АРХИВ

БЕС ОПАСНОСТИ

На прошлой неделе парламент утвердил законопроект о "Разведывательной и контрразведывательной деятельности". Что внесет этот закон в деятельность наших спецслужб? Повысит ли расширение полномочий разведчиков и контрразведчиков и эффективность их деятельности в укреплении нашей национальной безопасности?

Чтобы перейти к рассмотрению этой проблемы и ответить на вышеуказанные вопросы, следует сделать одну небольшую оговорку. Многие в Азербайджане привыкли путать, а точнее идентифицировать безопасность государства с безопасностью правящей Семьи. И это имеет свое логическое объяснение.

Вот уже десять лет, как МНБ и другие спецслужбы (в нашей стране, кроме МНБ и бывшего управления военной контрразведки, действует несколько частных спецслужб Семьи) поставлены на защиту интересов и безопасности власти Семьи, поскольку в нашей стране произошло классическое сращение государственной власти с режимом личной власти Алиевых.

А по всем стратегическим вопросам интересы азербайджанской государственности с интересами Семьи расходились. Но при этом наши разведывательные и контрразведывательные силы вставали на защиту интересов Алиевых. Достаточно привести один-единственный пример, чтобы читатель убедился в том, что наши спецслужбы в период своей деятельности занимались чем угодно, кроме интересов национальной безопасности Азербайджана.

По утверждению компетентных источников, один из членов правящей Семьи нес личную ответственность за экспорт азербайджанских нефтепродуктов, в частности бензина, в Армению. Подтверждением тому явился недавний скандал в Грузии, где правоохранительные органы арестовали семь цистерн горючего, поступивших из Азербайджана в Грузию. Товар поступил в одну грузинскую фирму, которая ведет постоянные торговые операции со своими армянскими партнерами. Расследование подтвердило, что это горючее прибыло в Грузию путем контрабанды, и к сожалению, подобного рода поставки осуществлялись регулярно. Неужели наши спецслужбы проглядели столь вопиющий факт? Или предпочли сохранить важное для разведчика хладнокровное равнодушие?

Можно вспомнить и сепаратные переговоры вокруг карабахского урегулирования. Хотя лично министр национальной безопасности Намик Аббасов и выступил против алиевских принципов карабахского урегулирования, но не посмел открыто помешать проведению капитулянтской политики.

Так чьи же интересы защищало и продолжает защищать МНБ? Об этом весьма красноречиво заявил сам Н.Аббасов на церемонии празднования юбилея наших спецслужб. Больше половины своего выступления об истории становления и деятельности спецслужб министр посвятил истории жизни и деятельности Гейдара Алиева. То есть Намик Аббасов косвенно признал, что за все годы существования МНБ наши чекисты только то и делали, что занимались архивными исследованиями, открытием музея и выставок, посвященных славным подвигам чекиста Алиева.

А тем временем враг не дремал. Анализ ситуации показывает, что на сегодняшний день Азербайджан превратился в открытую арену, фактически полигон для деятельности иностранных спецслужб. Здесь они конкурируют, вступая в открытое столкновения, уничтожая своих недоброжелателей и создавая свои резидентуры. После убийства в Баку одного из чеченских бизнесменов Вахи Ибрагимова, один из высокопоставленных чиновников МНБ признал, что хотя наши спецслужбы и располагали информацией относительно российского следа в этом убийстве, но препятствовать не стали, поскольку чеченская проблема является внутренним делом России. Очень интересная и, можно даже сказать, странная формулировка для представителя МНБ.

Также на территории Азербайджана занимаются своими внутренними делами не один десяток иностранных разведок - американцы, иранцы, французы, британцы, арабы. Появление в нашей стране даже китайцев уже не вызывает никакого недоумения. Азербайджан, возможно, самая благодатная страна для открытого (даже не законспирированного) функционирования резидентур, ибо некому в среде наших контрразведчиков пресекать деятельность иностранных шпионов.

За последние годы проведена самую беспрецедентную чистку в государственных органах страны. Практически весь состав профессионалов - бывших советских гэбистов - был уволен, направлен на пенсию или в отставку. А аппарат МНБ был набран за счет отпрысков состоятельных или высокопоставленных лиц, которые самым откровенным образом являли собой антипод разведчика.

Можно только представить, что мог натворить сын Рамиза Мехтиева - Теймур Мехтиев (ныне назначенный заместителем министра туризма, молодежи и спорта), чтобы его "перевели" в другое министерство. Или, может быть, Намик Рашидович не знает, кто из его сотрудников и в каких посольствах "проедал" деньги, предназначенные для агентурной деятельности? Или о том, что натворил один слишком суетливый майор МНБ в Нью-Йорке?

