с университета имени его основателя М.-Э.Расулзаде, аргументировал свое предложение тем, что университет должен быть общенародным и "не может быть связан с именем отдельной личности".

Наряду с инициативами по увековечению памяти Г.Алиева, весь Азербайджан покрылся ясами - церемонией, где люди жертвуют свое имущество, чтобы накормить голодных. Родственники умершего раздают милостыню неимущим, чтобы Аллах смилостивился над душой умершего.

Но каково было мое удивление, когда по стране разошлась информация, что И.Алиев каждый вечер организует яс во дворце "Гюлистан". Но не для голодных и нуждающихся людей, а исключительно для представителей номенклатуры! Вход на этот яс ограничен пропусками для высокопоставленных лиц. Действительно, они - хотя и не голодные, но нищие духом - больше всего нуждаются в бесплатной еде!

ПРОЩАЙ, ЭПОХА!

Жизнь и смерть Г.Алиева, вся его многолетняя деятельность принесли множество бедствий в нашу страну. В какой-то мере можно понять людей, старавшихся лично попрощаться с Г.Алиевым, символизирующим их прошлое, все беды и горести, связанные с прошлым веком. Практически XX век завершился у нас именем этого человека, с которым связаны наши наибольшие поражения.

Это были похороны века. Вернее, это было прощание с веком-волкодавом. Обратной дороги нет! Путь к будущему проходит через непременное прощание с последним реликтом ушедшего века - с Гейдаром Алиевым.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 42, 20.12.2003