АРХИВ

НЕ ПО СЕНЬКЕ ШАПКА МОНОМАХА

Жизнь и деятельность азербайджанских президентов всегда была более доступной для зарубежных журналистов, чем для азербайджанских. На первый взгляд, очень странно, что президент отдает предпочтение общению с иностранцами, и легче их допускает в свою жизнь, чем граждан собственной страны. Но во всяком случае, именно таковы были порядки, установленные Гейдаром Алиевым в его собственной стране. За весь период своего правления (за исключением определенных критических периодов для его власти), он так и ни разу не провел ни одной искренней беседы со своими журналистами. Зато мудрый восточный падишах был так открыт для непосвященных в азербайджанскую реальность западных и российских журналистов.

На встречах с Оксаной Пушкиной, Артемом Боровиком, Михаилом Гусманом, и тем более с Андреем Карауловым не было места и времени для животрепещущих и острых вопросов. Вряд ли из их уст звучали вопросы относительно социальных бедствий, нардаранском бунте или убийстве Зии Буньятова. Вся беседа с иностранцами строилась исключительно по заранее подготовленному протоколу, которому аккуратно следовал как президент, так и журналист.

С третьим президентом все было ясно, и достаточно здраво смотреть на мир, чтобы понять - почему Гейдар Алиев столь искусно избегал общения со своим народом.

Все прекрасно понимают, что и четвертый президент страны (точнее президентская чета - эта формулировка более определяет характер новой власти), продолжая славные традиции предка, будет избегать общения с азербайджанскими журналистами и жить обособленной королевской жизнью. Мы с большим удовольствием хотели бы опровергнуть имеющиеся у нас сведения о жизнедеятельности Ильхама Алиева, если бы располагали возможностью проследить за одним днем его жизни. Но скорее всего, вплоть до последнего дня царствования нынешнего президента мы так и не получим этой возможности, поскольку президент не в силах дать исчерпывающие ответы на наши вопросы, а его окружение всячески пытается скрыть то, что происходит за стенами его кабинета.

Правда, к нашему счастью и к счастью читателей, в окружении нынешнего президента все же нашлись компетентные источники, которые согласились поведать нам пикантные подробности о жизни и царствовании Алиева II. Думаю, после прочтения этой статьи все еще раз наглядно убедятся в том, что нет царя в нашем отечестве, которое переживает свои отнюдь не славные дни.

ДОБРОЕ УТРО, СТРАНА!

Ильхам Алиев просыпается очень поздно. Эта привычка отличает тех людей, которые вообще не склонны к активной жизнедеятельности. Ильхама Алиева тоже отличает эта черта характера. Как рассказывают люди, окружавшие Гейдара Алиева, склонность сына долго спать всегда приводила его отца в ярость. В период своей деятельности в Государственной нефтяной компании Ильхам Алиев появлялся на своем рабочем месте не ранее полудня. И президенту не раз приходилось звонить сыну домой, будить его и заставлять идти на работу.

Ильхам Алиев сохранил эту привычку и в период своей деятельности на посту президента. Но если раньше его заставлял просыпаться Г.Алиев, то сейчас эта тяжелая задача выпала на долю его охранников. Проследив за движением эскорта И.Алиева, можно еще раз убедиться, что президент появляется в своей резиденции не раньше полудня. Охране и близким стоит больших усилий заставить президента проснуться и отправить на работу.

Несколько недель назад его охране пришлось несколько часов дожидаться во дворе его шувеланской резиденции и молча выслушивать насмешки членов августейшей семьи. Однажды прибывший эскорт был встречен фразой: "Опять эти чушки приехали". После этого двое охранников президента даже написали прошение об отставке. Да, нелегкая это работа - из постели тащить... президента.

Наконец проснувшись, И.Алиев направляется на работу и по пути случается очень много странностей.

К примеру, с незапамятных времен в период царствования его отца при алиевском дворе дворце сложилась традиция: автомобиль начальника главного управления городского ГАИ - полицейского-поэта Гасана Ширинова - сопровождает эскорт президента. И вдруг Ильхам Алиев недоуменно спросил своего главного охранника, генерала Вагифа Ахундова: "Почему он едет впереди нас?". "Потому что так всегда было принято", - с наивной простодушностью ответил президенту его охранник. "Убери его к черту!" - приказал глава государства, а его охранник, привыкший уже инстинктивно исполнять каждое повеление президента, сразу же связался с министром внутренних дел Рамилем Усубовым и передал ему высочайшее распоряжение.

