АРХИВ

ВРЕМЯ НЕ ЖДЕТ

Время остановилось - именно с таким ощущением живет большая часть населения страны. Складывается впечатление, что Азербайджан погрузился в темпоральный стасис. Ничего не меняется. Более того - делается все возможное и невозможное, чтобы ничего не изменилось. И хотя это ощущение ирреально по своей сути, от него никуда не деться. За 200 дней правления Ильхама Алиева стало окончательно ясно то, что для многих было очевидным уже после первых 10 дней - он НИЧЕГО менять не собирается. Последняя надежда азербайджанского общества на то, что реформы проведет сама власть, рухнула.

НОВЫЙ ЗАСТОЙ

За прошедший период власть так и не решила ни одной из стоящих перед страной и нацией общенациональных задач. И даже напротив - она еще больше усугубила многие негативные процессы, превратив их в болезни нашего общества.

За несколько недель до президентских выборов я опубликовал статью, в которой попытался прогнозировать как власть будет решать стратегические задачи. Условно комплекс этих задач можно назвать "четыре К" - КАРАБАХ, КОЛЛАПС, КОРРУПЦИЯ, КЛАНОВОСТЬ. И приходится с сожалением констатировать, что за прошедшее время ни одна из этих задач сегодня не решена.

Проблема КАРАБАХА сегодня так же далека от решения, как и все эти годы. Несмотря на многочисленные обещания, власть ничего не сделала для того, чтобы вернуть Карабах. Вся карабахская политика Ильхама Алиева сводится к мольбам, направленным к Западу, и угрозам в сторону Армении. При этом очевидно стремление любым путем начать переговоры с нуля, чтобы тем самым обеспечить себе время для маневра.

КОЛЛАПС, охвативший экономику, все больше загоняет страну в доиндустриальную эру. Львиная доля национального богатства экспроприируется власть имущими. Национальный бизнес задавлен, экономические процессы примитивны, а инвестиции в промышленность минимальны.

Впрочем, справедливости ради необходимо признать, что власть пытается изменить ситуацию в этом вопросе, но все предпринятые ею шаги не могут оказать положительного воздействия на экономику - в силу того, что они не затрагивают коренных проблем.

КОРРУПЦИЯ подобно раковой опухоли опутала все сферы жизни государства - сверху донизу. За прошедшее время не изменился ни уровень коррупции, ни ее роль в обществе. Более того - коррупция приобрела крайне циничный вид. Еще никогда чиновничество так открыто не демонстрировало свое финансовое могущество. Страх перед возможностью наказания безвозвратно утерян, ибо власть - это часть коррупционной пирамиды. Фактически вся азербайджанская государственная система построена на коррупции.

КЛАНОВОСТЬ стала идеологической базой государства, его становым хребтом. Именно трайболизм превратил страну в заповедник феодализма. Последний визит на "малую землю" еще раз подтвердил верность Ильхама Алиева делу клана. Хотя в принципе она и не нуждалась в подтверждении - достаточно посмотреть на кадровые назначения нового президента, и станет очевидно, что в Азербайджане до сих пор главным является место рождения.

Таким образом можно констатировать: ни одна из общенациональных задач так и не получила разрешения. Нет даже намека на их решение. Власть и президент не источают даже флюидов надежды. Очевидно, что стагнация - это сознательная политика правящей администрации.

В соседней Грузии за гораздо более короткий срок достигнуты потрясающие результаты, и в первую очередь - в борьбе с клановостью и коррупцией. А азербайджанские власти не только не могут, но и не хотят никаких изменений. Со всей очевидностью становится ясной главная цель правления Ильхама Алиева - НИЧЕГО НЕ МЕНЯТЬ в системе, построенной его отцом. Он и не может и не хочет что-либо менять. Его и его клиентелу полностью удовлетворяет сложившийся статус-кво.

Судьбоносность сегодняшнего положения Азербайджана очевидна. Страна переживает системный кризис, размеры и очертания которого позволяют нам утверждать о том, что он носит параметры общенационального. Сегодня уже ясно, что ничего в ближайшее время не изменится. Все останется как есть.

