АРХИВ

ГАЗОВАЯ АТАКА

Наше телевидение смотрю я редко, - в основном фильмы и концерты, когда электричество дают, - потому что жена запрещает ругаться матерно дома, при детях. Но делая утром зарядку, иногда включаю "ящик", чтобы отжиматься под музыку, или, глядя на хорошенькое личико ведущей, - если оно хорошенькое, - подкачать пресс.

А зарядку я делаю не из любви к физкультуре, а чтобы согреться после сна в холодной квартире, где отопления нет уже давно, а газ идет хорошо только летом. В свое время я купил газовый камин, чтобы не зависеть от центрального отопления, но оказалось, зря - газа нет так же, как и горячей воды в батареях. Еду мы часто готовим на электроплитке, воду кипятим в электрочайнике, когда есть свет, но чаще на примусе, а спим одетыми, чтобы не замерзнуть.

Поэтому, когда в последнюю неделю февраля заместитель начальника Главного газового производственного управления Баку Нусрет Гасымов появился в утренней передаче в прямом эфире, я, не переставая размахивать руками, уставился в экран. Не то, чтобы я ожидал услышать что-то новое, а просто хотел посмотреть, как будет выкручиваться чиновник, отвечая на вопросы ведущей и рядовых потребителей голубого топлива "страны огней", сильно недовольных работой ГГПУБ. Тяжело придется господину Гасымову, злорадствовал я по простоте душевной.

И жестоко ошибся! Нусрет Гасымов в облике преуспевшего и довольного жизнью провинциала, достигшего идеалов и чаяний юности, не только не сробел, очутившись перед многочисленной аудиторией жаждущих его крови зрителей-потребителей, но даже сказал такое... Но обо всем по порядку.

- Какова ситуация в обеспечении жителей газом? - певучим голоском спросила очаровательная ведущая.

В ответ Нусрет Гасымов долго рассказывал о трудностях работы своего ведомства, приводя многочисленные цифры протяженности газовых магистралей, труб, количества газораспределителей и даже вентилей. Очевидно, он надеялся поразить всех масштабом своей работы. Но меня, который от холода дома ходит в пальто, а спит в тренировочном костюме и свитере, это почему-то не впечатлило. Видал я эти чиновничьи штучки!.. Мне нужен газ, уютно шипящий в горелках под чайником или горшочком пити на плите, а длина и сечение газовых коммуникаций, - хоть 3 км, хоть 3000 км, - мне до лампочки.

Но ведущая не прерывала его, видимо, зачарованная масштабами газовых коммуникаций города. "Неужели красавица не понимает, что зрителя-потребителя интересует не длина труб и работа газовщиков, а результаты их работы?" - подумал я, поеживаясь от холода.

- В студию поступил звонок, - выпячивая пикантные ямочки на щеках, сказала ведущая, когда Нусрет Гасымов наконец рассказал все, что он знал про вентили и распределители.

- Почему в Москве, где климат намного холоднее, - спросил голос с плохо скрываемым ехидством, - в квартирах и домах тепло?

Услышав этот короткий и точный, как удар боксера-профессионала в челюсть, вопрос, я удивился, как его пропустили в эфир и даже пожалел Гасымова.

- Не надо сравнивать Москву с Баку, - не просто спокойно, а уверенно стал отвечать Нусрет Гасымов, как отличник, знающий предмет назубок. 

- В Москве климат холоднее, это правда, зато там окна и двери квартир плотно заделаны. Поэтому в московских квартирах тепло, а у нас, наоборот, окна щелястые, двери неплотные, дома продувают насквозь сильные бакинские ветры, поэтому и холодно. Уплотните ваши окна, двери и увидите результат сами, - уверенно закончил он.

"Поверил бы я твоей уверенности, если бы мои окна уже не были заделаны полиэтиленом", - подумал я, надел пальто и шапку-чеченку, замотал шею шарфом и поудобнее устроился перед телевизором.

- Еще один звонок в студию, - певуче сказала ведущая.

- В нашем доме полностью, во всех квартирах, отключен газ, - сказал какой-то страшно сиплый, видимо, от простуды, голос и назвал адрес, - газа нет уже вторую неделю. Почему?

"Не хотел бы я очутиться на месте Гасымова", подумал я. Но "Газ Нусрет", как его называют в народе, и тут не растерялся:

- Газ мы отключаем за систематические неплатежи, - с уверенностью гроссмейстера, разбирающего шахматную партию второразрядника, объяснил заместитель главного газового начальника города, - предупреждаем раз, предупреждаем два, три, а потом отключаем линию. А что нам делать? Войдите в наше положение. Не может же мы поставлять газ населению Баку бесплатно...

"Неужели во всем доме никто не платит?", - удивился я. Сомневаюсь я. Сильно подозреваю, что где-то в одной из многочисленных нетопленых квартир большого города сиплый голос крыл Главное газовое производственное управление Баку ненормативной, хотя и многоэтажной лексикой.

