АРХИВ

ГЕЙДАРЕНЫШ

Когда Ильхам Алиев стал президентом, многие политически неангажированные граждане с облегчением вздохнули. По мнению большинства, молодой, получивший бакинское воспитание и московское образование, говорящий на нескольких иноземных языках человек олицетворял собой полную противоположность собственному отцу. И хотя многие понимали, что его назначение означает продолжение гейдаровского антинародного курса, в душах все же теплилась надежда, что сын даже если и будет гораздо менее эффективным руководителем, но окажется неизмеримо лучшим человеком, нежели его отец.

ЗАТМЕНИЕ

Но то, что произошло на прошлой неделе, окончательно поставило крест на всех подобных домыслах и предположениях. Заседание энциклопедистов стало последним мазком на политическом портрете Ильхама Алиева. Если до этого заседания он вызывал целый спектр эмоций, среди которых доминировали жалость и сочувствие к несчастному человеку, которого злой рок, воля покойного отца и собственная инфантильность возвели на престол, то после этого зрелища все стало на свои места.

Ильхам Алиев показал, что он не является ни хорошим, ни добрым человеком. На наших глазах происходило пробуждение "чудовища", которое воспринимает всех прочих людей, как генетический мусор.

Вся гротескность происходящего не смогла скрыть полного абсурда, который царил на этом заседании. Ильхам Алиев подверг беспрецедентной по форме критике составителей энциклопедии только за то, что, по его мнению, в составленном документе недостаточно восхваляется его покойный родитель.

Еще ни одна страна в мире не лицезрела такого зрелища. Даже самые авторитарные режимы средневековья не опускались до такой диалектической низости. Трудно себе представить, чтобы Людовик XVI вызвал к себе французских энциклопедистов и потребовал от Дидро объяснений по поводу того, почему в составленной книге мало освещена роль его папы Людовика XV, и почему период правления его дедушки Людовика XIV назван расцветом абсолютизма. А после стал бы истерически кричать, что никакого абсолютизма тогда не было, а был расцвет французской государственности.

Подобный подход обличает в Ильхаме Алиеве не столько хорошего сына, сколько неграмотного человека. Конечно, азербайджанским президентом можно стать, даже не зная особенностей развития человеческой мысли и принципов составления энциклопедий, хотя для выпускника МГИМО (а уж тем более, преподавателя - именно так позиционирует официальная пропаганда славное московское прошлое президента) это непростительно. Это непозволительно вообще для человека, который претендует на звание интеллигентного.

Ильхам Алиев показал не только незнание правил хорошего тона, требующих чтобы твоих родителей восхваляли другие люди, а не ты сам, не только незнание диалектики развития человеческой мысли - он показал отсутствие нормальной логики. Даже более того - обыкновенного здравомыслия. Он принялся утверждать, что в 70-80-е годы никакого застоя не было, по крайней мере в Азербайджане. По его мнению, это был период национального процветания.

Интересный момент! В СССР застой был (если бы его не было, то каким образом развалилась эта супердержава), в РСФСР застой присутствовал, во всех остальных союзных республиках (судя по их энциклопедиям) он также наличествовал. А вот в Азербайджане - составной части советского государства - его не было, а было процветание. Несостыковочка получается!

Совершенно понятно, что таким образом Ильхам Алиев выгораживал собственного отца. Насилие над исторической истиной ему понадобилось лишь для того, чтобы показать всем: фигура Гейдара Алиева свята и неприкосновенна; все, что он сделал, - велико и не подлежит никакому сомнению; все, кто попытается умалить достоинства покойного патриарха, будут уничтожены.

Во время исторического заседания Ильхам Алиев несколько раз повторил фразу: "Вот если бы я не сидел в этом кресле, то представляю, что бы вы тогда написали про моего отца!". Никто не ответил ему (среди тех, кто там присутствовал, таких и быть не могло), никто не сказал: "Неизвестно, что напишут потомки о вашем отце". За них это скажу я. Правду, одну только правду, и ничего, кроме правды.

Но проблема в том, что эта правда вряд ли понравится наследнику патриарха. Роль и место Гейдара Алиева в нашей истории уже определено, и все попытки их пересмотра свидетельствуют о том, что даже самые недалекие понимают нелестность его исторических оценок. Отсюда и неожиданная страсть, я бы даже сказал - экспрессия, нелимитированная злость и показная решительность Ильхама Алиева.

