АРХИВ

МНЕ В ПАРИЖ, ПО ДЕЛУ, СРОЧНО

Важнейшим событием политической жизни страны на прошедшей неделе стала поездка президента Азербайджана Ильхама Алиева с официальным визитом во Францию и его встреча с президентом Франции Жаком Шираком.

Экстраординарность этой встрече придал тот факт, что первый знаковый визит президента совершен не в США, Россию или Турцию, а во Францию. Таким образом, неофициальное соревнование по теме - кто первым примет нового азербайджанского крестного отца - выиграл Париж.

Что могло подвигнуть Ильхама Алиева на столь странный выбор? Вот если бы свой первый визит он совершил в Монте-Карло, то это можно было бы понять. А с Парижем все в тумане.

Можно понять намерения французского руководства, пригласившего Ильхама Алиева. Париж, как и вся Европа, критически зависит от поставок нефти. В свете развития ситуации на Ближнем Востоке, эксперты сходятся во мнении, что, захватив Ирак, США могут взять под свой контроль Иран, и тогда они будут контролировать до 75 процентов мировых запасов нефти. Нелояльная Вашингтону и крайне политически амбициозная Европа попадет в прямую зависимость от США.

Реальной альтернативой этому является поиск новых источников поступления нефти в Европу. Один из таких источников - Россия, именно этим и объясняется внезапная любовь между Парижем и Москвой. Но нефть никогда не бывает лишней, и посему в Париже решили сделать реверанс и в сторону Баку.

К тому же, Жак Ширак, пригласив Ильхама Алиева, одним выстрелом убил нескольких зайцев. Помимо решения вопроса участия Франции в каспийских проектах, он попутно утер нос своему геополитическому сопернику - Вашингтону. И еще - Анкаре.

Турецкое руководство вообще оказалось в самой идиотской ситуации. Мало того, что Алиев-младший не совершил свой первый визит в Анкару, что предусмотрено сложившимися традициями. Правда, первым традицию нарушил нынешний турецкий премьер Эрдоган, начавший иностранные визиты с Европы, а не с Баку. Но в отношениях между Баку и Анкарой давно известно - кто Юпитер, а кто бык. Вторая пощечина Анкаре состоит в том, что Ильхам Алиев едет именно в Париж.

С Францией у Турции весьма напряженные отношения - с тех пор, как Франция признала армянский геноцид 1915 года. Поэтому столь странный выбор Ильхама Алиева - для Анкары почти что вызов.

Приняв И.Алиева в Париже Ширак лишь продолжит линию поведения в отношении Азербайджана. Париж изначально поставил на И.Алиева как на наиболее вероятного победителя в президентской гонке. Задолго до выборов президент Франции принял И.Алиева в Елисейском дворце, чем поверг в шок большинство обозревателей. Встреча президента европейской державы с тогда еще вице-президентом ГНКАР выглядела грандиозным мезальянсом.

Но теперь понятно, что, первым из мировых лидеров поддержав Ильхама Алиева, Жак Ширак добился его личного расположения. Но достаточно ли этого для принятия столь важного решения? Что могло заставить Ильхама Алиева нанести свой первый иностранный визит в качестве президента именно в Париж?

Францию сложно назвать стратегическим союзником Баку. Да и в экономическом пространстве Азербайджана доля Франции не идет в никакое сравнение с долей США или хотя бы Великобритании. Не является ли поездка Ильхама Алиева в Париж знаковым решением, означающим, что новая азербайджанская администрация решила взять курс на объединенную Европу? Может быть, Ильхам Алиев хочет сблизить позиции Азербайджана и объединенной Европы, в которой Франция играет первую скрипку?

В конце концов, Жак Ширак - это не просто президент Франции, по сути это сегодняшний хозяин Европейского союза. В негласном разделении труда, существующем в Европейском союзе, именно он определяет параметры внешней политики. Именно Франция, будучи единственной европейской страной (Великобритания с ее американофилией и островным изоляционизмом не в счет) - постоянным членом Совета Безопасности ООН - решает в каком направлении будет развиваться внешняя политика новой Европы.

