АРХИВ

ЗА ВСЕ ХОРОШЕЕ - СМЕРТЬ

Вместе со смертью Г.Алиева начали отмирать и политические конструкции его имени. Но если смерть оппозиции еще можно было понять и отчасти даже объяснить, то смерть его политических союзников можно отнести к разряду сенсаций.

Как это ни странно, но самые ярые сторонники алиевской семьи, сыгравшие ключевую роль в процессе престолонаследия, тоже начинают отмирать. Роль и влияние партии "Ени Азербайджан" (в миру более известной как ЙАП) сокращается подобно шагреневой коже.

Сегодня очевидно, что правящая партия находится в самом тяжелом за всю свою историю кризисе. Также очевидно, что у партии не сложились отношения с новым президентом страны. Несмотря на то, что положенные для приличия сроки прошли, партия так и остается без руководителя. Формально руководителем партии все еще является покойный Гейдар Алиев. Согласитесь, что в этом есть определенная фатальная символика - мертвый президент ведет созданную им же самим партию к ее окончательной гибели.

По сведениям из компетентных источников, Ильхам Алиев отказывается быть главой правящей партии, ссылаясь при этом на формальное ограничение в Конституции Азербайджана (которое, впрочем, совсем не мешало его отцу регулярно нарушать эту норму).

На самом деле ясно, что за формальным отказом президента занять пост председателя крупнейшей партии страны кроется личная неприязнь. Поговаривают, что Ильхам Алиев даже хотел распустить ЙАП, но его окружение отговорило его от этого опрометчивого шага.

ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

Еще недавно казалось, что тандем "Ильхам Алиев - ЙАП" незыблем как устои алиевской власти. На втором своем съезде "новые азербайджанцы" провозгласили сына президента Ильхама Алиева политическим наследником Гейдара Алиева, закрепив за ним пост первого заместителя председателя партии. Это означало, что правящая Семья наконец-то сделала свой выбор и отныне связала свое политическое будущее с партией "Новый Азербайджан".

За новейшую историю Семья неоднократно меняло свое отношение к "новым азербайджанцам". История становления партии "Новый Азербайджан", а также ее постепенная трансформация в партию правящего клана наглядно свидетельствует о том, что еще в далеком 1993 году Гейдар Алиев не вынашивал серьезных планов, связанных с "новыми азербайджанцами". Вплоть до 1999 года Алиев не отводил ЙАПу главенствующую роль в политической системе страны.

Резкое обострение политической ситуации накануне президентских выборов 1998 года и полный крах алиевской миссии по спасению азербайджанского народа, заставил консолидировать распыленные силы правящего клана вокруг единого политического центра - партии "Новый Азербайджан" - и отвести этой организации роль основного проводника концепции по передаче власти по наследству. Именно поэтому на съезде партии Ильхам Алиев, который до недавнего времени даже не состоял в рядах ЙАП, был представлен в качестве одного из лидеров партии и продолжателя дела Гейдара Алиева. Более того, сын президента был избран первым заместителем своего отца.

Но потом произошло невероятное. ЙАП был отстранен от предвыборной кампании Ильхама Алиева. В авантюре престолонаследия Гейдар Алиев отвел партии роль отвлекающего маневра. Пока ЙАПуны и ЙАПочки носились по стране с портретами почти умершего президента, а высшие функционеры ЙАПа дискредитировали себя в народном сознании заявлениями типа "Гейдар Алиев и теперь живее всех живых", Ильхам Алиев был выдвинут от группы представителей трайба, тем самым подчеркивая, что главная роль в президентской гонке отводится трайбу, а не партии.

В то время как кампания по выдвижению Ильхама Алиева приобрела всеобщий характер, ЙАП был вынужден заявлять, что у них только один кандидат - да и тот в Кливленде. Только за несколько дней до выборов, когда Гейдар Алиев снял свою кандидатуру (точнее, когда его сын счел, что пришло время это сделать, поскольку тогда у покойного президента просто физически отсутствовала возможность самому принять решение - он находился в глубокой коме) ЙАП смог присоединился к кампании пропаганды Ильхама Алиева. Это было впечатляющим началом партийного конца.

БЕЙ СВОИХ, ЧТОБ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ

Интересно, а по какой причине Ильхам Алиев решил свести к минимуму роль ЙАПа как главного политического инструмента властей. Многие видят причину в том, что ЙАП и Ильхам Алиев - несовместимы по своей природе, и Ильхам Алиев, как представитель городской культуры, не может себе представить, что ему нужно будет опираться на провинциальный сброд, собравшийся в ЙАПе.

