АРХИВ

ПРЕЗИДЕНТ-ТУРИСТ

Еще в достославные советские времена между Азербайджанской ССР и Узбекской ССР существовало стратегическое партнерство. Правда, тогда этого слова не знал никто, даже выдающийся азербайджанский кормчий Гейдар Алиев. Но несмотря на это, отношения между нашими республиками были союзническими. Азербайджано-узбекская дружба держалась на двух китах. Первым китом была Зейнаб Ханларова, которую очень любили в Узбекистане. Вторым китом нашей дружбы был хлопок. И Азербайджан и Узбекистан прямо-таки вырывали друг у друга переходящее Красное знамя.

Обе стороны часто ездили друг к другу, чтобы заняться обменом опытом. И так они этим опытом наобменялись, что в результате появилась грандиозная мафиозная сеть, занимавшаяся приписками хлопка. Корни ее вели в Узбекистан, а ветви находились в Азербайджане.

Именно хлопковые приписки стали основой могущества трайбового партхозактива, и именно на волне хлопковых репрессий Гейдар Алиев смог вернуть себе утерянную власть. Но вот зачем поехал в Узбекистан его сын? Это так и осталось тайной.

Сам президент назвал визит успешным, хотя и признал, что экономическое сотрудничество между нашими странами затруднено географическим фактором. Давайте проанализируем весь ход узбекского визита нашего "президента и Мехрибан ханум" (именно так освещался визит со стороны правительственных СМИ).

Начнем с подписанных документов. В ходе визита их было несколько: Декларация об укреплении стратегического партнерства между Узбекистаном и Азербайджаном - чисто номинальный документ, декларативность которого определена самим названием; Соглашение о сотрудничестве между мэриями Ташкента и Баку (крайне интересно, как оно будет происходить. Ташкент - один из самых зеленых городов мира, в то время как Баку стараниями буйного градоначальника грозит превратится в пустыню. Не верится, чтобы узбеки захотели перенять печальный бакинский опыт); и наконец - Меморандум о намерениях между Госконцерном "АЗАЛ" и Ташкентским авиационным объединением им. Чкалова. По полученной информации речь идет о закупки двух самолетов узбекского производства.

Для подписания меморандума Ильхама Алиева повезли на авиастроительное объединение имени главного узбекского авиатора с типично узбекской фамилией "Чкалов". И тут я во второй раз увидел в глазах вечно унылого президента неподдельную радость. В первый раз это было во время французского визита и тоже при посещении самолетостроительного предприятия. Играя там со штурвалом строящегося самолета, Ильхам Алиев, судя по виду, испытывал полное удовлетворение. Видимо, как и многие его сверстники, Ильхам Алиев хотел стать летчиком, соколом воздушных магистралей, а вместо этого стал вороной политической арены.

Очевидно, что ни один из подписанных документов не носил судьбоносного характера. Стороны практически не затронули проблему любимого детища Гейдара Алиева - коалиции ГУУАМ. Правда, в ходе визита Ильхам Алиев выполнил приятную для сына обязанность. Он открыл мемориальную доску, извещающую, что улице перед Азербайджанским культурным центром присвоено имя Гейдара Алиева. А во дворе Культурного центра установлен бюст Гейдара Алиева.

Как правило, бюст устанавливается живым героям и на родине, а умершим ставят памятники в полный рост. Интересно, кому в голову пришла идея увековечить Гейдара Алиева по пояс?

На этом официальная часть визита закончилась. Так и осталось тайной, о чем шептались между собой два президента в резиденции "Дурмен" (не знаю что это означает по-узбекски, но название символическое).

Не случайно, что и сам Ильхам Алиев затруднился ответить на вопрос об итогах визита. По его мнению: "Есть очень хорошие перспективы для того, чтобы Азербайджан и Узбекистан активно сотрудничали по всем вопросам международных отношений, и тот факт, что в Ташкенте открылся памятник великому Низами, а также и то обстоятельство, что принято постановление открыть в Азербайджане памятник великому узбекскому поэту Алишеру Навои, еще раз свидетельствует о том, насколько наши отношения полны добра, чистоты и взаимного расположения".

Получается, что единственная видимая причина визита - это взаимный чендж памятниками великих поэтов.

Но если просмотреть всю программу визита президента, то многое становится понятней. Помимо официальной части, была еще неофициальная, в ходе которой президент Азербайджана посетил Самарканд. Там он посетил обсерваторию Улугбека. Затем президент посетил музей Афрасияб, расположенный на территории, где находятся самые старинные памятники Самарканда. Он также близко ознакомился со зданиями древних медресе Самарканда.

Продолжая ознакомление с историческими и культурными достопримечательностями Самарканда, президент Ильхам Алиев посетил усыпальницу Гур-Амир, где похоронен Тамерлан. В мечети Бибиханум, президент осмотрел относящийся к ХVI столетию памятник архитектуры.

Как видим, туристическая часть визита гораздо более содержательна, нежели официальная. Таким образом, стало ясно, что визит в Узбекистан стал просто туристической прогулкой для президентской четы, совершенной ими за счет азербайджанских налогоплательщиков.

ТАРЛАН МАМЕДЗАДЕ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 52, 20 mart 2004 г.