АРХИВ

КОГДА НАСТУПИТ КОНЕЦ ИГА?

Есть правители, чье правление кажется вечностью. А есть такие, кто с первых минут зарабатывает имидж временщика. Нынешний азербайджанский президент - из числа вторых. Несмотря на то, что прошли считанные месяцы с момента его избрания, практически все азербайджанское общество уже считает дни до его падения. За этот короткий срок общество осознало одну простую истину - Ильхам Алиев не сможет удержать власть.

РАВНОУДАЛЕННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

Само воцарение преемника таило в себе опасность последующего падения. Не имеющий ни талантов, ни способностей, достаточных для того, чтобы править страной, ни прошедший сквозь сито аппаратных баталий и посему не имеющий навыков эффективного управления, он не может и никогда не сможет управлять. Прошедший срок лишь со всей очевидностью подтвердил этот факт.

Сегодня в Азербайджане рождается новый тип самого короткого анекдота. На смену советскому анекдоту "чукча-академик", или российскому "еврей-оленевод" приходит азербайджанский трагикомический - "Ильхам-президент".

Нет более несоединимых понятий, чем эти два. За время, прошедшее с момента "избрания", глава государства ничего, кроме пышных похорон собственного отца, не осуществил. Государственное управление заброшено, чиновники, почувствовав вкус свободы (точнее - анархии), ударились в административный беспредел. Страна несется в пучину хаоса.

Сегодня очевидно только то - режим работы главы государства не изменился ни на йоту по сравнению с временем его "работы" в ГНКАР. Он приезжает на работу в 13.00 (а иногда и позже) и уезжает в 17.00. Таким образом, он проводит на рабочем месте всего четыре часа. Это в три раза меньше того времени, что проводил на работе Г.Алиев даже в последний период своей президентской деятельности, когда был смертельно болен. И в пять раз меньше, чем когда Г.Алиев был здоров.

Столь скоротечное пребывание на работе породило у работников президентского аппарата острый сатирический приступ, и они окрестили стиль работы своего нового патрона фразой "Мама, я хочу домой".

Можно ли управлять страной таким детсадовским образом? Очевидно, что нет. Впрочем, страной никто и не управляет. Большинство процессов пока идет на автопилоте, но стратегические решения практически не принимаются. И это очевидно. За время своего президентства И.Алиев не провел ни одного совещания, ни одного масштабного мероприятия. По сведениям из компетентных источников, он не подписал и ни одного документа. Отделы президентского аппарата буквально завалены бумагами, требующими личного рассмотрения главой государства.

Бюрократическая машина остановилась. Если призадуматься, то ничего удивительного в этом нет. За всю свою жизнь нынешний президент никогда не занимался аппаратной работой. Судя по имеющимся сведениям, у него вообще патологический страх перед бумажной работой. Он крайне не любит подписывать документы. Он даже не научен тому, как с ними работать. Но грех его в этом винить - даже в ГНКАР он бумагами не занимался, для этого там существовал Натик Алиев.

Сегодня И.Алиев по должности просто обязан подписывать документы и, соответственно, нести за это ответственность. А вот этого он как раз страшно боится. Поэтому он решил равноудалиться от государственных дел.

Также произошло его удаление и от всего окружения. Случилось это после несостоявшейся встречи И.Алиева с директором БДИПЧ ОБСЕ Штрохалом. Встреча не состоялась по весьма банальной причине - практически по той же самой, по которой Борис Ельцин не встретился с премьер-министром Ирландии.

МАТРИАРХАТ

После этого конфуза, имевшего далеко идущие дипломатические последствия, Ильхам Алиев попал в железные тиски. Контроль (причем тотальный) над ним перешел к его супруге. Она первым делом удалила из его окружения всех дурно на него влияющих друзей. А поскольку практически все друзья президента на него влияли дурно, то сейчас рядом с ним нет никого, кроме супруги и ее родственников.

