АРХИВ

БРАТ ИМПЕРАТОРА

После революции 1848 года внимание всех европейских политиков было приковано к Франции, где впервые происходили президентские выборы. По мнению большинства, фаворитом среди претендентов считался генерал Кавеньяк - завоеватель Алжира, которого поддерживала большая часть крупной буржуазии. Но когда были объявлены результаты выборов оказалось, что президентом Франции избран депутат Учредительного собрания по имени Шарль Луи Наполеон и с громкой фамилией Бонапарт.

Именно эта фамилия, вместе с незаурядными личными качествами и принесла ему голоса не только бонапартистов, но и других избирателей, обеспечив ему победу.

Племянник Наполеона I, Шарль Луи родился от брака младшего брата императора, Луи Бонапарта, с падчерицей императора Гортензией, дочерью Жозефины от первого брака. Таким образом, император Наполеон приходился ему родным дядей по отцу и приемным дедом по матери. После падения и смерти Наполеона I, его сторонники-бонапартисты стали поддерживать сына императора - Наполеона II. Однако он умер рано, память о крушении Наполеона была еще слишком крепка, а бонапартизм слаб, чтобы позволить им претендовать на власть.

Прошло четверть века, тирания Наполеона I была забыта, и он стал восприниматься как военный и политический гений в первую очередь. Сияние "величия и гениальности" Наполеона имело особое значение по сравнению со скучным и бесцветным правлением Бурбонов и затмило память о его тирании, поэтому на президентских выборах бонапартизм и набрал большинство голосов.

Однако верховная власть Франции не свалилась на Шарля Луи Наполеона, как подарок небес. Талантливый, честолюбивый и энергичный Луи Наполеон прожил суровую и трудную жизнь. Родство с императором Франции практически не принесло ему привилегий, но обрекло на трудности, лишения и скитания, которые сыграли решающую роль в формировании его характера. Постоянные опасности, с которыми ему приходилось сталкиваться, воспитали в нем смелость янычара, материальные лишения привили неприхотливость спартанца, вечная нехватка денег породила бережливость на еврейского ростовщика.

Во время скитаний по морю жизни Луи-Наполеона сопровождал его брат, "мой маленький Карл" - так его называл Луи.

С приходом к власти Луи-Наполеона "маленький Карл", бывший когда-то бакалейщиком в Нижнем Уэльсе, деливший с братом все превратности судьбы и выказавший ему преданность в самые тяжелые дни, стал депутатом французского парламента.

Луи-Наполеон пришел к власти в трудное для Франции время. Крупная буржуазия стремилась переложить бремя государственных расходов на рабочих и крестьян. Заработная плата рабочих была очень низкой, а о социальной защищенности и говорить не приходилось. Количество безработных достигало ста тысяч и постоянно продолжало расти. Это приводило к столкновениям и постоянной напряженности в обществе.

Луи-Наполеон хорошо понимал, что основа сильного и крепкого государства - сытый и довольный народ. Став во главе страны, он ввел для рабочих пенсии по старости и по утрате здоровья - небольшие, правда. Был также определен минимум заработной платы, несколько облегчены условия труда. По его указу были также созданы первые профсоюзы. Для поддержки сельского хозяйства он осуществлял массовую закупку продовольствия для армии, отменил большинство налогов - это обеспечило поддержку крестьян.

Уже через несколько лет президент Франции, укрепив свою власть и опираясь на высшее офицерство, совершил государственный переворот. Народ поддержал его и возглавляемых им бонапартистов, позволив им восстановить наследственную императорскую власть. Правда, назывался он не императором Франции, а императором всех французов, Наполеоном III.

С учреждением Второй империи институты парламентской демократии - выборы депутатов, законодательные палаты, политическая печать и другие превратились в ширму неограниченной власти Наполеона III. Стержнем государства стал подчиненный императору аппарат исполнительной власти, начиная с кабинета министров и кончая мэрами городов и коммун. Законодательные палаты были бессильны, царил полицейский произвол.

После провозглашения Луи-Наполеона императором всех французов "маленький Карл" получил почетный титул графа Артуа.

Став императором, Луи-Наполеон не изменил своим многолетним привычкам - его дворец Тюильри напоминал собой самое обычное министерство, а образ жизни императора ничем не отличался от жизни любого высокопоставленного чиновника, разве что был скромнее и упорядоченнее. Спартанские привычки позволили императору французов избежать разлагающего влияния роскоши.