Ильхам Алиев разочаровал даже самых озверелых оптимистов и доказал, что его главное стремление - сохранение основных параметров построенного отцом режима.

В стране даже на горизонте не наблюдается силы способной генерировать изменения. Власть не хочет перемен по очень простой причине - нынешнее положение ее полностью устраивает. Оппозиция не в состоянии спровоцировать изменения, так как не обладает ни ресурсами, ни способностями для национальной конвергенции.

Но вряд ли стоило бы винить в отсутствии перемен оппозицию или власть. Самое страшное в том, что само общество не хочет изменений. Для большинства граждан очевидно, что превозносимая стабильность абсолютно иллюзорна. Нет никаких устоев стабильности, кроме замороженной общественно-политической ситуации, ледник которой кажется непоколебимой пирамидой. В нашей ситуации единственное, что по-настоящему стабильно - это власть в своей реализуемой воле к национальной погибели. Ибо страна, которая не изменяется, теряет возможность прогрессировать а значит проигрывает в исторической перспективе своим противникам, более склонным к национальной конвергенции.

ПОСЛЕДНЯЯ ДЕСЯТИЛЕТКА

Ближайшие десять лет - это последний шанс азербайджанского народа занять достойное место в ряду европейских наций. Альтернатива этому - медленное сползание к исторически предопределенному азиатскому существованию.

Грядущие десять лет - это период национальной конвергенции. Их судьбоносность заключается в том, что в течение этого небольшого и весьма скоротечного отрезка времени необходимо совершить исторический рывок. У страны остался действительно последний шанс. В условиях стремительно меняющегося глобализированного мира мы все больше отстаем не только от передовых стран, но даже от соседей по региону.

А мы все продолжаем успокаивать себя химерами, рожденными собственным воображением. Но уровень национального развития вовсе не измеряется количеством посадочных мест в ресторанах, количеством самих ресторанов, и уж тем более - количеством построенного на коррупционные деньги жилья. И даже не количеством "мерседесов" на душу населения. Уровень национального развития измеряется способностью нации к исторической конвергенции - переходу в новое качественное состояние.

Именно подобную способность и показали наши соседи - грузины. Они сумели обуздать национальных бесов и выдвинули когорту политиков, способных обеспечить трансформацию страны в новой изменившейся мировой ситуации.

За эти годы мы можем окончательно потерять возможность для национальной трансформации. В экономике эти десять лет имеют судьбоносное значение. Это годы активной добычи нефтеуглеводородных запасов - стратегического резерва нации.

Несмотря на устойчивые мифы, для специалистов очевидно (а для аналитиков "Монитора" это было очевидно еще 8 лет назад), что запасы нефти на Каспии весьма ограничены. По сути, реальными запасами можно считать лишь те, которые страна и будет добывать в эти десять лет. Достоверность остальных запасов может быть подвергнута сильным сомнениям.

Безусловно, что заключенные нефтяные контракты носят антинациональный характер. На алтарь "нефтяной стратегии" был брошен единственный стратегический потенциал нации.

Пойдя на столь грандиозные потери, мы ничего не достигли реально. Как теперь видно, подписание нефтяных контрактов не решило ни одной из стратегических задач. Экономика страны развращена потоком нефтедолларов, протекающим мимо нее. Практически все секторы национальной экономики - за исключением нефтедобывающего - находятся в глубочайшей депрессии. Нас уверяли и продолжают уверять, что ситуация кардинально изменится с началом полномасштабной добычи и притоком больших нефтеденег. Но верится в это с большим трудом. Точнее - не верится вовсе.

Власти Азербайджана пытаются превратить страну в еще одну нефтяную монархию. Используя зависимость Запада от нефти, они торгуют национальным достоянием, чтобы обеспечить благосклонность Запада к правящему антидемократичному режиму. Нефть вызывает и инертность общества, сознание которого одурманено ожиданием нефтедолларов и райской жизни.