Отныне доступ к президенту осуществляется только через Мехрибан Алиеву. Это привело к невиданному усилению не только ее личных позиций. Стали поговаривать о повторении в Азербайджане "синдрома Раисы Максимовны", и об усилении позиций всего клана Пашаевых, откуда родом первая леди. Так, сильно возрос административный ресурс ее старшей сестры - Наргиз Пашаевой - и ее отца Арифа Пашаева.

Члены пашаевского клана начали наступать на пятки членам алиевской семьи. И это привело к усилению напряжения между отдельными членами алиевской семьи и Ильхамом Алиевым. По имеющейся у нас информации, именно Мехрибан Алиева стала главным идеологом перемен. Она требует от мужа избавиться от тяжкого гейдаровского наследия и заменить его лицами с более цензурным выражением физиономии.

Таким образом, очевидно, что власть в стране медленно но верно разлагается. И хотя внешние силовые атрибуты ее все еще сильны, но очевидно, что внутренняя сила правящей элиты подорвана основательно. Правящая элита, которая, находясь в цейтноте, привела к власти И.Алиева, теперь понимает всю глубину совершенной ею исторической ошибки. Гейдар Алиев напугал своих сподвижников ужасом экспроприации, которая якобы должна была неизбежно наступить с потерей власти, и заставил их сплотиться вокруг собственного сына. Но он не смог оградить власть сына от коррозии.

Сегодня очевидно, что более слабого руководителя наша страна еще не знала. В нем сосредоточены мыслимые и немыслимые пороки всех азербайджанских руководителей второй половины ХХ века. Слабость духа А.Муталибова уживается в И.Алиеве с нехаризматичностью А.Везирова, неумение руководить В.Ахундова - с сибаритством А.Эльчибея. И на все это накладывается гигантский комплекс неполноценности, навязанный ему его отцом. Подобный человек, волею судеб ставший президентом страны, просто обречен стать игрушкой в руках других, более сильных личностей.

Беда в том, что на смену авторитарному и абсолютистскому принципу подбора кадров теперь приходит фаворитистский. Управление страны из процесса превращается в исполнение капризов членов августейшей семьи и приближенных к ним лиц. На заре XXI века Азербайджан получил самую неэффективную модель управления, в которой неумение правителей сочетается с отсутствием нравственных устоев и этических ограничений.

МЕЖ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Политическому режиму не добавляет устойчивости и набор проблем, оставленных в наследство прежним режимом. Учитывая прямую генетическую зависимость, нынешний режим не может себе позволить все валить на предшественников. Но проблемы, оставленные в наследство, необходимо решать. А их много: экономический коллапс, в основе которого дисбаланс между нефтяной и остальными частями экономики; тяжелое социальное положение населения; повальная коррупция; проблема беженцев и примыкающая к ней проблема Нагорного Карабаха.

Приход во власть Ильхама Алиева состоялся в условиях нахождения точки равновесия как внутриполитических, так и внешних сил. Но теперь пришло время возвращать обещанные преференции. А это зачастую невозможно, так как данные им обязательства носят взаимоисключающий характер. Так, к примеру данное США обещание максимально интегрироваться в НАТО вплоть до размещения американских военных баз противоречит обязательствам перед Москвой. Обещание Западу сдать Карабах противоречит интересам опять-таки Москвы.

У Москвы наиболее сильный рычаг воздействия на нынешнюю власть. Три миллиона наших соотечественников - это не просто залог благосостояния их самих и их семей. Это еще и залог спокойствия и стабильности в Азербайджане. Мало кто вспоминает об этом, но ведь падение режима Шеварднадзе началось именно с введением Москвой визового режима с Грузией.

Поэтому нынешняя власть Азербайджана просто вынуждена лавировать. Но это - тяжелая задача, которая нынешнему президенту не по плечу. Не получив обещанного, внешнеполитические центры силы начнут кампанию давления, а это неизбежно приведет к возникновению внутреннего сопротивления властям.

