АРХИВ

ПОСЛЕДНЯЯ ПАРТИЯ

"Что наша жизнь - игра..."

А.С.Пушкин, "Пиковая дама"

Человек любит играть. Все люди, вне зависимости от расы, вероисповедания и социального положения, подвержены этому пороку. И игры существуют приблизительно столько же, сколько существует и человек. Не случайно многие философы и психологи убеждены, что настоящее имя человеческого рода отнюдь не homo sapiens - человек разумный, а homo ludens - человек играющий. Тем более, что разум человечеству довольно часто изменяет, а вот любовь к игре - никогда.

Никто не знает, что именно привлекает в игре человечество. Но факт, что все люди играют: кто-то - рулетку, кто-то - в карты, кто-то расписывает пульку, а кто-то ищет главного дурака. Но все играющее человечество признает, что игрой номер один на планете Земля все же являются шахматы.

Великая сила этой игры скорее всего в том, что она наиболее близко по своей модели к человеческому социуму. Только в шахматах пешки становятся королями, только в шахматах сплетаются воедино прагматичный расчет и рука судьбы. На 64 клетках разворачивается настоящая жизнь, в которой все зависит от одного шага - он может вознести игрока на вершину славы или ввергнуть в позор поражения.

ШАХМАТНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ

В последнее время, анализируя происходящее в стране родной, приходишь к одному очень странному выводу - азербайджанская политика все больше и больше напоминает шахматную доску. Гротескные фигуры азербайджанских политиков еще более усиливают эту шахматную аналогию.

Начнем с девиза. Как известно, всемирным девизом шахматистов является тезис "Мы все - одна семья". Как видите, Азербайджан (при Алиеве II, по крайней мере) тоже пытается следовать этому принципу.

Далее - в классических шахматах фигуры имеют свои ограниченные правилами функции. При этом ни одна из фигур не может изменить правила и вынуждена четко им следовать. Как и в шахматах, в азербайджанской жизни большинство политических фигур имеют крайне ограниченный ресурс. К примеру "кони" азербайджанской политики (я бы даже назвал их "ослами"), предпочитают ходить буквой "Г". Слоны ходят только по выделенной и закрепленной за ними диагонали, а ладьи ограничены и стеснены в маневрах. Наши слоны - это олигархи, а ладьи - это трайбозавры.

И только пешки могут рассчитывать на изменение статуса, согласно большевистскому лозунгу "кто был ничем, тот станет всем". Впрочем, это уже совсем не из шахматного лексикона.

Но главная аналогия между шахматами и азербайджанской политикой состоит в том, что, как в шахматах, так и в нашей жизни, король - самая слабая фигура, которую необходимо защищать и опекать. Самой сильной фигурой в шахматах является ферзь, в просторечии называемый королевой. Как пел Владимир Высоцкий: "В общем, здесь главнее королева: ходит взад-вперед и вправо-влево..." Как видите, и в данном случае аналогия между шахматами и нашей жизнью весьма уместна.

Единственная незадача заключается в том, что для нормальной шахматной партии у наших властей нет соперников. То есть они были, но как-то испарились. Оппозиционеры, приготовившиеся играть в партию шахмат и даже вызубрившие для этой цели несколько дебютов, были сметены с политического игрового поля полицейской дубиной. И посему сегодня азербайджанская власть играет свою партию в гордом одиночестве.

Главная проблема нынешней администрации - необходимость доигрывать старую партию. Ситуация осложнена еще и тем, что нынешний президент играет в шахматы значительно хуже, чем в рулетку или баккара. Вот если бы политическая жизнь походила на то, что происходит на зеленом сукне казино, то поверьте - нашему президенту здесь не было бы равных! Имея богатый опыт проигрышей и выигрышей, он прослыл завзятым игроком, готовым рискнуть круглой суммой.

Говорят, что в детстве он очень любил играть в шахматы и главное - выигрывать. Его соперниками были в основном работники охраны, которые ни по интеллекту, ни по положению не смели его побеждать. Но в студенческие годы И.Алиеву уже дали понять что игрок в шахматы из него никудышный. Тогда, разочаровавшись в черно-белых клетках, он с головой ушел в мир, где все решает не разум и логика, а исключительно госпожа удача.

Но жизнь все же вернула Ильхама Алиева на шахматное поле. Правда, уже не игроком, а фигурой. Причем - самой беспомощной как на политическом, так и на шахматном поле.

НЕУДАЧНЫЙ ДЕБЮТ

Дебют новой партии явно не удался. Пока аналитики и эксперты до хрипоты в горле спорили о том, какой будет политика нового президента и его возможности в реформировании страны, власти попытались разыграть весьма незамысловатую комбинацию.