Эти десять лет - также и последний срок для решения карабахской проблемы. Пока у нас есть нефть, мы еще можем рассчитывать на относительно справедливый способ урегулирования конфликта. Но как только нефть закончится, все наши преимущества будут сведены к минимуму.

Страна и в экономике, и в политике медленно дрейфует к африканскому варианту развития.

В мире существует несколько моделей использования нефтедолларов. НОРВЕЖСКИЙ - когда львиная часть доходов, полученных от реализации нефтяных контрактов, тратится на модернизацию экономики и развитие общества. АРАБСКИЙ - когда баснословные доходы от нефти поровну делятся между правящей элитой и на финансирование стратегических фьючерсных программ. И АФРИКАНСКИЙ - когда почти все доходы направляются на обогащение правящей элиты.

Азербайджан упорно приближается именно к африканскому пути развития. По многим объективным параметрам наше государство повторяет печальный опыт большинства африканских стран: авторитарный режим, отсутствие правовых основ демократии, коррумпированность власти и многое другое. Вместо того, чтобы стать основой для грядущего прогресса и процветания азербайджанского народа, каспийская нефть превратилась в головную боль и в проклятие.

Очевидно, что именно в грядущие десять лет только и можно что-либо изменить. Например, максимализировать доходы от нефти и направить их на решение общенациональных проблем. Через десять лет, когда у страны закончится нефть, решить большинство вопросов будет неизмеримо сложнее. Вот тогда страна будет напоминать в миниатюре СССР конца 80-х - когда развращенная нефтедолларами экономика потеряет всякую конкурентоспособность, а экономическая элита, сформировавшаяся из коррупционеров, будет неспособна к модернизации экономики.

В политической системе страны грядущие десять лет тоже играют ключевую роль. Сегодня в азербайджанской политике уничтожен сам процесс воспроизводства политических лидеров естественным путем. Сейчас политическая система авторитарна, опирается на недемократические методы правления и не способствует национальной конвергенции. За эти десять лет на политическую арену должны были выйти новые лидеры национального масштаба, должна была сложится новая политическая система.

Нынешняя политическая система - это осколок советского прошлого, она не может быть трансформирована. Все прошедшие годы власти больше всего боялись как раз трансформации политической системы. И именно поэтому узурпировались финансовые потоки и административные рычаги, именно поэтому уничтожалась всякая вероятность для возможного оппозиционирования. Механизм престолонаследия прошел с такой легкостью именно потому, что в обществе не нашлось очагов организованного сопротивления.

Но если подобные тенденции в политики будут пролонгированы на будущие 10 лет, то страна так и останется без политической элиты. В этом случае Азербайджан ждет неизбежный энтропийный процесс, который не может не закончится коллапсом.

Грядущие десять лет - это время последнего шанса и в геополитике. Если Азербайджан не сможет подвергнутся политической трансформации, то он неизбежно останется за порогом европейского цивилизационного пространства. А это означает вечное нахождение в среде стран-изгоев. Мир стремительно глобализируется, и мы можем просто не вписаться в этот новый миропорядок.

Но наибольшие потери мы понесем в общественном развитии страны. За эти десять лет Азербайджан окончательно потеряет свое стратегическое преимущество. Общество окончательно деградирует. Уже сегодня мы исчерпываем последние ресурсы интеллекта и нравственности. Страна стремительно глупеет. Уровень образованности населения сокращается как шагреневая кожа.

За десять лет количество специалистов будет сведено до минимума. Большая часть трудоспособного населения будет задействована в сфере обслуживания и проедания доходов от нефтедобычи. Падут последние бастионы нравственности и национальной идентичности. Уже сейчас нация погрязла в проституции, сутенерстве и альфонсизме и страшно представить себе во что превратится страна через 10 лет.

Общество окончательно деградирует. Национальной элиты не будет - вместо нее на вершину общественной жизни взойдут казнокрады и коррупционеры. Большая часть интеллигенции покинет страну. Общество дезинтегрирует ниже уровня ренегерации.

СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ

Из всего вышеизложенного становится очевидно - какое историко-стратегическое значение несут на себе грядущие десять лет. Это - годы истощения последних национальных запасов. Это годы, когда азербайджанское общество - в его современном понимании - просто перестанет существовать. Впереди нас ждут долгие годы несчастий.