Передача продолжалась. К телефону прорвался голос настолько раздраженный и злой, что нетрудно было угадать заранее, что будет сказано. Я снова удивился, как его пропустили в эфир. Может, продюсер или режиссер передачи тоже завешивает дома батареи водяного отопления одеялами, как мой друг Заур, чтобы от них не несло холодом, и он решил таким образом проявить солидарность со зрителями, пропустив этот вопрос?

- У меня стоит газовый счетчик, его регулярно проверяют ваши инспекторы, я исправно плачу по нему, тем не менее газ мне отключили вместе со всем зданием, - прорычал голос, - как вы объясните свое разгильдяйство?

"Ну держись, Нусрет!, - подумал я. На такой вопрос нет ответа. Наверное, он скажет, что это провокация оппозиции или диверсия армян, или вообще откажется отвечать, как руководитель пресс-службы МИДа Метин Мирза, когда его в прямом эфире спросили про взаимоотношения его отца, актера-депутата Микаила Мирзы и известной красавицы-актрисы, ведущей АзТВ. Но не тут-то было!

- Да, это возможно, - охотно согласился Н.Гасымов, - иногда мы отключаем газ и у тех, кто платит.

Мне показалось, что я ослышался. Планово отключать у исправных плательщиков газ, да еще и публично признаваться в этом! А Гасымов не только признался, но и обосновал позицию родного газового управления с уверенностью в своей правоте первых христиан, с которой они шли на костер или в клетку ко львам:

- Поймите нас правильно, у нас масса своих проблем, долги. Например, мы должны "Бармеку" четыре миллиона манатов, и они грозились вырубить нам свет. Они не желают ждать, пока соберем деньги с потребителей. Мы живем уже не при социализме, это другая формация. Вот и отключаем газопровод всего здания, чтобы вынудить платить злостных неплательщиков. Все здание не платит, один вы заплатили и еще две-три семьи. Мы вынуждены отключать газ всему зданию, потому что не имеем возможности снабжать газом вас отдельно. По крайней мере, пока. Войдите в наше положение!

- Плевал янава, - продолжил голос, но умолк, прерванный на полуслове. Видимо, он хотел сказать "плевал я на ваше положение", однако редактор, хоть и с запозданием, отключил его. Выключатели-то в руках не у рядовых граждан, а у чиновников: теле-, газо- и прочих.

А красотка-ведущая снова смолчала, хотя могла бы, например, спросить: считает ли господин Гасымов, что это справедливо по отношению к потребителю - заставлять его платить деньги и не давать взамен ничего? Могла бы спросить, ждет ли он, что кто-то из рядовых потребителей вообще согласится платить после такой декларации политики газового управления? А если ждет, то какой у плательщика может быть расчет, кроме благотворительности по отношению к такой финансово благополучной организации, как главное газовое управление (если судить не по словам Гасымова, а по его сытому и ухоженному виду)? Вместо этих вопросов ведущая, которая только хлопала кукольными ресницами, передала слово следующему зрителю. На этот раз он был выбран безошибочно:

- Дорогой Нусрет муаллим, помогите нам. Дома так холодно, что все болеют - и папа, и мама, и братишка, - умолял тонкий девичий голосок, - прошу вас, пожалуйста, помогите.

Заместитель владыки главного газового вентиля Баку оттаял:

- Обязательно поможем, не сомневайтесь, мы всегда помогаем тем, кто просит. К нам обращаются разные люди, кто-то требует, кто-то просит. Требовать и кричать умеют все, а вот проявить гражданскую сознательность, понять наши проблемы далеко не все могут.

Думаете, мы спим на работе? Ничуть. Только что несколько зрителей предъявляли претензии к работе нашего производственного управления. Но и у меня есть претензии к нашим потребителям! Пользуясь случаем, хочу их высказать. Да, общая культура, культура речи бывает не у всех, однако все граждане должны следовать правилам хорошего тона и этики. Никто не имеет права играть на нервах ответственных должностных лиц и высокопоставленных сотрудников организаций и ведомств из-за существующих проблем, прикрываясь нехваткой или даже отключением газа.

Внезапное, совершенно неожиданное для нас похолодание в последней декаде февраля резко увеличило потребление газа населением и создало проблемы. Произошло также несколько аварий, например, в поселке Локбатан. От аварий не застрахован никто. И хотя не наша вина, что электрохимические процессы, коррозия разъели газовые коммуникации, я приношу извинения жителям поселка. Квартиры обогреваются не радиаторами парового и водяного отопления, как должно, а газовыми плитами, при этом большинство за газ не платит. Мы же об этом не говорим, понимаем, что не у всех есть деньги, проявляем терпимость. Нужно исполнять свой гражданский долг - платить за газ.

Да, и у нас есть недостатки. Однако тот, кто не проявляет подчинения и уважения к государственным чиновникам, не проявляет уважения и к своему государству. Находятся люди, которые звонят, выплескивают эмоции и треплют нам нервы. Я считаю, это вопрос гражданской сознательности и культуры. Благодарю ваш канал за предоставленную возможность высказаться перед зрителями, потребителями газа.