Суть происшедшей метаморфозы в том, что вместо гроссмейстера политики за шахматную доску в эндшпиле практически проигранной партии посадили человека, чей опыт и способности не позволяют не только выигрывать, но даже достойно довести партию до почетного проигрыша. А самое страшное, что сам И.Алиев в этом меньше всего виноват.

Представьте, что вы играете себе в рулетку, ведете богемный образ жизни, и вдруг каприз судьбы заставляет вас сесть за шахматный столик, на котором уже вовсю идет игра. Очевидно, что партия проиграна, что азербайджанская власть, пожирая фигуры, упустила инициативу, и теперь эта игра, ведомая опытной рукой соперника, несется к финалу.

Именно осознание проигрышности всей партии и заставило власти попытаться добиться переигровки. Только этим объясняется стремление азербайджанских властей начать переговоры по Карабаху "с нуля". Азербайджанская власть пришла к очевидному выводу - переговоры о мире зашли в тупик, и теперь, не видя выхода, она пытается выиграть время, затягивая весь процесс.

Хотя в принципе очевидно, что итоговый результат все равно будет не в нашу пользу. Если предположить, что переговоры опять затянутся на 10 лет, то совершенно понятно, чего добиваются азербайджанские власти. К 2014 году азербайджанское общество станет абсолютно равнодушным к путям решения карабахской проблемы. А возможно, Ильхам Алиев хочет переложить решение этой проблемы на плечи своего сына.

Еще более удручающая ситуация сложилась в сфере управления государством. Необходимо признать, что дебют провален. У любой власти есть лимит времени, отведенный на выполнение социального заказа. Он ограничен лимитом общественного доверия. Любая власть в первые несколько месяцев правления имеет карт-бланш на то, чтобы радикально обновиться. Это время для того, чтобы новая администрация по крайней мере озвучила свои намерения. Это время новых кадровых назначений, время новых надежд населения.

Азербайджан не является исключением. Азербайджанцы тоже дали "новой" администрации шанс, которого она в принципе не заслуживала. Население связало свои надежды на позитивные изменения в нашей жизни с новым, пусть и нелегитимным, президентом. Многие посчитали, что ему - молодому и знающему английский язык человеку - наконец удастся то, чего не смог (или не захотел) сделать гроссмейстер политики - как называли его отца гейдарофилы.

У Ильхама Алиева были все шансы сделать так, чтобы прошедшее после его "избрания" время стало началом нового этапа в истории страны. У него в руках были сосредоточены все полномочия, весь политический, административный и пропагандистский ресурс, сконцентрированный его отцом.

Можно смело утверждать, что в тот момент его позиция была значительно лучше, чем у Гейдара Алиева. Во-первых, после октябрьских событий страна в одночасье лишилась оппозиции. Все политические деятели эпохи Гейдара Алиева стали политическими трупами. Во-вторых, в отличие от отца, он получил прямую поддержку основных геополитических центров.

Имея такие преимущества, наследник просто обязан был хоть что-то делать. Но, увы! Низкий политический уровень, отсутствие сильной политической оппозиции и общественного сопротивления - вот факторы, давшие Ильхаму Алиеву фактический карт-бланш на управление страной.

Но отсутствие политических талантов, не компенсированное аппаратной выучкой, сделало его слабым президентом и заложником сложившейся ситуации. Фактически - фигурой, по своим ограниченным функциям сопоставимой с шахматным королем.

РОКИРОВКА "ШИЛО НА МЫЛО"

Наибольшие проблемы возникли в сфере государственного управления. Началась "война бульдогов под ковром". Старые гейдаровские трайбозавры не собираются без боя сдавать власть, а новых кадров, способных заменить старую администрацию, как оказалось, нет.

Несколько кадровых назначений последнего времени со всей очевидностью показали полную беспомощность президента. Он не в состоянии убрать лиц из отцовского окружения и поэтому ограничивается "косметическими" акциями. Вслед за сменой министра связи (человека, не имевшего крепких клановых позиций), он поменял и министра иностранных дел. На смену Вилаяту Гулиеву пришел комсомальчик - бывший сотрудник Хафиза Пашаева и личный друг Абульфаза Караева - Эльмар Мамедъяров.

Интересно, что обе рокировки зеркально похожи. На смену не члену правящего трайба назначается человек с трайбовым происхождением. Еще одна аналогия - оба назначенных министра имеют достаточно цивильный образ, чтобы не быть отнесенными к категории лиц "с нецензурным выражением лица". При этом вновь назначенный министр вряд ли является идеальным выбором.

