АРХИВ

ПАРАДОКСЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

С новым годом в нашу жизнь пришло новое (точнее - хорошо забытое старое) явление - инфляция. Рост цен очевиден и не заметить его мог только наш родной, но подслеповатый Госкомстат.

Для большинства простых граждан все гораздо прозаичнее. Идешь в магазин и видишь, что товар, который еще вчера ты покупал за 10 тысяч манатов, сегодня стоит значительно дороже. К примеру, широко популярные в Азербайджане кондитерские изделия московского производства. Шоколад фабрики "Красный Октябрь" подорожал на 25%. То же произошло и со многими другими товарами.

Рост цен - в особенности на импортные товары - существует. Интересно, что рост цен имеет странную геополитическую особенность. Парадокс заключается в том, что подорожал не шоколад вообще, а именно шоколад российского производства, не товары легкой промышленности вообще, а те из них, что импортируются из Турции.

В принципе, если цены растут, то они поднимаются на всю группу товаров, вне зависимости от места их производства.

Странность нынешнего всплеска цен заключается именно в том, что он носит геополитический характер. Это очередной экономический парадокс, ответ на который мы попытаемся найти.

В правительственной прессе и сам рост цен, и причины, его породившие, практически не рассматриваются. В то же время пресса оппозиционная более чем подробно освещает этот вопрос. По мнению оппозиционных экспертов, причина нынешнего подорожания заключается в стремлении Семейных олигархов компенсировать расходы, понесенные ими в ходе избирательной кампании.

Действительно ли Семейные бизнесмены могли пойти на подобные меры для компенсации понесенных затрат? При всей их антинародности, это вряд ли так. Почему? По нескольким причинам.

Начнем с того, что размер понесенных ими расходов не носил для них критического характера. К тому же сегодня покупательная способность населения близка к минимуму, что подтверждается тем, что разница между оптовыми и розничными ценами практически равна нулю. В этих условиях, повышая цены (в особенности на отдельные группы товаров), бизнесмены рискуют вообще не найти потребителя.

Безусловно, подорожание вполне можно списать на нездоровую конкуренцию в Семье, на стремление компенсировать понесенные расходы и так далее.

Есть и макроэкономическое обоснование происходящего, и оно так же очевидно - рост совокупного спроса в результате активного сброса финансовых преференций населению в довыборный период. И наконец - отмена льгот по НДС на целую группу товаров первой необходимости.

Но ни один из указанных факторов не объясняет парадоксов, о которых говорится выше. Следует признать, что происходящее подорожание происходит не под влиянием субъективных факторов, а под воздействием серьезных геоэкономических процессов.

Следует признать - несмотря ни на что, азербайджанская экономика за эти годы стала составной частью мировой экономики, и идущие в мире процессы отражаются и на нашей стране. Параллельно с процессом инфляции в Азербайджане, в мире происходит удешевление доллара и рост курсов других валют. Происходит невиданное удорожание европейской валюты - евро.

Если мы проанализируем структуру роста цен, то обнаружим странную закономерность - в основном подорожали товары российского и турецкого производства, а также товары, произведенные в ЕС. Именно они, подорожав на 20-25%, и сыграли роль инфляционного локомотива.

С странами ЕС все понятно - подорожание евро автоматически приводит к росту цены на их товары. Но почему растут цены на товары, произведенные в РФ и Турции?

А все по той же причине - Россия и Турция отказались от привязки своих валют к курсу доллара, и курс к американской валюте формируется в них свободно. В результате и турецкая лира и российский рубль подорожали параллельно с евро.

Таким образом, геополитический парадокс азербайджанской инфляции объясняется весьма просто - подорожанием валют государств-производителей этих товаров. Вот таким, весьма необычным способом глобализация нанесла удар по благосостоянию азербайджанских граждан.

Глобализация, конечно, имеет множество положительных сторон, но у нее есть еще и негативные. Она не позволяет правительству отдельно взятой страны проводить изолированную экономическую политику. Говоря о правительстве, мы имеем в виду не погрязшее в коррупционном беспределе азербайджанское правительство, а правительство, выполняющее свои классические функции.

Наши валютные запасы практически равномерно разделены на две части. Первая часть - это золото-валютный запас НБА, размещенный в американских банках. Это сумма в более чем 800 миллионов долларов. Более 80% этой суммы размещено в американской валюте.

Вторая часть наших валютных запасов сосредоточена в ГНФАР. Там тоже сосредоточено около 800 миллионов долларов. Из них 65% размещены тоже в американской валюте. Эти средства разбросаны по нескольким крупнейшим банковским институтам, большинство из которых также американские.

За то время, что они там находятся, доллар основательно подешевел, а это означает, что Азербайджан уже потерял более 30 процентов своего стратегического валютного потенциала.

Интересно, а по какой причине не были учтены тенденции мирового валютного рыка? И почему те чиновники, которые отвечают за определение государственной политики в этой области не приняли срочных мер, а вместо этого ограничились декларациями о могуществе американского доллара?

Причина банальна - размещение валютных запасов тоже построено на принципе преобладания личного над общественным. И кое-кто был сильно заинтересован в том, чтобы наши национальные авуары остались под контролем американских банков.

Конечно, разве можно сравнить национальные интересы и интересы чиновника? Известно, что ради того, чтобы заработать один миллион в собственный карман, наши чиновники не пожалеют сотен миллионов государственных средств. В результате слепая привязка маната к доллару привела не только к значительным финансовым потерям, но и к инфляции, к нанесению удара по нашим карманам.

И судя по всему, эта политика будет иметь продолжение. Недавно главное лицо, отвечающее за национальную валютную стратегию, - Эльман Рустамов - пообещало, что доллар в скором времени поднимется в цене.

Странное заявление, поскольку господин Рустамов, по нашим сведениям, отнюдь не входит в число лиц, принимающих решения, влияющие на курс доллара. Учитывая, что падение доллара есть результат планомерных действий американской финансовой элиты, таким образом стимулирующей реальный сектор американской экономики, то ожидать, что доллар послушается господина Рустамова было по крайней мере наивно.

Для любого экономиста очевидно, что Буш и его администрация покрывают свои военные расходы, и средства, необходимые для стимулирования экономического роста, - именно в игре на понижение курса доллара. Но это очень опасная игра. Доллар давно перестал быть чисто американской валютой. Это мировая валюта, курс которой определяется не только и не столько макроэкономическими показателями США. Более того, основной спрос на доллар формируется за пределами Штатов, и если инвесторы во все мире скажут "нет" доллару, как надежному средству хранения своих инвестиций, то кто поручится, что доллар не ждет та же судьба, что и его предшественника в роли мировой валюты - британский фунт стерлингов? И что тогда ожидает наши валютные запасы, которые в одночасье обесценятся?

Сегодня национальные интересы страны требуют более гибкой, более сбалансированной валютной политики. Весь вышеприведенный анализ свидетельствует, что время самостоятельной экономической политики миновало, в сегодняшнем глобализированном мире процветают только те страны, которые в угоду собственным национальным интересам проводят гибкую экономическую политику, учитывающую тенденции и тренды геоэкономической ситуации. Правда, для проведения подобной политики наша нынешняя экономическая команда не годится. Слишком уж далеки они от фундаментального понимания экономических процессов, протекающих в новом глобализированном мире.

Рафик МАМЕДЛИ, mammadli@mail.com

"Монитор", еженедельное аналитическое ревю, № 46, 31.01.2004