СЫН ЗА ОТЦА

Ильхам Алиев - сын Гейдара Алиева. Это непреложный факт, который никто не оспаривает. Но все его действия направлены на то, чтобы доказать азербайджанскому обществу, что он очень хороший и благодарный сын.

Ему есть за что благодарить покойного родителя, который на блюдечке с голубой каемочкой преподнес ему целую страну. Он не воспринимает себя по-другому, нежели как биологический наследник Гейдара Алиева. Именно поэтому статья и называется "Гейдареныш".

Несмотря на неблагозвучные ассоциации, это словосочетание означает лишь, что Ильхам Алиев - биологический наследник Гейдара Алиева. Оно образовано соединением двух слов "Гейдар" и "детеныш", тем самым подчеркивая прямую политическую связь двух представителей алиевской династии. А те ильхамолюбивые граждане, кто в этом слове усмотрят оскорбление чести и достоинства нынешнего президента, должны знать, что даже в самых неблагозвучных словах окончание "еныш" носит не оскорбительное, а уменьшительное значение. А основная оскорбительная нагрузка сосредоточена в первой части этих слов.

Названием статьи мы лишь подчеркиваем очевидное: Ильхам Алиев - политический детеныш Гейдара Алиева. Да и он сам всеми своими действиями пытается доказать именно это. Его нечеловеческая преданность и попытка возведения отца в ранг современных святых показательна. И то, что произошло на заседании энциклопедистов, - яркое тому подтверждение.

Никто не задумался над тем, что привело в неистовство Ильхама Алиева. В отличие от своего отца, часто устраивавшего подобные спектакли, Ильхам Алиев в данном случае не играл.

Гейдар Алиев всю жизнь был актером. В принципе актерство было одним из его профессиональных навыков. Ведь не зря же сам Станиславский читал лекции в школе НКВД и как-то в кругу друзей заметил, что в СССР есть две актерские школы, но лучшие из актеров поступают в НКВД, а театру приходится довольствоваться оставшимися.

У Ильхама Алиева подобной школы не было, и оттого его порывы так искренне глупы. Его неистовство было искренним, его слова - неподдельными. И все потому, что он понял - даже ближайшее окружение, всем в своей жизни обязанное Гейдару Алиеву, отнюдь не разделяет его телячьего восторга перед гением покойного.

Драма, переживаемая Ильхамом Алиевым, отнюдь не оригинальна. Большинство детей "больших родителей" испытывали подобные комплексы. К примеру, трагедия, постигшая Россию в начале прошлого века, во многом произошла по той причине, что Николай II просто боготворил своего родителя Александра III. Он даже отказался принять генеральское звание и остался полковником, чтобы подчеркнуть свое преклонение перед отцом - человеком в принципе среднего ума, вся сила которого была в том, что он обуздал русских бесов, выпущенных на свободу либеральным порывом Александра II Освободителя.

Великая французская революция - тоже итог того, что все французские короли после Короля-Солнце преклонялись перед ним и пытались походить на него во всем, не имея и сотой доли его политических и государственных талантов.

Ситуация с Ильхамом Алиевым гораздо сложнее. В его случае речь идет о инстинктивном восприятии отцовского превосходства. Вся его жизнь прошла под знаменем преклонения перед отцовским гением. И теперь, оставшись без него на вершине политического олимпа, Ильхам Алиев пытается навязать всему азербайджанскому обществу этот же стереотип, превратить всех нас в гейдаренышей - людей, слепо верящих в непогрешимость и величие его отца.

Самое страшное, что это даже не его желание, а инстинкт. Видимо, сам патриарх желал своей посмертной канонизации и посему навязал эту роль собственному сыну. Таким образом объясняется истинная суть возложенной на Ильхама Алиева миссии - добиться канонизации отца и править, опираясь на тот факт, что он является его сыном.

Но патриарх не учел одного очень простого факта - сломав "Я" своего сына, он оставил его опустошенным. Произошло замещение личности. Генетическая любовь вкупе с полным отсутствием индивидуальности привели к появлению политико-психологического феномена.

КАРИКАТУРА

За всем происходящим очевидно и то что Ильхам Алиев в последнее время все больше и больше пытается походить на своего отца. "Энциклопедическая истерика" была запланирована, как очередной элемент идентификации его в качестве наследника Гейдара Алиева.