Еще одной серьезнейшей проблемой этой власти остается внутренняя оппозиция. Достаточно просмотреть проправительственные газеты, чтобы понять, что основная борьба сегодня идет внутри власти. Так, мониторинг проправительственных газет показывает, что за последний месяц материалы, дискредитирующие членов правящей элиты, занимают на их страницах 90% , в то время как ругань оппозиции и ее лидеров - всего 10%. Особенно достается наиболее одиозным членам трайба: Али Инсанову, Мисиру Марданову и пр.

Очевидно, что во власти развернулась борьба за передел сфер влияния. В условиях отсутствия жесткой централизованной власти олигархи начали передел собственности. Полный разгром политической оппозиции разрушил последний консолидирующий власть ресурс. Сегодня начался открытый передел сфер влияния.

При этом жесткая монопольная регламентация сфер влияния уничтожена. И поэтому у многих олигархов появились президентские амбиции. Так министр экономического развития Фархад Алиев недавно в приватной беседе заявил, что готов "стать премьер-министром, а дальше - как Бог даст". Как известно, по Конституции "дальше" - только президент.

Понятно, что подобные нездоровые амбиции возможны лишь при слабом главе государства. При Гейдаре Алиеве не только проявление подобных инициатив, а даже появление подобных мыслей каралось жестоко. Сегодня карать некому.

И.Алиев находится в крайне сложном положении. Он должен либо начать чистку кадров и избавиться от наиболее одиозных из них (но тогда у него появляется серьезная оппозиция в лице отстраненных им же олигархов) либо - терпеть их до самого конца. А судя по всему, конец этот очень недалек.

ВАРИАНТОВ НЕТ

В принципе, существует две модели поведения для нынешнего руководства. Первая - ничего не менять, оставить все, как было при Г.Алиеве.

Главная задача, которую должна решить его администрация - это сохранение статус-кво. Априори было известно, что только облигатное сохранение общественно-политической ситуации без изменений может позволить продлить жизнь этому строю. В условиях отсутствия общественного сопротивления и засилья бюрократии только сохранение без изменений всего созданного механизма управления позволит решить поставленные задачи.

Очевидно, что любые, даже самые незначительные, перемены губительны для сложившийся системы сдержек и противовесов. И потому основная задача нынешней власти - перманентно добиваться равновесия. Хотя следует признать, что у наследника это плохо получается. Сложившаяся система предполагает, что не может быть и речи о смене членов пирамиды управления.

Но попытки сохранения статус-кво наталкиваются на очень серьезные проблемы, которые вполне могут стать айсбергом для всего титаника алиевской власти. Она просто потонет.

Во-первых, И.Алиев уже нарушил большинство из отцовских заповедей. Во-вторых, его личное окружение, контролирующее принятие решений, желает смены практически всех лиц управленческой пирамиды. Они надеются построить "гейдаризм с человеческим лицом".

Но самое главное - сегодня общество тоже ждет перемен. Перемен эволюционных и проводимых сверху. Но если их не провести, то эта часть общества окончательно перейдет на сторону противостоящих правительству сил. Поэтому хочет режим того или нет, но нынешний президент и его окружение обречены на трансформацию режима. А это означает необходимость начать серьезные крупномасштабные реформы во всех сферах. И в первую очередь - в экономике.

Но нельзя провести реформы без того, чтобы разрушить нынешнюю систему управления. Нынешняя экономическая система сложилась в результате тотального наступления правящей семьи на все доходные сферы бизнеса. Ее контроль над доходными частями экономики сегодня равен 90 процентам. Все финансовые потоки сосредоточены в их руках. Большей концентрации власти и капитала не видела еще ни одна страна в мире. И наша власть не откажется от эксплуатации административных ресурсов для мобилизации финансовых потоков.

Не имея политических устоев и опираясь на класс-паразит, президент не в состоянии осуществить коренные реформы и в политической жизни. Любая политическая реформа - это либерализации режима. Но строительство демократического государства невозможно начинать с фальсификации выборов. Нелегитимность власти - крайне плохой помощник для построения цивилизованного социума.

