АРХИВ

ПРИЗРАК ФИЛАРМОНИИ

Открытие Бакинской филармонии, которое так долго ожидалось и неоднократно откладывалось, наконец свершилось.

Немного из истории создания этого здания. В "Днях минувших" Манафа Сулейманова о создании Бакинской филармонии написано так: "Местные толстосумы выпросили у городской управы часть Губернаторского сада для постройки летнего клуба. Проект поручили архитектору Тер-Микелову. Его даже откомандировали на Лазурный берег - в Монте-Карло, чтобы он присмотрелся к тамошней филармонии, ознакомился с ее проектом. И соорудил нечто подобное здесь, в Баку. Считалось, что филармония в Монте-Карло по своей красоте занимает одно из первых мест в Европе. Тер-Микелов вернулся из Монте-Карло, переполненный впечатлениями и замыслами. Летний клуб построен на пересечении Николаевской (Коммунистической) и Садовой (Чкалова) улиц". Местные газеты, рассказывая о возникновении филармонии, при упоминании об авторе проекта теперь скромно пишут "архитектор".

Филармония была построена в конце 1912 года и сразу же стала центром музыкальных концертов, вечеров, меджлисов. Но время шло, здание ветшало и поэтому нуждалось в серьезной реконструкции.

В конце ноября 2002 года - через 90 лет после постройки - президент Гейдар Алиев издал очередной указ, которым постановил завершить реставрацию и реконструкцию Азербайджанской государственной филармонии до конца апреля 2003 года. И обязал министерство культуры АР провести торжественную церемонию открытия здания.

Указ имеет предысторию. Реконструкция филармонии шла с 1995 года. В течение шести лет из государственного бюджета выделялись средства для проведения отвода подземных вод и укрепления фундамента. Максимальный срок для таких работ - два, максимум три года. Но нет пределов усердию: фундамент укрепляли 5 лет - до 2000-го, а до 2002-го он, видимо, усыхал, усаживался и утрясался.

Наконец появился Ростропович, который, ужаснувшись состоянием азербайджанских беженцев, решил выделить им средства из собственного фонда. Но наш мудрый президент (не нынешний, а покойный) решил, что негоже культурные деньги тратить на беженцев, и направил их на реконструкцию филармонии. Поэтому первоначально открытие филармонии планировалось на 10 мая 2003 года - на 85-летний юбилей Г.Алиева.

Но в свете падения 21 апреля решено было отложить открытие до лучших времен. Считалось, что открыть филармонию должен именно Гейдар Алиев. Но оказалось - не судьба. Открыли ее только на этой неделе, спустя свыше 40 дней после его кончины.

Но, несмотря на физическое отсутствие дух Гейдара Алиева витал в воздухе. Покойный президент был на сцене, точнее - над сценой. Его портрет "а-ля дон Корлеоне" с бабочкой и в смокинге был главным ее украшением.

Послушать музыку в зал филармонии собралась политическая и культурная элита страны. Апофеозом стало выступление Мстислава Ростроповича. Великий виолончелист исполнил произведение Иоганна-Себастьяна Баха.

Днем ранее музыкант отказался назвать произведение, которое будет исполнять на открытии, лишь отметив, что оно "посвящается моему великому другу". Перед тем, как начать игру, известный музыкант, обращаясь к присутствующим в зале, сказал: "Это не просто музыка, а молитва. Поэтому прошу после ее окончания не аплодировать" и повернулся лицом к портрету, а к публике... мягко говоря, спиной.

Сразу вспомнилось гайдаевское: "И в твоем доме будет играть музыка, но ты ее уже не услышишь". Гейдар Алиевич, может быть, и великий друг для Мстислава Леопольдовича, но зачем же спиной к народу поворачиваться? В истории культуры на моей памяти это первый такой случай.

Можно, к примеру, понять министра культуры Полада Бюльбюль оглы, заявившего, что филармония - "это детище Гейдара Алиева". Чего не скажешь ради красного словца! Хотя, конечно, филармония построена была тогда, когда ныне покойного президента не было даже в проекте. Но Ростроповичу-то это зачем?

В завершение церемонии слово взял Ильхам Алиев. "Для меня этот вечер не только праздничный, но и грустный. Ведь с нами сегодня нет Гейдара Алиева". После его выступления память отца-основателя реконструкции была отмечена минутным молчанием.

В общем, праздник культуры, хоть слегка и омраченный отсутствием главного "вдохновителя и организатора реконструкции", состоялся.