Аналитики гадают о причинах удаления "азербайджанского мавра". При этом главной причиной называется стремление начать с нуля переговорный карабахский процесс. А бакинские острословы шутят, что основная причина - это сильное сходство Вилаята Гулиева с новым тренером национальной футбольной сборной Карлосом Альберто, которое не позволяло определить - кто ведет переговоры, а кто руководит сборной.

На самом деле главной причиной удаления министра странных дел стало нецензурное выражение лица. Теперь понятно каким способом будет идти кадровая эволюция в Азербайджане. Ясно, что никаких революций не предвидится. Да и ожидать их было бы глупо. Цель Ильхама Алиева все четче проясняется - любыми путями сохранить наследие отца. Просто он (а точнее те, кто на него имеет влияние) желают, чтобы у гейдаризма было человеческое лицо.

Но стремясь постепенно избавиться от людей с нецензурным выражением лица, они не понимают, что рубят сук, на котором сидят сами. Потому что никто иной, кроме подобных лиц, защищать подобную власть не будет.

То, что происходит сейчас в Азербайджане, очень напоминает неудавшуюся попытку М.Горбачева создать "социализм с человеческим лицом". У него это не получилось потому, что это априори не могло получиться. Сохранить систему, поменяв принцип подбора кадров, невозможно, поскольку именно кадры и определяют параметры системы.

Конечно, велик соблазн пойти на постепенную модернизацию кадров - вместо отцовских "коней" ввести во власть рациональную часть общества, тех, чей социокультурный уровень не раздражает августейшую чету. Но необходимо понимать, что такие люди не способны отдать жизнь за дело трайба, что они аморфны. Подобную ошибку совершил в свое время Муталибов, когда попытался сделать ставку на интеллигентную часть аппарата. Участь первого президента - урок всем правителям, кто хочет подобных кадровых рокировок.

Последние кадровые назначения показательны. Они доказывают, что сейчас все решения - даже стратегические - принимаются в спешке, в эмоциональном порыве.

Существует общепринятый принцип назначения на пост министра. Президентский аппарат подготавливает несколько кандидатур и представляет их главе государства. Работа эта весьма трудоемкая и требует, помимо прочего, еще и времени. Очевидно, что если бы вновь назначенный глава министерства странных дел был избран по общепринятой методике подбора кадров, он не был бы всего несколько месяцев назад назначен послом в Италии. Понятно, что поиск нового министра велся в спешном желании исполнить монарший каприз. При этом сам принцип отбора оставлял желать лучшего.

Скорее всего, дальнейшая кадровая политика четвертого азербайджанского президента тоже будет в русле выявленных тенденций, посему нечего ожидать от него судьбоносных решений. Он просто-напросто пытается решить нерешаемую задачу: сделать человеческое лицо из звериного оскала трайболизма.

ЦУГЦВАНГ

Со временем большая часть общества осознает, что главная задача нынешней власти отнюдь не в том, чтобы модернизировать Азербайджан. Власть сегодня находится в кризисе, потому что не смогла доказать свою способность адекватно реагировать на изменившуюся политическую ситуацию. Взамен столь необходимых реформ налицо попытка законсервировать политические процессы. Но это априори невыполнимая задача.

Дело в том, что гейдаризм обречен. Он не имеет ни общественных, ни материальных устоев, достаточных для обеспечения стабильного существования в будущем. Он сам уничтожил все опоры для устойчивого развития. Пока что механизм управления работает по инерции. Но рано или поздно энергия инерции иссякнет, и тогда начнутся сбои в работе налаженного механизма. Потому что его движущей силой был Г.Алиев, а без него вся эта система - просто груда металлолома.

Поэтому кризис власти (точнее было бы назвать его кризисом безвластия) будет прогрессировать. Все последнее время азербайджанская власть допускает ошибки - одну за другой. Учитывая, что власть наша все еще построена по принципу перевернутой пирамиды (то есть всю тяжесть принятия решений несет на себе глава государства), то совершенно понятно, что ошибки эти допускает именно президент.

Количество допущенных ошибок и анализ состояния властной элиты неопровержимо свидетельствуют - Азербайджан находится в тяжелейшем кризисе. Власть не в состоянии адекватно реагировать на вызовы времени. Несмотря на сконцентрированные в их руках колоссальные финансовые и административные потоки, они не могут эффективно ими воспользоваться.