Обратите внимание на то, как стал себя вести Ильхам Алиев в последнее время. Он пытается действовать как отец, говорить как отец. Он даже руки складывает на столе как отец. Но если для патриарха это было необходимостью (из-за диабетического тремора у него дрожали руки, и чтобы никто не увидел его слабости, он сидел в этой позе), то необходимости держать руки таким образом у наследника вроде бы нет. Он здоров, молод и руки у него вроде бы не трясутся. Но он упорно пытается сесть в ту же позу, что и отец. Даже на заседании энциклопедистов он пытался походить на своего отца.

И это показательно. Ильхам Алиев пытается позиционироваться в национальном сознании, как Гейдар Алиев. Не имея собственной харизмы и даже собственного политического лица, он упорно хочет убедить население, что он - это Гейдар Алиев. Именно на это и рассчитаны его дешевые варианты. Он хочет доказать всем не то, что он хороший сын своего отца, а то, что он точно такой же, как его отец.

Стремление стать политическим клоном вызвано политической необходимостью. Причина не в личных качествах двух представителях алиевской династии. Просто И.Алиев не является тем человеком, кто в состоянии продолжить дело Г.Алиева. Преемствовать Г.Алиеву может только человек, очень на него похожий, а И.Алиев, несмотря на генетическое родство, совсем не похож на отца - ни как человек, ни как политический деятель.

При всем своем желании Ильхам Алиев не может заменить своего отца. В отличие от отца, вся жизнь которого сосредоточена во власти и стремлении быть первым, для И.Алиева прелесть жизни в совершенно ином. В отличие от своего отца, который правил страной не благодаря воле народа, а благодаря собственной воле, Ильхам Алиев не обладает таким запасом прочности. Управлять этой страной мог только Гейдар Алиев, и только через полгода правления Ильхам Алиев наконец осознал эту простую истину. А посему решил... стать копией собственного отца.

Но для того, чтобы стать Гейдаром Алиевым, недостаточно просто быть его биологическим сыном. Отец и сын Алиевы вообще абсолютно разные. Но разве могли быть похожи эти двое: мальчишка из провинциальной бедной семьи, пробивший всеми правдами и неправдами путь наверх, перешагивая через трупы; и "золотой мальчик", выросший в семье руководящего работника?

Все становится ясно с первого взгляда. Гейдар даже в кругу семьи оставался исполненным харизмы деспотом, от одного взгляда которого даже близких людей бросало в дрожь. Может, именно поэтому до сих пор вся страна увешана многочисленными билбордами с изображением патриарха. Вполне вероятно, что власти реально понимают - даже портрет Гейдара Алиева и даже после его смерти несет в себе больше харизмы, нежели живой Ильхам Алиев.

Для всех очевидна причина слабости Ильхама Алиева. Всю сознательную жизнь он был ведомым, и поэтому теперь, оставшись один на один с проблемами, он теряет равновесие. Полное отсутствие харизмы и политических навыков сочетается в нем с практическим отсутствием менеджерского таланта. Нет в нем той нечеловеческой силы, что была в его отце. Вместо Г.Алиева - человека с уникальной биографией и уникальным набором личных качеств, делающего его безальтернативным властителем робких азербайджанских душ, страна получила в правители человека, за свою жизнь ничего так и не достигшего и больше известного как "папенькин сыночек".

Самое страшное, что он и сам понимает собственную слабость и никчемность, а потому не нашел ничего лучше, чем попытаться стать копией обожаемого родителя. Но он - весьма слабая и очень непохожая копия своего отца. От отца он не унаследовал ничего (кроме, естественно, баснословных богатств и президентского кресла). Зигзаг судьбы привел к концентрации всех властных ресурсов в руках человека, абсолютно неготового к этому. Он не сможет управлять ситуацией потому, что у него нет ничего, чтобы это осуществлять. И на все это накладывается гигантский комплекс неполноценности, взращенный его отцом.

В итоге страна получила не столько копию Гейдара Алиева (что, в принципе, плохо само по себе - как известно, копия всегда хуже оригинала), сколько его гротескный, доведенный до карикатурности образ.

С воцарением Ильхама Алиева практически исчезла политическая карикатура. По весьма банальной причине - ее заменила фотография. Образ нынешнего президента настолько не соответствует устоявшимся стереотипам, что всякий раз, когда он пытается быть похожим на оригинал, эти попытки вызывают только гомерический хохот.

ГИБЕЛЬ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ

Людям свойственно надеяться. И конечно - на лучшее. Надеяться вопреки здравому смыслу и реалиям жизни. Надеяться даже тогда, когда для надежд нет никаких оснований.