В отличие от императора, его брат граф Артуа вел жизнь, великолепию и роскоши которой могли бы позавидовать многие монархи. В его замке, который считался богатейшим замком Европы, собиралась старая и новая аристократия, военная, деловая и финансовая элита страны, на балах плелись дипломатические интриги, заключались сделки, блистали красивейшие женщины континента. Всем было известно о безграничном доверии, которое испытывал император к своему "маленькому Карлу". Брат и любимец императора не только наслаждался жизнью, но и использовал это с максимальной выгодой.

Государственные заказы сулили промышленникам огромные доходы. Покровительство Карла Артуа обеспечивало получение этих заказов, - небескорыстно, разумеется, - он был, говоря современным языком, "крышей" многих фирм и предприятий. Карл Артуа считается автором новой для XIX века формы коррупции, которая сохранилась и поныне. Она состояла в том, что должностному лицу за определенные услуги предоставлялось место в составе правления компании, другими словами - человек власти становился совладельцем компании и получал свою долю прибыли. Граф Артуа являлся членом правления всех наиболее крупных французских компаний, а это, ко всему прочему, предоставляло компаниям огромные возможности уклонения от уплаты налогов.

Другим источником гигантских доходов графа Артуа являлась торговля государственными должностями и званиями. Благодаря брату императора Франция вышла на первое место в Европе по количеству генералов и маршалов. Даже во времена завоевательных походов Наполеона такого не было да и быть не могло. Маршальское звание во Франции постепенно девальвировалось и стало просто громким званием, мало что означавшим, прибавкой к титулу. Сколько заимел на этом граф Артуа, точно не знал никто, кроме него. А сколько принесли ему махинации при постройке Суэцкого канала, возможно, не знал точно и сам "маленький Карл".

Колониальные войны и администрирование предоставили графу Артуа новые возможности для пополнения своей и без того непомерной казны. Выгодная должность в колонии предоставляла огромные возможности для хищений и быстрого обогащения. Многие чиновники, уехавшие в колонию бедняками, к концу своей карьеры возвращались в метрополию богачами. А покровительство графа Артуа освобождало этих чиновников от всякой ответственности за все, что творилось в колониях. Естественно, при таком брате императора уже через двадцать лет коррупция разъела все сферы государства.

Уклонение крупных компаний от налогов привело к значительному сокращению доходной части бюджета. Другая причина сокращения бюджета состояла в том, что большая часть доходов из колоний, минуя казну, оседала в карманах чиновников. Коррупция подточила и армию - многочисленные махинации с поставками для армии, в результате которых солдаты голодали, ходили раздетыми и разутыми, стали повседневным явлением. Безнаказанность вороватых интендантов, - а дурной пример заразителен, - увеличивала хищения в геометрической прогрессии. Широко практиковалась также продажа офицерских званий и солдатских отпусков. Ясно, что все это не повышало дисциплину и боеспособность армии, еще недавно одной из лучших в Европе. Наживалась и богатела небольшая верхушка, нищал и страдал весь французский народ. Недовольство росло.

Все нити коррупции вели к брату императора, графу Артуа. Однако любые попытки борьбы с коррупцией наталкивались на противодействие со стороны императорской семьи. Император верил своему "маленькому Карлу".

Граф Артуа занимался не только стяжательством, но и политической деятельностью. Его деятельность в качестве депутата сводилась в основном к оскорблениям "врагов Франции" в стенах парламента и вне его, в том числе и журналистов. Оскорбления перемежались грязной руганью.

В результате масштабной и продолжительной политики практически ничем не сдерживаемой коррупции в 1866 году в стране разразился экономический кризис. Его последствия были ужасны. Сотни тысяч рабочих остались без работы и были выброшены на улицы, большая часть средних и мелких предпринимателей также была разорена.

Во Франции началось брожение. Оппозиционная печать выражала недовольство правящим режимом в памфлетах и карикатурах. Графа Артуа безжалостно высмеивали, с полным основанием считая главным виновником бед Франции. Журналистов, авторов этих критических произведений, пытались подкупить. Если это не помогало, их жестоко преследовали, пытались запугать, избивали, могли приговорить к штрафу, к аресту.

Несмотря на репрессии журналистов, число карикатур и памфлетов не только не уменьшалось, но и продолжало расти. Все новые и новые смельчаки, владеющие пером и карандашом, рисковали свободой и жизнью, здоровьем и благополучием, выражая народное возмущение. В отличие от обласканных властью правительственных журналистов, живших бесславной жизнью в сытости и достатке, уделом оппозиционных были голод и холод, но слава и любовь народа.