Складывается впечатление, что ни власть в целом, ни ее глава - президент - не знают, что дальше делать. Каждый шаг может привести к необратимым результатам, отсюда и стремление любым путем оттянуть принятие судьбоносных решений.

Можно констатировать, что нынешняя ситуация ВО власти и ДЛЯ власти крайне тяжела. В шахматах есть позиция, когда любой шаг приводит к поражению или к большим потерям. Эта ситуация на языке шахматистов называется "цугцванг". Как правило, эта ситуация - предвестница полного поражения. У нашего президента, говоря шахматным языком, тоже цугцванг, поскольку любой его шаг приводит к политическим потерям и ведет к полному и безоговорочному поражению.

ЦЕЙТНОТ - ПОРА ОШИБОК

В то же время власть не осознает, что лимит отпущенного ей времени постепенно истекает. Страна медленно но верно погружается в пучину кризиса, не решаются стратегические задачи. Ильхам Алиев теряет кредит доверия. Время, отпущенное ему обществом на ожидание перемен, практически истекло. Наступает самый тяжелый момент шахматной партии - цейтнот.

Время на флажке повисло, и необходимо сделать несколько ходов, на обдумывание которых просто не остается времени. Жизнь заставляет человека делать то, чего он сам не всегда желает. Ильхам Алиев сам загоняет себя в угол. Отец принес его в жертву ради того, чтобы обеспечить продолжение шахматной партии.

При этом Гейдар Алиев не подумал, что, опустошив шахматное поле и оставив на нем только пешек, он совершил роковую ошибку. Как в шахматах, так и в азербайджанских современных реалиях король слишком слаб, чтобы остановить продвижение пешек в короли. Поэтому Ильхам Алиев попал в тиски.

С одной стороны на него давит почти исчерпанный лимит общественного доверия, потому что общество, так и не дождавшись перемен от него, опять обратит свой взор на противостоящие ему силы.

С другой - цугцванг во власти, вызванный невиданным усилением олигархов. Сейчас они уже превращаются в настоящих олигархов. В период Гейдара Алиева все они зависели от милости Короля. Но король умер, а на его месте появился тот, кто не может с ними справиться. Почуяв ослабление узды, они понеслись вскачь.

Само время работает сейчас против Ильхама Алиева. Потому что с каждым часом, с каждой минутой и секундой отмирает цементирующая сила гейдаризма - страх перед властью.

Жуковский в свое время говорил маленькому великому князю - будущему императору Александру II, - что "революция - это когда из понедельника в среду. Но из понедельника в воскресенье - невозможно". А Ильхам Алиев двигает страну из понедельника в воскресенье, при этом убеждая всех, что это не воскресенье, а уже четверг.

Политтехнологи утверждают, что в основе харизмы любого человека лежат зоологические ассоциации. То есть, тот или иной человек вызывает ассоциации с тем или иным животным, и политтехнологи не могут изменить эти ассоциации, они могут лишь подкорректировать этот образ. И тот факт, что на месте непостижимого и недосягаемого человека, образ которого ассоциировался с самыми ужасными хищниками, сейчас сидит политик, чей образ у большинства населения вызывает ассоциации с несчастным непарнокопытным, не может не способствовать эрозии власти.

Самое страшное - власть это понимает, но сделать ничего не может. Поэтому стук передвигаемых фигур метрономом отсчитывает время. Оно неудержимо приближается - время конца этой шахматной партии.

"ВАМ ШАХ И МАТ, ТОВАРИЩ ГРОССМЕЙСТЕР!"

Современная политическая ситуация в Азербайджане очень напоминает сцену, описанную Ильфом и Петровым в их бессмертном романе "Двенадцать стульев". Ильхам Алиев, как и Остап Бендер, ведет сеанс одновременной игры. При этом мало кто из почтенной публики догадывается, что он не умеет играть. Но неотвратимо приближается момент, когда у великого комбинатора появятся серьезные проблемы.

Ильхам Алиев - игрок по натуре. Игрок гораздо больший, чем большинство его подданных. Неизвестно, какую роль его азарт игрока сыграл в том, что он дал согласие наследовать своему отцу. Но одно можно утверждать точно - принимая самое главное в своей жизни решение, он руководствовался опытом игрока казино, а не шахматного мастера. Он лишь доигрывает партию своего отца, обреченно понимая, что финал приближается.

Это - последняя партия в его жизни, ибо, в отличие от казино, в шахматах судьба крайне редко дает шанс отыграться. У него цейтнот и цугцванг наступили одновременно. И весьма скоро наступит момент, когда кто-нибудь произнесет роковые слова: "ВАМ МАТ!".

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 54, 10 aprel 2004