Но даже если допустить, что новый президент вопреки логике станет проводить реформы, то подумаем - что он будет делать? Политические реформы необходимо начать с обуздания чиновнического беспредела, с разделения властей и административных реформ. Это значит, что исполнительная вертикаль власти должна быть уничтожена. Суды должны стать неподкупными и независимыми. Все это неизбежно приведет к демонополизации власти и, соответственно, к ее потере.

Парадокс в том, что, даже добившись успеха в экономических реформах, Ильхам Алиев лишь приблизит конец своей власти. Залог политической стабильности режима - в его экономической монополии. Стоит только появиться независимым экономическим группировкам, как у них тут же появятся собственные политические амбиции, которые, будучи помноженными на финансовый ресурс, станут основой для свержения режима.

Судьба И.Алиева в случае начала им реформ незавидна. Она скорее всего будет напоминать судьбу неудавшегося реформатора России - императора Павла I. Начав неподготовленные реформы и не справившись с имперской бюрократией, он был задушен в собственной спальне.

Реформы - крайне сложное и исторически эпохальное явление. В любой стране количество настоящих реформаторов за всю ее историю можно сосчитать по пальцам. Все они были настоящим украшением человеческого рода - умны, альтруисты и готовы пожертвовать жизнью во имя отчизны. А парадокс нашей ситуации в том, что азербайджанское общество ждет реформ от человека, абсолютно не соответствующего этим принципам. Более того - от полного их антипода.

Вполне вероятно, реформы и начнутся. Но их итог будет крайне плачевным для страны.

ВЕЧНОЕ ПАДЕНИЕ В ПРОПАСТЬ

Уже в ближайшее время власть начнет активно разлагаться - в ней начнут происходить активные столкновения интересов различных группировок. В результате неспособный президент неизбежно падет. На падение нынешней власти может уйти от 6 месяцев до 1,5 лет. Многое будет зависеть и от того, как сложится общая ситуация в стране и мире.

Авраам Линкольн сказал, что власть, избранная народом, работающая во благо народа и поддерживаемая народом никогда не будет свергнута. Перефразируя его, скажем: нынешняя азербайджанская власть, НЕ избранная народом, НЕ работающая во благо народа и НЕ поддерживаемая народом, просуществует весьма недолго.

Но падение власти Ильхама Алиева нельзя оценивать однозначно. Его падение еще не значит приход антагонистических режиму сил. В нашем обществе сейчас нет сил, способных на революционную трансформацию общества. Непассионарность населения не позволяет надеяться на победу прогрессивных сил.

Падение власти И.Алиева сейчас возможно лишь в результате внутривластного переворота. Победить его может только консервативно настроенная часть клана, а это приведет к установлению несравненно более жесткой диктатуры и автоматическому попаданию страны в число стран-изгоев.

Консерваторы уверены в том, что ничего менять не надо, и что гейдаризм - это вечное учение победившего трайба и нуждается лишь в небольшой корректировке с учетом новых политических реалий. В эту группировку входят как олигархи, которым выгодно сохранение статус-кво, так и многочисленные политические индивидуумы, чье нецензурное выражение лица и отсутствие зачатков мысли не позволяет сохранить высокое положение в водовороте перемен. Все эти многочисленные и могущественные люди, спаянные убеждением в собственной никчемности без занимаемого ими кресла, будут драться до конца.

Азербайджанская трагедия состоит в том, что власть и деньги (что в наших условиях одно и то же) сосредоточены в руках самой неинтеллектульной и самой неспособной части азербайджанской нации. Нынешняя правящая элита - это скопище бездарных негодяев, готовых на все ради сохранения своего господствующего положения. Эти люди не хотят уходить сами, а в обществе нет силы, способной вышвырнуть их на свалку истории. И потому не стоит превращаться в кукушку и отсчитывать время власти, оставшееся Ильхаму Алиеву. Потому что конец его правления еще не означает начало нормальной жизни.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 44, 17.01.2004