Министр, в свою очередь пригласив к себе поэта-полицейского, приказал ему написать рапорт об отставке. "Чем я провинился? Ведь президент мне об этом ничего не говорил", - ответил Гасан Ширинов-Джахринский, заливаясь слезами и проклиная несправедливость жизни. Напомним, что еще со времен Г.Алиева Г.Ширинов выполнял главную миссию при дворе - именно он нес ответственность за гостеприимство, оказываемое личным гостям президента. Но министр был непреклонен.

Тот день в жизни Г.Ширинова был сущим адом, ибо он не мог понять причину недовольства хозяина? За что, батюшка? За что, матушка? Но кажется, и сам Ильхам Алиев не понимал причины того, за что Г.Ширинов впал в царскую немилость. Но кто-то из президентского окружения вовремя посоветовал главному "гаишнику" поскорее обратиться с поклоном к истинному хозяину страны. Она поняла несостоятельность указа " безалаберного Ильхама" (именно так Г.Алиев часто называл нынешнего президента, особенно когда обнаруживал в его квартире за диваном открытые мешки с долларовыми купюрами) и восстановила справедливость.

На следующее утро, вновь проснувшись в полдень, президент произнес "доброе утро" и восстановил Г.Ширинова в своей должности. Примерно такие казусы случаются каждым президентским днем.

А ПОСОЛ ТЫ!!!

"Все смешалось в доме Облонских" - писал Лев Толстой. Все сменилось в президентских апартаментах с тех времен, когда нога Ильхама ступила в кабинет своего отца. Сын пошел против всех традиций, установленных папой. Отныне президента встречает не верный, маленький и плюшевый докладчик Тариэль Мирзоев, а Джамиля ханум - новая докладчица, бывшая сотрудница компании SOCAR, ныне хранящая покой царствующей особы. Причиной отставки докладчика Г.Алиева стала его неосторожность в беседе со швейцарским послом. А дело было так.

Послу Швейцарии, прибывшему из Стамбула, чтобы договориться с Ильхамом Алиевым о саммите, и привыкшему к западной пунктуальности, пришлось ждать аудиенции несколько часов. Посол настойчиво добивался аудиенции у президента и был справедливо возмущен, когда докладчик попытался объяснить ему, что встреча не состоится.

"В чем причина отказа? Ведь о встрече была давняя договоренность" - упорно спрашивал посол. Бедный помощник, доставшийся в наследство Ильхаму от его отца, не мог ничего ответить и лишь растерянно пожимал плечами. И тут на шум в приемной вышел сам президент - в виде, к серьезным переговорам не располагающем. Трудно представить себе реакцию ошарашенного европейца, так до конца и не осознавшего, что же происходит в стране под названием "Азербайджан". Президент, находившийся в веселом расположении духа, осведомился у посла, кто он такой, а когда посол ответил, сказал ему: "А посол ты...". И сказал - куда именно. А отцовский помощник за то, что не смог разрулить проблему с послом самостоятельно, был изгнан с вершины олимпа.

С приходом к власти Ильхама Алиева в президентской резиденции вновь была восстановлена славная традиция застолий, установленная еще во времена второго президента. Как потом выяснилось, перед встречей со швейцарским послом президент вместе с военным комиссаром Алиагой Гусейновым отметил наступление нового призывного сезона.

Если Г.Алиев начинал свой рабочий день с докладов руководителей силовых ведомств и в течение 40 минут выслушивал международную сводку, которую докладывал ему министр иностранных дел, то новый президент начинает свой рабочий день с компьютерных игр. Ильхам Алиев так и не сумел избавиться от любви к азарту и дружеским кампаниям. Многие в президентском аппарате помнят, что даже ожидая аудиенции своего отца в приемной президента, Ильхам Алиев не терял зря времени и за компьютером своего будущего докладчика продолжал гонять разноцветные шарики. Вот и сегодня президент увлеченно гоняет шарики, дожидаясь своих докладчиков - Зию Мамедова, Кямаледдина Гейдарова, Явяра Джамалова, Гейдара Бабаева, братьев Фархада и Рафика Алиевых, Паоло Пярвиза, Абдулвари Гезала - словом всех руководителей прибыльных предприятий Семейного бизнеса. Они ежедневно докладывают президенту о ежедневных поступлениях, товарооборотах, денежных переводах и прочих тонкостях его большого бизнеса.