- Я тоже благодарю вас за интересную, содержательную беседу, - проворковала ведущая. Затем пошел клип "Сян гяльмяз олдун", который убрали было с экранов. Но эта песня была не про газ...

Я чертыхнулся и стал прыгать через скакалку - не потому, что впал в детство, а чтобы согреться после сидения, затем, скинув пальто, пошел умываться. Весь покрытый гусиной кожей, я утешал себя мыслью, что все равно нет проку от жалоб - во-первых, никто их не читает, а во-вторых, если я вхожу в положение "Газ Нусрета", значит проявляю гражданскую сознательность. Это мне понравилось.

После слов Нусрета Гасымова неприглядные стороны моего жалкого существования, - хождение месяцами грязным из-за холода, купание в холодной воде в ванной со щербатым кафелем, драное пальто, готовка на примусе в провонявшей керосином кухне с облупленными стенами и закоптелым потолком, покорность при поборах чиновников всех мастей, фальсификация выборов, не говоря уже о зарплате в двенадцать ширванов, - обретали иной, высокий смысл. При таком повороте вся моя жизнь возвышалась до высот гражданского поступка, помощи своей стране, чуть ли не подвига. Это не могло не повысить мое самомнение. Выступление Гасымова ободряло и вселяло уважение к себе, хотя с газом все было по-прежнему.

Но внезапно в сердце вполз червячок сомнения. Я вспомнил слова Нусрета Гасымова - "внезапное похолодание в последней декаде февраля", было для них "совершенно неожиданным". Неужели трудно предвидеть, что зимой бывают холода? Или это трудно только таким, как Гасымов? А если это так, стоит ли верить остальным его словам?

Тут пошло-поехало, и я стал сомневаться уже во всем. "Не наша вина, что коррозия разъела трубы", - сказал Нусрет муаллим. А чья? Может быть, министерства здравоохранения или обороны? Или опять рядовые потребители виноваты?

Сомневаюсь я. Настроение мое упало. И почему луноликая ведущая не спросила - а у самого Гасымова дома тепло и светло, хорошо ли идет газ на кухне? И почему он считает, что простые граждане должны проявлять сознательность и жить без газа и света, а ему нет нужды в подобных гражданских поступках? Неужели только потому, что он один из руководителей главного газового управления города, высокопоставленный чиновник?

Неужели Газ Нусрет считает, что люди, которые годами мучаются в холодных квартирах без газа, не имеют права спрашивать у него, "трепать ему нервы"? Если ему не нравится, как с ним разговаривают недовольные потребители, то пусть организует работу так, чтобы удовлетворить если не всех, то хотя бы большинство. Это его прямые служебные обязанности. А если не может справиться, то кто вынуждает его находиться на этом посту? Не гражданский же долг или любовь к родине? Нет, наверное, только бескорыстная любовь к президенту, портрет которого висит у него над головой...

Жаль, что ведущая с газельими глазами не спросила - почему гражданская сознательность заключается в том, чтобы в начале XXI века молча терпеть холод и мрак, отсутствие газа и электричества в столице страны, богатой природными ресурсами, где десятилетиями горит попусту гигантский газовый факел?

Жаль, что эта телегазель с интеллектом антилопы не поинтересовалась, почему требовать то, что положено по закону - неэтично и несознательно?.. А этично продавать газ "налево" владельцам парников и роскошных особняков под Баку, кладя полученные деньги в собственный карман, и при этом лгать нам в глаза, говоря, что газа не хватает?

Гасымов сказал, что у нас уже капитализм, а не социализм. Сомневаюсь я - и в его словах, и в том, что он понимает, о чем говорит. При капитализме с покупателем и потребителем считаются. А у нас?

Жаль, что эта изящная подставка для микрофона не спросила: кто для кого - газовое управление для обслуживания жителей Баку или бакинцы для газового управления?

Если исходить из слов Газ Нусрета, - "никто не имеет права трепать нервы высокопоставленных должностных лиц", то получается, что мы для него. Насколько это правильно, особенно если учесть, что - хорошо или плохо - но за газ платим мы? Насколько правильно, чтобы невежественный, не имеющий понятия об этике госслужбы, не справляющийся со своими обязанностями, но уверенный в своей безнаказанности чиновник поучал потребителей, что этично, а что нет?!

Тут напрашивался элементарный вопрос. Если у газового управление долги "Бармеку" в четыре миллиона манатов, - это немногим больше восьмисот долларов, - то откуда у чиновников иномарки стоимостью несколько тысяч долларов? Или на это у них хватает денег потому, что долги бюджетные, государственные, а иномарки свои? А свой карман с государственным путать не надо, как говорил персонаж "Кавказской пленницы".

А про зарплату "Газ Нусрета" и спрашивать нечего. Такие, как он, на зарплату не живут. По нему ясно видно - во что он одевается, что ест, где живет и на чем ездит на работу. Иномарку на зарплату не купишь...

ЧИНГИЗ СУЛТАНСОЙ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 51, 13 mart 2004 г.