АРХИВ

ШИЛА В МЕШКЕ НЕ УТАИШЬ

Кто-то умный сказал, что в политике случайностей не бывает. В частности, отношение к азербайджанской демократии со стороны правительства Эрдогана во время событий 15-16 октября, на мой взгляд, тоже не случайно. Нет ничего случайного в том, что 16 октября в ходе важного мероприятия в Брюсселе, премьер-министр Турции Эрдоган стоя поздравил Ильхама Алиева с "победой" на выборах, и в том, что когда азербайджанская полиция на улицах звеpски избивала людей, турецкий посол Чевикез в ходе встречи с И.Алиевым все время широко улыбался, демонстрируя хорошие зубы.

Tayyip ErdoganНе знаю, заметили ли вы у азербайджанской общественности проявления невиданной доселе холодности к Турции (например, многие мои знакомые убрали из дома турецкий флаг и перестали болеть за турецкие футбольные команды). А турецкая правящая элита ведет себя так, будто ничего не случилось. Может, им на нас наплевать?

А ведь наплевательское отношение к людям наблюдалось у турецкого премьера давно. И я - личный тому свидетель.

В один из январских дней 1995 года я и мой коллега, журналист Кянан Кязымоглу, находились в Стамбуле. Это была наша первая поездка в Турцию. Профессиональный долг не позволял нам вернуться в Баку "с пустыми руками". Мы решили зайти в мэрию, чтобы попытаться встретиться с одним из руководителей партии "Рифах" и тогдашним главой Стамбула - Реджепом Таипом Эрдоганом, и, если будет возможно, взять у него интервью для нашей газеты.

В мэрию нас пустили легко. Оказалось, что там должна состояться церемония подписания договора между руководством города и одним из влиятельных профсоюзов.

Выступив на церемонии с речью, Эрдоган пустился в пляску "яллы". Профсоюзные боссы примкнули к нему. Радуясь такому тесному сотрудничеству, мы с интеpесом наблюдали за пpоисходящим. Вдpуг Кянан толкнул меня локтем: "Посмотри-ка, они уже обгладывают стол...".

Я увидел, что представители профсоюзов яростно набросились на бутерброды и соки, разложенные на широких столах в глубине зала. Я подумал, что такую картину мы не видели даже в "голодном" советском Азеpбайджане. Рабочие в желтых сапогах мастерски, одной рукой, открывали коробки с соком, второй рукой держали бутерброд и откусывали от него, наполняли карманы различными сладостями. Вот так из нашего представления исчез стереотип о "сытости турецкого гражданина" по сравнению с советским...

Спустя некоторое время "шоу" закончилось. Когда Эрдоган и его сопровождающиеся направились к выходу, мы встали на его пути и, представившись, попросили ответить на некоторые вопросы. Реджеп бей, выказав радость, спросил: "Какова ситуация в Азербайджане?". Мы кратко объяснили ему тогдашнюю ситуацию в нашей стране. Затем он, повернувшись к своему помощнику - бородатому, высокому и толстому человеку - сказал: "Омер, возьми азербайджанских братьев наверх, я сейчас поговорю с ними".

Омер привел нас в приемную. Мы сели и с воодушевлением начали обдумывать вопросы, которые собирались задать мэру большого города.

Но вопреки нашим ожиданиям, в кабинет нас так и не пустили. Омер объяснил это тем, что "там сейчас важные персоны", а наше время еще не подошло. Естественно, подумали мы, у мэра крупнейшего мегаполиса Турции беседа не только с нами. Люди в приемной входили и выходили, заходили в кабинет к мэру, но Омер каждый раз движением головы показывал нам, что наша очередь еще не пришла.

Так продолжалось примерно два часа. В полдень Омер скомандовал по рации: "Подать машину к двери!". Мы поняли, что Эрдоган куда-то уходит. Но Омер успокоил нас: "Мы идем в мечеть, совершать намаз. А вы не совершаете намаз?". Услышав от нас отрицательный ответ, он очень удивился.

Поняв, что положение меняется не в нашу пользу, мы заявили, что Эрдоган лично обещал нам встречу, и потому мы никуда не уйдем, а будем сидеть здесь и ждать. Тогда нас из приемной перевели в другую комнату. Мимо прошел Эрдоган, увидел нас, но не подал виду.

Эрдоган и его команда вернулись примерно спустя полтора часа. Оказалось, что после намаза они пошли еще на обед. В комнате, где мы теперь сидели, нами больше никто не интересовался.

"Игра в молчанку" продлилась до 18.00 часов. И за это время никто не подошел к нам, не извинился, не объяснил ситуацию. Словно мы были не людьми, а пустым местом. Эрдоган и и его сотрудники заставили нас прождать у двери несколько часов, даже не соизволив сказать, что нет времени нас принять.

Вечером мы, голодные и печальные, покинули мэрию. Весь день был испорчен. Даже в госучреждениях Баку мы никогда не сталкивались с подобным отношением к людям.

Вернувшись в Баку, мы постеснялись описывать случившееся. Нам стало стыдно за Турцию, которую мы искренне любили. Но теперь я увидел параллель между тогдашним поведением Эрдогана и его нынешним отношением к судьбе азербайджанской демократии.

С тех пор прошло девять лет. За это время Эрдоган успел посидеть в тюрьме за свой стихотворный призыв "превратим минареты в штыки!", создал "Акпарти", и благодаря своему популизму наконец стал премьер-министром Турции. И что?..

Только одно меня немного утешает во всей этой истории. То, что Турция - это не только эрдоганы, чавушоглу и чевикезы. Я верю, что там есть люди, которым на нас не наплевать.

Рафик МАМЕДЛИ, mail@mammadli.az

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 48, 14 февpаля 2004 г.