Страна вошла в особый период, который когда-нибудь назовут постновейшей историей. Скорее всего, изменить что-либо практически невозможно. Страна медленно но верно возвращается в исторически предопределенное состояние.

Конечно, можно себя успокаивать наивной уверенностью, что все изменится само собой. И что когда-то в Европе существовало право "первой ночи". Это успокаивает, но не дает ответов. Та же Европа пришла к отмене феодальных законов через цикл войн и революций, в ходе которых и сформировалась современная европейская цивилизация.

Время, отпущенное стране на национальную конвергенцию, безвозвратно уходит. И остается все меньше шансов на то, что нация найдет в себе силы и изменит ситуацию. Возможности конвергенции для нас ограничены, и слишком мало людей желают перемен. Нет идеи, способной показать обессилевшему азербайджанскому обществу дорогу надежды, дорогу национального спасения. Нет слоя, способного на себя взять тяготы национального лидерства в этом сложном процессе реформирования страны и нации.

И наконец - у самого азербайджанского народа нет ни сил, ни желания что-либо менять. Он находится в глубочайшем кризисе. Причина этого кроется в национальном менталитете. Нация не может адекватно реагировать на вызовы времени. Это стало очевидным лишь сейчас. Практически общество смирилось с тем, что страной еще как минимум 10 лет будет править Ильхам Алиев и что в стране к лучшему не изменится уже ничего.

Выборы 15 октября убили веру азербайджанцев в эффективность демократических институтов, а сил для революционных трансформаций у народа нет. И эта мысль убивает нас. Все понимают, что с таким президентом у страны нет будущего. Поэтому никто не задумывается над будущим, все просто прожигают жизнь. Все заняты одним и тем же - ищут как убить время.

Если период правления Гейдара Алиева был периодом надежды, то нынешний период - это период безысходности. Уникальная биография, уникальная харизма, уникальные параметры взаимоотношений лидера и общества делали Гейдара Алиева безальтернативным главой государства. К фигуре Г.Алиева можно относится по-разному, но одно было очевидно - при любом раскладе на выборах его власть была легитимной, так как он был вне конкуренции. В то время как его сын "никто и зовут его никак".

И мысль о том, что страной правит человек, не имеющий никаких достоинств и талантов, прямо-таки иссушает запас национального оптимизма. Ильхам Алиев был нужен Азербайджану только для одного - чтобы мы все поняли глубину собственного ничтожества. Пережить это можно, лишь уйдя от реальности, забыв о прошлом и не думая о будущем. Видимо, этим и вызвано стремление большинства жить одним днем.

Азербайджанское общество - в полном соответствии с французской пословицей, гласящей, что если вас насилуют, то надо не сопротивляться, а расслабиться и получать удовольствие, - расслабилось и получает удовольствие. В полном соответствии с постулатами Дейла Карнеги азербайджанцы (хотя в своем большинстве не прочитали и строчки из этого автора) живут "в отсеке сегодняшнего дня".

У нации уже нет прошлого, оно размыто многочисленными инсинуациями. Но у нее нет и будущего. У нас есть только настоящее, и поэтому нация с таким остервенением за него и держится. Лозунг Людовика XIV "После нас хоть потоп" стал национальным азербайджанским девизом. Складывается впечатление, что все просто прожигают жизнь. Не осталось ориентиров, не осталось маяков. Страна стоит на распутье, в то время как весь мир несется в направлении прогресса.

Запас отведенного нам исторического времени уже практически исчерпан. И никто не задумывается над тем, что время, отпущенное нам, как нации, отнюдь небезразмерно, что часы отчитывают не просто время, а потерянные национальные шансы. Видимо никто не осознает, что потерянное время уходит безвозвратно и вернуть его назад можно лишь в сказке.

Национальная трусость провоцирует боязнь перемен и толкает нацию в пучину исторической безвестности в то время, как часы Истории начали свой последний отсчет...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 57, 22 may 2004