Исходя из новых положений закона, мы не можем изложить все подробности странных историй, связанных с темным настоящим наших "доблестных" чекистов, но можно сказать одно - все общество должно смириться с тем, что нашу национальную безопасность уже давно никто не обеспечивает. В противном случае, почему в иранском и турецком посольствах до сих пор действует линия правительственной связи (так называемые "тройки")? Ведь используя справочник этого телефона, можно регулярно получать информацию о кадровых перестановках и всех изменениях в МНБ. Как руководство МНБ может закрывать глаза на столь недопустимый - с точки зрения защиты национальной безопасности - служебный произвол?

Во время обсуждений законопроекта весь депутатский балласт в лице Мусы Мусаева и Сиявуша Новрузова призывал бороться с агентами армянской разведки - замужними женщинами - гражданками Азербайджана. Напомним, что подобные фашистские призывы раздаются в стране, принявшей на себя все обязательства Совета Европы и гарантирующей защиту прав человека, вне зависимости от его национальности.

Некомпетентность наших депутатов налицо. Мы же в отличие от сиявушеподобных депутатов, попытаемся обратить внимание МНБ и азербайджанской общественности на серьезную угрозу интересам национальной безопасности страны.

Известно ли МНБ, что в министерстве иностранных дел до сих пор отсутствует система "закрытой почты", а послы излагают все секретные донесения не в письменной форме (как это принято) и с грифом "Совершенно секретно" (как это необходимо), а по телефону?!

Известно ли Намику Аббасову, что наш чрезвычайный посол в России Рамиз Ризаев докладывал и продолжает докладывать секретную информацию президенту страны по обычному телефону ВЧ? А ведь уже всем известно, что все беседы по этой системе связи, еще с советских времен, записывались и записываются специальными службами КГБ (ныне Федеральным агентством правительственной службы и информации РФ - ФАПСИ).

Как нам признался в приватной беседе один из бывших послов, в свое время ему не удалось передать президенту Гейдару Алиеву важную информацию, представляющую для интересов национальной безопасности чрезвычайное значение. Он не смог это сделать, потому что между послом и президентом отсутствовала секретная связь. Хорошо, что этот посол прошел большой опыт работы в советской дипломатической школе и понимал, к чему может привести передача информации по обычной связи. А теперь представьте, что на месте этого дипломата оказался бы Сиявуш Новрузов или Муса Мусаев? Возможно, они стали бы опрашивать сотрудников на предмет наличия жен-армянок. И учитывая сложившиеся реалии нашей действительности, столь удручающая перспектива кажется реальной.

Игнорирование интересов национальной безопасности связано в первую очередь с тем, что власть не отдает приоритет этой стратегической задаче. Безопасность государства беспокоит нашу власть меньше всего. А поэтому достаточно руководству МНБ построить музей Г.Алиева или продекламировать дифирамбы в адрес вождя, чтобы заручиться поддержкой руководства и убедить его в своей эффективной деятельности.

Но о какой эффективной деятельности МНБ может идти речь, если все силы и потенциал этого ведомства направлен на подавление внутреннего сопротивления? Внимание наших спецслужб привлекает только угроза власти Семьи. Если это не так, то почему под контролем спецслужб находится около 3000 телефонов наиболее опасных политиков, журналистов, членов их семей и правительственных чиновников? Можно с уверенностью предположить, что среди прослушиваемых телефонов вряд ли есть номера людей, имеющих отношение к иностранным резидентурам и центрам, занимающимся, к примеру, транзитом арабских боевиков в Чечню. Или МНБ ничего не известно о том, что происходит на азербайджано-российской границе и как регулярно функционирует террористический коридор в Азербайджане?

Ответственные чиновники в МНБ заняты тем, чем занято абсолютное большинство нашего общества. Естественно, что на ту мизерную зарплату, которую получают сотрудники спецслужб, трудно прокормить собственную семью, поэтому рабочее время большинства чекистов тратится на поиск средств к существованию. То есть охрана интересов национальной безопасности может отнять очень много времени, которое лучше потратить на раскрытие экономического преступления - оно сулит больший приработок.

Нет, господа депутаты, одним законопроектом или поправками к закону невозможно реанимировать систему нашей национальной безопасности. Тем более, что в нашей стране так часто находит применение известная поговорка французских якобинцев: "Закон - это не то, что изложено на бумаге, а то, что претворяется в жизнь".

ЭЛЬНУР САРАБСКИЙ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 55, 17 aprel 2004