АРХИВ

На западном фронте без перемен

Критическая ситуация в правящей элите уже близка к развязке. Противостояние между внутривластными силами и группировками было ярко продемонстрировано на заседании Милли меджлиса, где депутаты впервые за весь период своей законодательной деятельности почувствовали себя самостоятельными людьми. А изумление, выраженное на лицах членов правительства, пораженных столь высокой активностью парламентариев, свидетельствовало об одном - каждый из алиевских чиновников (особенно представителей "гейдаровской гвардии") отчетливо стал осознавать, что наступает последний и решительный бой за власть в элите.

Все исключительно по старой привычке были охвачены ожиданием решительных действий со стороны президента. Многие все еще полагают, что слово "президент" отождествляется с именем "Гейдар Алиев", и им до сих пор очень трудно осознать реальную действительность, что уже полгода, как во главе государства находится человек, который просто не способен на крайние меры. А только крайние меры - отставка наиболее главных игроков в правительстве - могут разрядить ситуацию. Может, хотя бы их отставка вернет Ильхама Алиева к реальности, и он наконец осознает, что безмолвствующий народ наложил на него обязанности президента Азербайджана?

С президентом больше никто не считается. А президент, упорно храня молчание, продолжает свое бурное знакомство с диковиной современной мировой политической системы - с феодальным средневековьем Средней Азии. А тем временем уже в самом ближайшем и непосредственном окружении президента зреет смута, заговоры и массовое недовольство. Весь государственный аппарат кипит недовольством. Чиновники и трайбмены недовольны всем - от слабости и бесхарактерности "пародии на президента" до высокомерия и властолюбия первой леди. Все уже настолько плохо, что даже самые рядовые члены трайба готовы взять на себя ответственность за избавление страны от безвластия.

Пока что из сердец больших чиновников не выбит страх перед образом главы государства. Но каждый из больших министров понял первую и главную истину периода правления Ильхама Алиева - с таким президентом можно и, главное, нужно бороться.

ЗАРАЗИТЕЛЬНЫЙ ИНСАНОВ

Али Инсанов первым из министров "гейдаровской гвардии" дал решительный бой и положил слабого и немощного Ильхама Алиева на лопатки.

Чем же президент мотивировал свою атаку на министра здравоохранения? Неужели Ильхама Алиева настолько сильно беспокоит плачевное состояние нашей медицины, что он во имя клятвы Гиппократа готов пожертвовать своей властью и вызвать войну, которую несомненно проиграет? Нет, семья Алиевых, в том числе и ее новый руководитель, в течение 35 лет вели и продолжают вести единственную войну - войну за полное и окончательное разграбление богатств Азербайджана. И в ходе этой войны они не гнушались поступаться ничем - ни интересами государства, ни территориальной целостностью страны, ни судьбой народа.

По сведениям информированных источников, Али Инсанов - один из немногих чиновников в правительстве, кто был освобожден Г.Алиевым от уплаты обязательной дани в казну Семьи, при этом обязав его нести все медицинские расходы своей Семьи. Президент, включив его в касту избранных, позволил остаться вне финансовой системы клана, во главе которой еще с 1999 года стал Ильхам Алиев. А.Инсанов отказался платить проценты из своей прибыли и в период правления нового президента, что стало вызывать резкое осуждение главных менеджеров алиевского бизнеса - Кямаледдина Гейдарова, Зии Мамедова и Фархада Алиева. Более того, он начал строительство нескольких многомиллионных проектов в области туризма и здравоохранения (к примеру, суперроскошный горнолыжный курорт в районе Союг-Булаг в Хызынском районе на высоте 2000 метров над уровнем моря. Строительство ведут австрийские специалисты), вызвав ревность прочих олигархов.

Поэтому президент решил заменить руководителя сверхприбыльного ведомства на более покладистого и послушного медика, готового жертвовать всеми своими доходами. И.Алиев намеревался заменить А.Инсанова либо своим дядей Джамилем Алиевым, либо главврачом больницы Нефтяников. Но не смог пересилить синдром Расула Гулиева (страх перед переходом влиятельного члена правящей элиты в оппозицию).

