АРХИВ

НЕЗВАННЫЙ ГРУЗИН ХУЖЕ ТАТАРИНА

Визит нового президента Грузии Михаила Саакашвили в Азербайджан состоялся в конце прошлой недели. Этот визит ожидался с большим интересом. Особую интригу ему придавал тот факт, что встречались два закавказских антипода. Смена власти в наших странах произошла с таким незначительным интервалом, что можно считать - почти одновременно. Но эта одновременность лишь усиливает разницу. Если в Азербайджане правящей элите при помощи фальсификаций и репрессий удалось сохранить власть в своих руках, то аналогичный сценарий в Грузии не сработал. Несмотря на поддержку со стороны Ильхама Алиева, ни Шеварднадзе, ни Абашидзе не смогли проломиться сквозь гнев народного недовольства.

У этой встречи был и еще один подтекст. Свой визит в Баку Саакашвили совершил почти сразу после крайне успешного визита в Вашингтон, где президент Буш пообещал ему всестороннюю поддержку. А вот с президентом Азербайджана американское руководство встречаться перед выборами остерегается - столь одиозен "азербайджанский выбор". В силу этих причин ожидалось, что встреча пройдет нервозно.

Опасения экспертов полностью подтвердились. Трудно вспомнить, кого еще из глав государств так блекло и недружелюбно встречали в Баку. На этом сером фоне встречи между Г.Алиевым и Э.Шеварднадзе выглядели настоящей фиестой. М.Саакашвили на каждом шагу давали понять, что он здесь чужой. И на этом нелестном фоне поведение грузинского президента выглядело крайне неприличным. Честно говоря, редко приходилось слышать столько славословий в адрес нашего нынешнего президента, а сам он ходил с хмурым лицом и так ни разу не улыбнулся.

Во время грузинской революции встретившиеся президенты были по разные стороны баррикад. И, как показала встреча, так на них и остались. Хотя сам Михаил Саакашвили сделал все от него возможное (даже выйдя за рамки дипломатического этикета), чтобы встать по одну сторону с Ильхамом Алиевым.

Несколько выражений батоно Михаила вообще могут войти в анналы межгосударственного "лизинга". Так, господин Саакашвили назвал Ильхама Алиева "политиком европейского масштаба", чем сильно удивил всех, кто это слышал. Как мне помнится, покойного отца азербайджанского президента называли "политиком мирового масштаба", так что налицо явная девальвация масштабов.

Михаил Саакашвили назвал Ильхама Алиева "самым перспективным политиком планеты", при этом в качестве подтверждения привел слова Буша об Ильхаме Алиеве. По словам грузинского президента, тот просто в восторге от И.Алиева. Ну еще бы! Как же ему не быть в восторге - ведь по имеющейся информации, несколько близких родственников Буша занимают ключевые посты в компаниях, сотрудничающих с нашим правительством. Так что, причин любить азербайджанского президента у президента американского ровно столько, сколько у него есть кузенов, процветающих на связях с азербайджанской властью.

Но более всего удивил монолог Саакашвили в эфире азербайджанского государственного телевидения. Свою речь, полную цветистых комплиментов в адрес своего азербайджанского коллеги, в которой слова "выдающийся" и "прекрасный руководитель" были самыми скромными, он завершил словами: "Азербайджанский народ, может быть, еще не осознает какого руководителя послал ему Бог в лице Ильхама Алиева".

Сразу подумалось, что Эдуард Шеварднадзе, несмотря на горячую симпатию к своему другу по Политбюро, до подобных славословий в адрес Гейдара Алиева все же не опускался.

Особенно неприятно было слышать эти восхваления, которым черной завистью завидовали апологеты правящей партии, оппозиционерам, создавшим в Азербайджане образ Саакашвили - как первой ласточки кавказской революции. Ласточка оказалась вороной. Услышать подобную речь из уст лидера грузинской революции - то же самое, что для большевика услышать от Ленина похвалу в адрес Чемберлена.

Но проблема в том, что славословия Саакашвили так и не достигли цели. Лицо он потерял, а вот поставленных задач так и не решил. Он так и не понял, почему его так холодно приняли и столь равнодушно отпустили. Не дошло до батоно Михаила, что он априори не может удовлетворить азербайджанское руководство. Бархатная революция или "революция роз" вознесла на вершину грузинского политического олимпа новую политическую элиту, которая на костях прежней пытается укрепить свою власть. В Азербайджане, особенно в правящей элите, весьма нервозно воспринимают своих нынешних грузинских коллег. В первую очередь по той простой причине, что Грузия подает "дурной пример" азербайджанской оппозиции.

К тому же азербайджанская правящая элита сильно связана с прежней грузинской, а президент Шеварднадзе для Ильхама Алиева - дядя Эдик, почти член семьи и личный друг его покойного отца. И поэтому наезды на членов его семьи крайне болезненно воспринимаются "племянником", понимающим, что рано или поздно схожая участь ждет и его самого.

Саакашвили так и не понял или не захотел понять главного - он не сможет встать в один ряд с Ильхамом Алиевым по той простой причине, что сам Ильхам Алиев этого смертельно боится. И.Алиев не хочет, чтобы его вообще сравнивали, поскольку любое сравнение - не в его пользу.

Саакашвили можно понять (в конце концов поговорку "ради собственной выгоды можно и армянина назвать дядей" придумал не он, а азербайджанцы), но вот простить трудно. Хотя с другой стороны, его визит - лишь еще одно подтверждение того, что время революционеров прошло, и те из политиков, кому посчастливилось превратить мятеж в революцию, очень быстро забывают о том, что еще недавно сами боролись с диктатурой, и стремятся встать в один ряд с диктаторами.

РАСИМ НУРИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 51, 13 mart 2004 г.