Воцарение Ильхама Алиева также сопровождалось надеждой. Многие были уверены, что он будет просто обречен вести отличную от отца политику. Поверить в то, что дело Гейдара Алиева будет жить и после его смерти, никто не хотел. Многие воспринимали Ильхама Алиева, как хорошего городского парня, и потому надеялись на то, что он станет тем руководителем, который обеспечит "оттепель" в Азербайджане.

Его воцарение воспринималось как попытка примирить прошлое и настоящее, как возможность соединить несоединимое. Он должен был совершить невозможное - придать построенному его отцом режиму человеческие черты.

Но этого не может быть, потому что не может быть никогда. И только теперь общество начало осознавать эту обнаженную в своей простоте истину. Сквозь инфантильное лицо нового президента вновь стал пробиваться звериный оскал гейдаризма. Народ наконец узрел доведенные до карикатурности (но от этого еще более страшные и до боли знакомые) черты.

За полгода произошло невероятное - абсолютная власть сделала то, что не смогли сделать природа и воспитание. Она превратила Ильхама Алиева в отвратительную копию его отца.

Посмотрите на лицо Ильхама Алиева, внимательно вглядитесь в его глаза. Они как нельзя лучше отражают всю безнадежность нашего будущего.

Платон утверждал, что правитель - это зеркало народа. Затем платоновская доктрина превратилась в крылатое выражение - "каждый народ имеет того правителя, которого достоин". Гейдаризм был построен Гейдаром Алиевым, но не на пустом месте. Азербайджанский народ - вот источник его политического вдохновения, его покорность и властолюбие породили национальных бесов.

Hо Гейдар Алиев был сильным человеком. И хотя он был монстром, построившим античеловеческую систему, он не мог абстрагироваться от национальных бесов. Он просто систематизировал их, чтобы с их помощью править страной.

Но его слабый и безвольный наследник не смог удержать нацбесов под контролем. Они сами его оседлали. Они иссушили его душу и наполнили ее новым содержанием. Им был нужен Гейдар Алиев, и они его воскресили, пусть и в гораздо ослабленной форме.

Дальше будет только хуже. В своей попытке удержать власть он все больше и больше будет скатываться к неизбежному заимствованию политических приемов своего отца. Это объективная реальность. Сегодня, чтобы хоть как-то управлять страной, необходимо пользоваться политическим арсеналом третьего президента, потому что попытка смены политических приоритетов приведет к революционной ситуации.

У гейдаризма нет будущего, у него нет даже настоящего. У него есть только прошлое, в тени которого он и черпает свои силы. Его сила - в слабости азербайджанского общества, в его конформизме. Страна постепенно эрозирует. Она напоминает прокаженного, у которого постепенно отпадают различные части тела и организм которого не может мобилизоваться на борьбу.

Интересно, а что теперь ощущают те, кто лишился последней надежды? Те, кто тупо уповал, что со смертью Гейдара Алиева все чудесным образом изменится само по себе, что его наследник окажется хорошим парнем, который поведет народ под знаменем гейдаризма к лучшей доле? Что они ощущают, когда видят, как Ильхам Алиев, так и не став хорошим руководителем, превратился в подобие отца? Что его отношение к собственному народу базируется на том же убеждении, что и у его отца? И что он собирается управлять страной теми же порочными методами, что и превозносимый им отец? Что он является кровью от крови и плотью от плоти своего отца? И что он не допустит расхождений между гейдаровским словом и собственным делом?

Что они скажут теперь, дабы утешить свои овечьи души? На что они будут надеяться? Наверное, на то что Гейдар Алиев-младший будет более хорошим президентом, чем его дед и отец. Иного выбора у них нет.

Азербайджанское общество зашло в тупик. Нет даже намека на свет в конце туннеля. Более того - внутри растет ощущение того, что страна идет неверным путем. Недавно на проправительственном телеканале был задан вопрос аудитории: "Как вы думаете, правильным ли историческим курсом движется Азербайджан?" Большая часть ответила, что наш курс неверен.

Кажется, что уже ничто не в состоянии изменить ситуацию. Это будет продолжаться до тех пор, пока общество не осознает, что избавление от гейдаризма лежит через всеобщее покаяние. Что частица ответственности за происходящее лежит на каждом из нас. А пока этого не произойдет, все мы будем нести на себе это клеймо. Жгучее клеймо гейдаренышей.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 55, 17 aprel 2004