На самом деле все гораздо сложнее. Вообще очевидно, что восприятие Ильхама Алиева в качестве городского интеллигента - весьма надуманная химера "русскоголового" меньшинства, которое свое активное неучастие в политических процессах объясняет родственным социальным происхождением президента.

Сам Ильхам Алиев ничем, кроме внешнего вида, своего городского происхождения не выдает. Более того, все его окружение - такого же провинциального происхождения, что и скучковавшиеся в ЙАПе. Нейтрализация ЙАПа - это политический акт, исполняемый исключительно из политических соображений.

Сегодня очевидно (и власти это почти признают), что политический проект под названием "ЙАП - наш рулевой" провалился. ЙАП так и не стал партией власти, не превратился в азербайджанский аналог Индийского Национального Конгресса. Правда, и Алиевы - явно не Неру или Ганди.

ЙАП стал местом сосредоточения самых реакционных сил алиевского режима. Лица с нецензурным выражением лица стали его визитной карточкой, самые оголтелые реакционеры и мракобесы - его элитой. Такая организация лишь дискредитирует Ильхама Алиева, который хочет в своем лице явить миру образ более либерального диктатора, нежели его отец. ЙАП сделал свое дело, ЙАП может уходить.

ЙАП выполнил миссию, но не стал партией власти, а остался партией одного человека. Все в ЙАПе было построено под Гейдара Алиева, и совершенно очевидно, что с его смертью партия была обречена на уход в политическое небытие. К тому же прошедшие выборы неопровержимо доказали - Семья вполне может обойтись и без ЙАПа. Сегодня силовые структуры, изВирательная комиссия и подконтрольное телевидение являются гораздо более эффективными союзниками в деле сохранения власти, нежели политические партии.

Кризис ЙАПа - это продолжение системного кризиса, испытываемого сегодня всеми политическими партиями страны. Построенные по принципу фан-клубов и не имеющие социальной базы, они обречены на поражение. К тому же ликвидация ЙАПа не нанесет серьезного политического ущерба. В сложившихся условиях власть не нуждается в партии как инструменте контроля над парламентом. С переходом на мажоритарную систему формирования парламента роль партий сводится к нулю. На первый план выходят административный ресурс и пропагандистские возможности властей. ЙАПу в этой системе уготована роль пятого колеса в телеге.

Не последнюю роль в решении Ильхама Алиева нейтрализовать ЙАП могло сыграть и то, что со временем ЙАП может превратится в серьезную проблему для самого наследника. Организация, имеющая статус правящей, не может не претендовать на власть. А как показывает опыт большевиков, даже находясь на обочине управления, партийная иерархия вполне способна совершить переворот. Что и сделал Сталин, захватив власть. Пока основные действующие лица Октябрьского переворота делили государственные посты, он укрепил партию вокруг себя и тем самым создал задел для последующего воцарения.

При слабом и инфантильном президенте, которым является Ильхам Алиев, структурированная организация может стать проблемой, и вполне вероятно, что уничтожение ЙАПа есть одиннадцатая заповедь Гейдара Алиева сыну. Для успешного правления Ильхама Алиева просто неизбежно уничтожение всех структур - как вражеских, так и союзнических. Кто знает, как поведет себя ЙАП завтра, тем более, что его аппарат находится в полной зависимости от Рамиза Мехтиева?

Понятно, что ослабляя ЙАП, Ильхам Алиев подрывает позиции Р.Мехтиева. Сегодня позиции главы президентской администрации базируются на контроле над партийным аппаратом, а через него - и над парламентом, и на административном ресурсе, опирающемся на лояльные ему кадры в регионах.

По имеющейся в нашем распоряжении информации, Ильхам Алиев планирует в ближайшее время провести в Азербайджане административно-территориальную реформу. Подобная реформа назрела давно (о ее необходимости "Монитор" подробно написал еще в далеком 1997 году, и нам очень приятно, что Ильхам Алиев наконец начал внимательно изучать наши предложения), но основная ее роль в том, чтобы оставить в офсайте мехтиевские кадры. После проведения подобной реформы участь Рамиза Энверовича будет предрешена.

Таким образом, тихая смерть ЙАПа - это продолжение политики по укреплению власти Ильхама Алиева. Понимая, что слабый президент может удержаться у власти только в слабой политической системе, политтехнологи И.Алиева после уничтожения политических противников приступили к нейтрализации политических союзников. То есть, от устранения сегодняшних угроз власть переключилась на устранение угроз завтрашнего дня. ЙАПу в этом процессе уготована роль жертвенного барана. И Гурбан-байрамы не за горами. Вопрос только в том - готова ли эта структура к столь незавидной роли?

РАСИМ НУРИЕВ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 46, 31.01.2004