А за государственное управление президент спокоен, поскольку управляющий государственными делами президента Рамиз Мехтиев примерно исполняет свои обязанности и старается не вмешиваться в президентский быт. Стыдно признать, но до сих пор Ильхам Алиев не провел ни одного заседания с участием ответственных сотрудников своего аппарата, кабинета министров, совета национальной безопасности и прочих государственных советов.

Само упоминание об этих заседаниях или о встрече с иностранными гостями вызывают у президента неподдельную скуку и искреннюю грусть. Ильхам Алиев до сих пор не чувствует себя хорошо в роли главы государства, и ему неприятна миссия, которая досталась в наследство от отца. Сам вид президента, выражение его лица - большие черные мешки под глазами и печальное лицо, - а также грусть в глазах выдают Ильхама Алиева - президентские полномочия ему в тягость, и именно поэтому он каждый день старается пораньше избавиться от этого непосильного груза и поскорее покинуть скучные стены президентского кабинета. Часто сидя за своим рабочим столом, он погружается в воспоминания своего беззаботного недалекого прошлого, когда с друзьями по застолью - Джаником, Фазиком, Кямалом, Алиагой - он вкушал все блага жизни и не чувствовал гнета обязательной жизни президента. Неспроста до самых недавних пор президент так и не мог расстаться с золотыми часами "Омега" (каждый раз даже по телевидению он словно выставлял их на показ) - подарком его близкого друга Джангира Аскерова. Кстати, чтобы покончить со смертельным чувством одиночества, президент намеревается назначить Джангира Аскерова управляющим делами президента, хотя президент авиаконцерна уже сейчас частично выполняет обязанности Акифа Мурадвердиева.

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО "СВОБОДА"

Наконец, президентские часы пробивают семнадцать ноль ноль, что знаменует конец рабочего дня и время, когда президент может вырваться на свободу. Еле-еле отсидев в кабинете у Гейдара Алиева до пяти (максимум до шести) часов вечера, Ильхам Алиев стремительно вырывается из оков государственной власти и спешит навстречу свободной жизни - в резиденцию своего тестя Арифа Пашаева, которая находится в уютном апшеронском поселке Бильгях. Там, в кругу близких друзей Ильхам Алиев отмечает наступление долгожданного часа освобождения от гнетущих президентских обязанностей.

Как-то в пылу страсти к свободе он, вопреки сопротивлению охраны, уселся за руль своего джипа, и охрана пять часов не могла его найти. Он гонит машину, пытаясь хоть ненамного ощутить вкус свободы.

И тут в его жизнь опять пытаются ворваться мехтиевы, аббасовы, усубовы с какими-то непонятными докладами, информациями, сообщениями о какой-то ситуации, хотят что-то ему объяснить, рассказать, указать...

Но он торопится ответить им, удовлетворить их просьбу и повесить трубку, чтобы вернуться к свободной жизни, полной развлечений, кутежей, плясок, музыки и веселых анекдотов. Да, он может в пылу ярости жестоко избить или оскорбить своих друзей-шутов (он не раз так обращался с Натиком Алиевым, Джангиром Аскеровым, Кямаледдином Гейдаровым), говорить с ними на повышенных тонах. Но его ярость сиюминутна, гнев проходит, и он вновь отдается прелестям жизни. Он поет, смеется, развлекается, но вдруг посреди веселья его настигают мысли, приводящие в бешенство: "Господи, завтра же опять на работу! Как же я их всех ненавижу! Не могу смотреть в тупые рожи этих лизоблюдов! Что за наследство оставил мне отец?!".

Он, как никто другой, знает, что если в скором времени, потеряв власть, он обретет полную свободу, то все, абсолютно все - и друзья и шуты - предадут его. Он останется один. Может быть, поэтому Ильхам Алиев часто повторяет фразу, которую его окружение уже знает наизусть: "Если я потеряю власть, то вы, проходя по улице и встретив меня, отвернетесь или перейдете дорогу. Однажды я уже видел это".

СУДЬБА ПРЕЗИДЕНТА

Даже короткое знакомство с президентской жизнью Ильхама Алиева вызывает не зависть или одобрение, а чувство искренней жалости к нему, ибо судьба четвертого президента была предопределена задолго до заветного дня его коронации. Хотя возможно, это был лишь заветный день для президента Г.Алиева, страстно жаждавшего привести к власти своего сына. Ильхам Алиев был гурбаном отца при его жизни и остался им после его смерти.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 52, 20 mart 2004 г.