АРХИВ

БЛЕСК И НИЩЕТА

Прошедший год можно смело назвать годов неоправдавшихся надежд, а если точнее, утраченных иллюзий. Все проиграли и все проиграно. Мы потеряли возможность построения в обозримом будущем подлинной демократии, проиграли борьбу за Карабах и утратили право на существование. Проще говоря, мы, по всей видимости, потеряли возможность лучшего будущего. Таков итог политической борьбы прошлого года и самого кульминационного ее события, ее апогея - президентских выборов.

Если в начале прошлого года у многих в душе теплилась искра надежды на скорые перемены и наступление новой эпохи, то новый год мы встречаем уже без веры в завтрашний день. Общество устало, президент скончался, оппозиция в депрессии, ценности нивелировались, непризнанные диссиденты издают последние стоны, наблюдая, как власть поступает с их страной - с тем, что еще осталось от Азербайджана. Люди, у которых еще есть последние силы для борьбы, больше не задаются банальными вопросами - "кто виноват?" и "что делать?". Они замерли в ожидании ответа на единственный, еще волнующий их вопрос - что нас ожидает?

Самый печальный итог проигранной борьбы - в том, что люди потеряли веру не только в лучший завтрашний день, но и веру в собственные силы. Они теперь опасаются превратностей судьбы и надеются на милосердие власти.

После президентских выборов, вошедших в историю прошлого года не как проигранное сражение, а как проигранная война, все громко хором произнесли - ЭТО ПРОВАЛ. Исключение составили оппозиционные политики, продолжающие заявлять, что результаты выборов их нисколько не удивили.

Все наконец поняли одну простую истину - на протяжении всей алиевской эпохи нас обманывала не только власть. Нам врала и оппозиция. И кому теперь верить? И во что верить?

У обманутого общества уже нет ни одного ответа. Остались только бесконечные вопросы. И когда каждый из нас понимает, что эта аморальная власть будет править нами и оставшийся период нашей жизни, то внутренний голос (а может совесть) не хотят с этим мириться.

Мы долго верили в то, что 2003 год изменит наконец политический климат в стране, и что даже в случае поражения оппозиции будет внесена определенная ясность относительно будущего развития страны. Как ни странно, но выборы не только не улучшили, а напротив - еще больше усугубили политическую трагедию.

Впервые за годы независимости Азербайджан предстал перед угрозой того, что в обществе могут быть уничтожены последние ростки оппозиционной мысли. Наступил период свирепствующего авторитаризма. Это естественно, ибо творцы режима почувствовали свою безнаказанность. А оппозиционеры так и не ощутили чувства ответственности, и оценили доверия, данного им народом, верившим в неотвратимость перемен.

Разочарованное азербайджанское общество вступает в новый 2004 год без надежд.

Следует отметить также главную особенность прошлого года - впервые за тринадцать лет народ проявил индифферентность по отношению к своему политическому будущему и к судьбе своей родины.

Сами того не замечая, азербайджанцы скатились на политический уровень центральноазиатских народов. Народ захотел доброго шаха! Народ поддерживает монархию! Народ безмолвствует... Он забыл, что шах бывает добрым только в могиле.

Но наша задача состоит в том, чтобы рассмотреть истоки нашего поражения. Проиграла не только оппозиция, потерпело поражение все общество. Но мы, в отличие от подавляющего большинства общества, просто обязаны ответить на вопрос - кто виноват в том, что мы проиграли?

РАЗОБРАЛИ БАРРИКАДЫ

Алиевский режим можно и нужно было победить. В истории человечества демократические силы побеждали еще и не такие режимы. Разве по своей жестокости и насилию алиевский режим был коварнее и страшнее режимов, построенных Пиночетом или Салазаром? Нет и еще раз нет! Диктаторы были побеждены волей к победе. Той самой, которая отсутствовала у наших оппозиционеров.

Недавно председатель Союза писателей Анар совершенно справедливо отметил, что Гейдар Алиев ушел из этого мира победителем. Трудно понять многих оппозиционных журналистов, сразу бросившихся опровергать высказывание литчиновника. Это абсолютно верно.

Разве оппозиция сумела победить Г.Алиева? Его режим все еще силен - коррупция расширяется, Карабах изнывает под пятой оккупации, оставшиеся в Азербайджане граждане ищут возможность эмигрировать на Запад, рушатся последние ценности, утрачена вера. Зачем создавать иллюзию победы, тем более, что наши оппозиционеры не смогли (или не захотели) окружить себя ореолом мученичества, ибо отказались от борьбы?

Так не борются. И прошлый год еще раз убедил нас в несостоятельности всей системы оппозиции, которая обречена на распад. Ни один из так называемых "лидеров движения сопротивления" не смог найти в себе силы отдать приоритет не своим амбициям, а борьбе с диктатором. А ведь требовалось во имя высоких идеалов и торжества справедливости, которую они постоянно проповедовали, уступить другому. Значит, во главу угла была поставлена вовсе не цель сокрушения гейдаризма, а задача захвата власти для создания нового авторитаризма.