И если лидер Франции принимает нелегитимного по европейским меркам политического лидера, то это автоматически выглядит как индульгенция. Но достаточно ли этого, чтобы Азербайджан стал партнером для объединенной Европы? Европа еще жестче, чем США, сегодня следит за соблюдением демократических процедур. Азербайджан, как страна, в которой регулярно и последовательно нарушаются права и свободы граждан, - не слишком хороший союзник для Европы.

Скорее всего, цель парижских встреч в другом. Ильхам Алиев решил показать свою независимость от традиционных в регионе центров силы и решил вести внешнеполитическую игру с нарушением сложившихся традиций. Но подобное поведение ни к чему хорошему не приведет. В мире не очень любят тех, кто хочет изменить правила игры.

Говоря о возможной тайной цели этого визита, в первую очередь необходимо вспомнить о Карабахе. Франция - один из сопредседателей Минской группы, причем, сопредседатель, явно сочувствующий противной нам стороне.

В Париже не просто покровительствуют армянам, там армянофилия давно стала составной частью политической культуры. Не случайно именно Франция оказалась первой из великих держав, кто признал бредовую идею армян - геноцид 1915 года. Франция испокон веков, начиная с крестовых походов, покровительствовала армянам, и поэтому было бы странно, если бы она перестала это делать сейчас.

Позиция Франции в карабахском вопросе тоже известна. В конце концов, известные принципы, на которых сошлись Гейдар Алиев и Левон Тер-Петросян, носят название "парижских". Именно согласно этим принципам, достигнутым при прямом участии нынешнего президента Франции, Азербайджан практически смирился с оккупацией Карабаха армянами.

Основной доминантой парижских принципов было:

- Азербайджан признает право "НКР" на самостоятельность;
- "НКР" находится вне азербайджанского правового поля;
- формирование органов власти "НКР" носит независимый характер;
- полномочия органов власти Азербайджана на "НКР" не распространяются;
- У "НКР" остаются собственные силы самообороны, валюта, конституция;
- "НКР" имеет право открывать представительства за рубежом.

При этом соглашение предусматривало, что если население "НКР" путем референдума заявит о своем желании создать независимое государство, то оно вправе будет это сделать.

Лачинский коридор останется под контролем армянских оккупационных войск. А Азербайджан обязуется разблокировать транспортные коммуникации и не препятствовать интеграции Армении в экономическое пространство Южного Кавказа. Взамен Азербайджан получает возможность вернуть беженцев в оккупированные районы. К тому же Азербайджан должен был получить транзитный транспортный коридор на Нахичевань.

Именно этот капитулянтский план и был согласован в Париже. От азербайджанской общественности эти договоренности, как и итоги переговоров в Ки-Уэсте, остались скрытыми.

Сегодня наследник Гейдара Алиева выбирает Париж для первого официального визита. Зачем? Видимо, затем, чтобы завершить дело своего отца. Франция имеет большое влияние на армянскую политическую элиту, и потому Ильхам Алиев скорее всего захочет, чтобы Париж способствовал переговорному процессу. Это единственный шанс как-то оживить этот процесс, который явно зашел в тупик.

Есть и еще один немаловажный фактор. Известно, что Франция считается страной, которая никогда не отказывает диктаторам в предоставлении политического убежища. Именно на берегах Сены закончили свою бесславную жизнь многие из них: Дювалье и Бокасса, диктаторы Конго и Гвинеи-Бисау. Список тех, кто нашел приют во Франции после изгнания с родины, значителен. И как знать, быть может, и этот вопрос тоже станет предметом обсуждения, так как очевидно, что этому президенту уже пора об этом задуматься. Так что же будет предметом обсуждений в Париже, и не станет ли Карабах платой за предоставление политического убежища?

РУСЛАН ТАГИЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 45, 24.01.2004