А сама реконструкция выполнена в стиле культурного провинциализма. Построенное еще в начале XX века здание, состоящее из трех этажей, внутри окрашено в розовый цвет. Центральный зал и амфитеатр выдержаны в традиционных для филармонии тонах белого с золотым. Филармония поражает блеском хрустальных люстр богемского производства, великолепием интерьеров и итальянской мебелью. Центральные коридоры обставлены антикварными вазами. А кабинеты всех должностных лиц культурного комплекса оснащены компьютерами, телевизорами и даже холодильниками японского производства. Видимо, организаторы решили, что в филармонии все должно быть прекрасно.

Внутренние интерьеры перегружены элементами декора настолько, что выглядят безвкусно. Но задача была поставлена иная - ошеломить с первого взгляда посетителей, чтобы ни у кого не возникло вопросов. Но вопросы все же возникают. Например такой - почему реконструкция филармонии обошлась в столь фантастические суммы? Конечно, искусство требует жертв, но не таких же! Суммы на реконструкцию выделялись гигантские. В 2002 году - 35 миллиардов манатов. В 2003 году предусматривается направить уже 60 миллиардов. А ранее реконструкция уже частично финансировалась, в том числе из бюджета, на сумму 25 млрд. манатов. Кстати, из этих цифр так и не понять, во сколько же нам обошлась филармония!

Эксперты утверждают, что предусмотрено практически полное покрытие реконструкции филармонии из бюджета. Изначально работы оценивались в 24 млн.долларов, но затем сумма была увеличена почти до 35 миллионов долларов. Сумма для Азербайджана гигантская. Это при том, что страна постоянно жалуется на отсутствие денег, а культура находится в позиции вечной бюджетной Золушки.

Сумма, потраченная на филармонию, по масштабу сопоставима с всеми расходами на культуру. И возникает второй вопрос - а почему эта сумма столь грандиозна?

Зная любовь наших чиновников к "откатам" за подрядные работы, можно не сомневаться, что все можно было сделать значительно дешевле. Честно говоря, на указанную сумму можно было спокойно построить новое здание филармонии. И еще вопрос, что важнее для азербайджанской культуры: новая с иголочки филармония с немецкими роялями и японскими холодильниками или нормальные зарплаты для работников этой самой культуры?

Но для кого предназначено все великолепие нашей филармонии, если в стране не будет тех, кто в состоянии оценить музыку Баха, Бетховена, Моцарта? В сегодняшнем Азербайджане классическая музыка - удел горстки вымирающей интеллигенции. Впрочем, как и многие другие составляющие культуры.

Многие выступавшие в тот день говорили, что теперь Баку станет в один ряд с мировыми культурными центрами. Да не станет!

Открытие Бакинской филармонии очень напоминает аналогичные мероприятия в странах Латинской Америки, диктаторские режимы которых в начале прошлого века были просто охвачены оперной манией, и блестящие, прекрасные оперные театры возникли по всему континенту, призванные показать высокий уровень культуры диктаторов. Но шло время, а театры оставались пустыми, так как нищее население этих стран так и не восприняло этот элемент цивилизации. Они и сегодня стоят, эти великие артефакты Европы на руинах цивилизации.

Хотя, возможно, наша филармония не будет пустовать. Дело в том, что Тер-Микелов скопировал ее с филармонии Монте-Карло. В самом Монте-Карло народ тоже не очень любил классическую музыку, поэтому в конце 30-х годов прошлого века в здании этой филармонии было открыто... казино. То самое, знаменитое казино Монте-Карло. Так что, если учесть любовь нашего нынешнего президента к азартным играм, можно быть спокойным за здание - если оно и будет пустовать, то недолго.

Все это сильно напоминает фильм-гротеск "Про бизнесмена Фому". Главную роль там исполняет известный юморист Михаил Евдокимов. Его герой повышает культурный уровень родной деревни постройкой... платного туалета из хрусталя и мрамора. В финале фильма окончательно окультуревшие односельчане спалили "храм культуры".

Давно необходимо понять, что без аншлагов (которые возможны лишь с появлением целого слоя лиц, для которых Гайдн намного выше, чем Айгюн Кязимова, а Шнитке значительно круче, чем Манана), без должной государственной поддержки культуры, не возможен настоящий интерес со стороны массовой публики. Надо осознать, что без традиций проведения музыкальных фестивалей серьезного уровня, все заявления о том, что "Баку может стать центром мировой музыкальной культуры" звучат по меньшей мере странно. Почти так же, как заявления Остапа Бендера о том, что Нью-Васюки станут шахматной столицей мира.

Может ли стать "музыкальной Меккой" страна, где музыкальная иерархия пронизана номенклатурными отношениями, где оперный театр держится на старом репертуаре, филармония не нужна, оркестр не укомплектован и собирается от случая к случаю, лучшие музыканты зарабатывают на жизнь в Турции, а творческие инициативы существуют на птичьих правах? И может ли одно, пусть и красиво отремонтированное, здание все это изменить?..

УЛЬВИЯ САТТАРХАН

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 46, 31.01.2004