Министр здравоохранения, публично заявив о своем протесте против войны, навязанной ему президентом, принялся за формирование персонального политического центра. Он открыто заявил, что уйдет в отставку только в случае отставки всего коррумпированного правительства Г.Алиева и отступать перед Ильхамом Алиевым не намерен.

Характерно, что А.Инсанов сразу же встретил понимание и поддержку нескольких крупных течений в правящей элите, выступающих за ревизионизм гейдаровского учения. Его пример оказался заразительным.

Своей неумелой политикой Ильхам Алиев первым делом примирил и объединил в прошлом двух заклятых врагов - Али Инсанова и Али Нагиева. Как нам стало известно, они провели встречу, решили покончить с раздором, имевшим место в прошлом, и объединить усилия по формированию "ревизионистского центра". Далее А.Инсанов провел встречу с самым нелюбимым из родственников президента. Встреча состоялась в день рождения дяди президента, который в знак протеста против ущемления своих интересов ведет затворнический образ жизни и ограничивается лишь политическими консультациями с министром здравоохранения.

К этому союзу также подключились двое других представителей группировки трайбменов - Юсиф Гумбатов и Акиф Мурадвердиев. Управделами президента, не желая исполнять обязанности управляющего делами семьи Пашаевых, практически сдал свои полномочия Джангиру Аскерову, чем фактически лишился своего прежнего статуса и готов в любое время примкнуть к бунту возмущенных чиновников. А Юсиф Гумбатов продолжает напряженную борьбу за влияние в президентской администрации с Рамизом Мехтиевым, который в лучших традициях алиевской теории аппаратных интриг пытается вызвать острую и хлесткую борьбу между группировками. Кстати, именно подконтрольные Р.Мехтиеву депутаты в парламенте и инсценировали атаку на влиятельных членов правительства.

Таким образом, достигнув объединения четырех влиятельных представителей клана, а также представителя семьи Алиевых, А.Инсанов начал переговоры и с лидерами так называемого бакинского электората - с теми, кто практически контролирует апшеронские селения. (Кстати, многие апшеронские селения в настоящее время наводнены выходцами из Армении, и поэтому активно обсуждается вопрос кооперации усилий между безземельцами и апшеронцами). Лидеры бакинских селений, недовольные повышением цен, отсутствием газа и электроэнергии, осознают сложившуюся в результате этого взрывоопасную социальную ситуацию и выразили готовность поддержать кого угодно, лишь бы дали свет и газ.

В это же время Рза Ибадов и Рауф Гусейнов, некогда обвиненные в предательстве интересов Семьи и ныне находящиеся в политической ссылке, заметив усиленную активизацию А.Инсанова, выразили свою готовность примкнуть к этому центру власти. Р.Ибадов и Р.Гусейнов, обладающие компрометирующими Семью материалами ("дело Кожени", капитулянтская позиция по Карабаху и т.д.) выразили готовность занять часть фронта компроматной войны.

Но министр здравоохранения на этом не остановился. А.Инсанов, пригласив к себе весь актив наиболее радикальной части клана выходцев из Армении, которая возмущена "мехтиевской чисткой" безземельцев в аппарате, выступил с ультимативным заявлением: "Я никому не позволю говорить со мной на языке силы и заставлю всех считаться с нами!". Далее министр и вовсе заявил о своей готовности объединиться со всеми общественными силами страны (имелись в виду и оппозиционно настроенные члены трайба). Появилась информация о том, что он ведет переговоры с Расулом Гулиевым. Буквально вечером того же дня Ильхаму Алиеву поспешили донести информацию о сложившейся критической ситуации. И.Алиев впервые почувствовал угрозу реального раскола элиты и вновь отступил.

Бунт Али Инсанова еще раз доказал, что президент не в силах выдержать накала борьбы и отступает перед людьми, демонстрирующими свою силу. Он еще раз наглядно продемонстрировал всем, что Ильхам Алиев более не контролирует ситуацию во власти, и его власть не распространяется даже на территорию, ограниченную стенами его кабинета.

Президент отступил. Пока. Но интересно другое - насколько далеко зайдет это отступление и как долго оно будет продолжаться? Ведь дальше отступать уже некуда. Позади - президентский аппарат.

ЭЛЬНУР САРАБСКИЙ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 52, 20 mart 2004 г.