Пруссия, "железным канцлером" которой в то время был Бисмарк, постепенно объединила в Северо-Германский союз около тридцати небольших германских государств под своим главенством. Но Франция не хотела видеть на своих восточных границах объединенную и сильную Германию и делала все возможное, чтобы помешать Пруссии.

Пруссия понимала, что без войны проблему решить не удастся, и готовилась к ней. В последующие три года ее секретная дипломатия была направлена против Франции. Ей нужно удалось добиться дипломатической изоляции Франции, нейтрализовав Россию и Англию. Теперь оставалось сформировать нужное ей мировое общественное мнение, а для этого - спровоцировать французов.

Наполеон III счел, что быстрая и победоносная война способна разом покончить со всеми накопившимися внешними и внутренними проблемами. В 1870 году Франция объявила войну Пруссии. Казалось бы, прусская армия, намного уступавшая французской по численности, должна оказаться побежденной. Но военные специалисты, - даже не особо проницательные и дальновидные, - предсказывали, что от армии, где торгуют солдатскими ботинками и офицерскими погонами, можно ожидать самого худшего. Прусская армия, спаянная крепчайшей дисциплиной, - коррупцию Бисмарк выжег каленым железом, - не только устояла перед натиском французов, но и перешла в наступление. Французские маршалы с громкими титулами, паркетные шаркуны, получившие свои должности и звания за большие деньги и "преданность императору", не сумели, да и не могли организовать достойного сопротивления.

Ровно через месяц после начала боевых действий значительная часть французской армии была окружена немецкими войсками под Седаном и капитулировала, а император Наполеон III взят в плен. Был заключен тяжелый и унизительный для Франции договор, по которому она потеряла приграничные области Эльзас и Лотарингию с богатейшими недрами, - они отошли к Германии, - кроме того, французы обязались уплатить огромную контрибуцию в 5 миллиардов франков. Плен Луи-Наполеона был почетным и кончился, как только кончились военные действия. Позорно проигравшего войну и потерявшего лучшие провинции императора выпустили на свободу. Пути назад, в Париж, где вспыхнуло восстание и Франция была провозглашена республикой, у него не было.

Смирившись с судьбой и не помышляя более о власти, он прожил частным лицом в скромном достатке на средства своих друзей, соратников и доброжелателей, которые помнили его справедливое поначалу правление и простили ему графа Артуа. Его единственный сын, принц Эжен Луи Наполеон, которому он мечтал оставить в наследство французский престол, пошел на службу офицером в английские колониальные войска и спустя девять лет погиб в Африке на войне с зулусами.

Для Карла эти события имели намного более худшие последствия. Бывший пэр Франции, граф Артуа вернулся в Нижний Уэльс, который считал своей родиной и тоже попытался зажить частным лицом в уединении. В процветающей и законопослушной Англии никого не интересовало его прошлое и источники состояния, лишь бы он не нарушал английские законы, а у него были огромные богатства, накопленные всеми правдами и неправдами в течение почти двадцати лет, когда его брат правил Францией.

Но прожить остаток жизни в богатстве и спокойствии не удалось. Графу не только перестали платить те фирмы и компании, которые раньше регулярно отстегивали ему его долю, но и начали постоянно теребить кредиторы, у которых он, будучи во власти, одолжил огромные суммы и не вернул, "кинул", говоря современным языком. Почти все его богатства, наворованные во Франции, украденные у французского народа, ушли на уплату этих долгов и на тяжбу с кредиторами. Богатейший вельможа Европы очень скоро остался без всяких средств на жизнь. По иронии судьбы, граф не смог даже снова стать бакалейщиком - мешало "великое" прошлое. Карл попытался заработать на жизнь, написав книгу своих мемуаров, но так и не смог найти издателя, который согласился бы опубликовать ее.

Граф Артуа, брат императора, умер в Нижнем Уэльсе в бедности, одиночестве и тоске. Последние годы некогда всесильного царедворца были омрачены не только нуждой, но и многочисленными тяжбами и обидами - неизбежными последствиями его поступков, когда он находился у вершин власти рядом с братом - императором французов.

ЧИНГИЗ СУЛТАНСОЙ, МАХМУД СУАНЛЫ

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 46, 31.01.2004