Я не могу понять одного - как после такого позорного поражения Иса Гамбар, Этибар Мамедов и Расул Гулиев будут претендовать на лидерство в борьбе с режимом?

Борцы за демократию жертвовали жизнью, а наши борцы не захотели пожертвовать даже собственными амбициями. И с какое они теперь имеют моральное право оставаться политике? Как все они смогут равнодушно взирать на страну, которой правит человек, лишенный политических достоинств и (как показали первые дни его правления) даже некоторых человеческих качеств? Азербайджан день за днем упорно и не стыдясь превращают в Туркменистан. А оппозиционеры, которые все эти годы уверяли нас в том, что Г.Алиев - самое что ни на есть зло, теперь со страниц газет и с телеэкранов открыто и бесстыдно начинают призывать к компромиссам. Значит, общество право в своей оценке - наше будущее беспросветно!

Оппозиция часто обвиняла народ в том, что он не хочет идет на самопожертвование и не пытается бороться за свои права. Но например, в течение этого года оппозиционеры ни разу не задались вопросом - почему лидер, требующий от других смелости и отваги, так и не решился сдержать своего обещания, вернуться на Родину и покончить с режимом?

Да слишком много таких "почему", на каждый из которых им трудно вполне ясно, трезво и правдиво ответить. Время этой оппозиции - позади, и они осознают эту истину больше, чем все общество, и поэтому идут на поклон к власть предержащим.

2003-й стал годом победной увертюры воров, бандитов и прихлебателей, отожествляющих себя с властью. И печально, что в этом "произведении" соло сменилось хором. 2003 год разобрал баррикады. Оппозиция перешла в стан власти.

ГЕЙДАРАБАДИЯ

Такое развитие политической ситуации, которое мы наблюдали в конце этого года, в 2002-м представить было невозможно. По сути, сегодня во власти оказалось гораздо больше оппозиционеров, чем в самой оппозиции. Соглашательская политика и ренегатство большей части оппозиционеров привело к смещению политической борьбы (точнее, борьбы за власть) в плоскость внутривластных взаимоотношений.

Эта тенденция, с точки зрения становления новой политической системы, является крайне нежелательной. Властная элита сплошь и рядом состоит из отщепенцев большевистской идеологии, и там нет ни одного представителя новой демократической волны. И даже если борьба между властными группировками примет гипертрофированные формы, то перед нами предстанет лишь борьба консерваторов с неоконсерваторами. Таковы причуды нашей политической жизни.

Провал оппозиции привел нас к ситуации, когда все наши надежды, связанные с возможной трансформацией системы, могут быть связаны либо с Али Инсановым, либо с Рамизом Мехтиевым - только внутривластные группировки и их лидеры обладают теми потенциальными ресурсами, включая нескончаемые финансовые, которые могут обусловить (и скорее всего обусловят) острую борьбу между крылами трайба. А эта борьба неизбежна.

Слабость четвертого президента очевидна. И.Алиев не просто не контролирует ситуацию в стране, он еще оказался неспособным продолжить абсолютистские методы управления своего отца и в клане. На повестке дня встал вопрос разделения власти, но между ветвями не государственной, а трайбовой власти. Видимо, "затяжное падение" Г.Алиева не позволило ему полностью подготовить адекватную ситуацию в трайбе для прихода к власти своего сына.

Но пока внешне власть выглядит монолитной. Трайб, не сумевший объединиться вокруг нового президента, пока что консолидируется на основе мифологизации усопшего Г.Алиева. Поэтому им жизненно необходимы мавзолеи, памятники, скульптуры, словом "гейдарабадия" во всей красе. Долго на одном голом мифе, конечно, не протянешь. Но пока голый миф - более предпочтительная вариант, чем голый король.

ПОЛИТИКА ИМЕНИ Г.АЛИЕВА

Главным предметом обсуждения между оппонирующими сторонами нашей политики является сакрализация памяти Г.Алиева. Так называемая "оставшаяся часть оппозиции", выступая против этого решения, пытается сохранить свое лицо и оправдать свой пораженческий настрой. Хотя понять это трудно.

Наша политика - это самое любимое детище Г.Алиева. И после его ухода из жизни, все "работники диктофона и компьютера", то есть журналисты, поняли, что писать больше не о чем - в нашей политике образовался огромный вакуум. Никто из политических наследников Г.Алиева (включая его биологического наследника) не способен заполнить это пустое пространство, по недоразумению называемое азербайджанской политикой.

Может, поэтому все разом и потеряли интерес к сфере, которая могла бы решить судьбу страны? Вместе с Г.Алиевым из нашей жизни ушла и большая политика. Видимо, это осознали многие и во власти, и в оппозиции. Ведь все они были его детьми. Поэтому все они и осиротели. И это - главный итог уходящего года.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 43, 27.12.2003