АРХИВ

ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

С приближением 28 мая каждый, кто причисляет себя к интеллигенции, не может не задумываться о состоянии дел в родном государстве. Первоначальной задачей интеллигенции как класса является ее способность находить болевые точки национального развития. К сожалению, в Азербайджане принято считать интеллигентом каждого образованного человека. Но это в корне неверно.

На азербайджанском слово интеллигент звучит как "зиялы" (от "зия" - светлый, лучистый). Это слово как нельзя лучше отражает то, какой должна быть природа настоящего интеллигента. Истинный интеллигент должен быть похож на источник света. Его функция - светить другим, а не искать выгоды для себя. Точно так же, как источник света освещает все вокруг, но ни одного люкса не забирает обратно, настоящий интеллигент обязан освещать дорогу соотечественникам.

Поэтому я с большой осторожностью воспринимаю тех людей, что достигли в обществе определенных успехов, получили из рук государства свои преференции в виде премий, медалей, орденов и льгот, и только на этом основании нарекли себя интеллигентами. И это абсолютный абсурд, поскольку настоящий интеллигент - это тот, кто сегодня задумывается и говорит о самых насущных проблемах нации, кто, не боясь последствий и не ожидая наград, пытается найти ответ на злободневные вопросы современности. Только такой человек может с полным правом именоваться интеллигентом.

Настоящий интеллигент - это тот, кто не пытается лакировать действительность холуйскими восхвалениями, а тот, кто критикует действительность. Потому что именно в критике находится рациональное зерно, без познания которого нет и не будет общественного прогресса.

К сожалению, в современном Азербайджане критика и критики - не в чести. Вовсю расцвел культ личности, в тени которого взрастают мелкие культы безличия. В каждом роду, в каждой семье, за каждым праздничным столом звенят восхваления и тосты, восхваляющие личные достижения. Ни одна нация, даже на Востоке, не уделяет так много времени самовосхвалениям. На каждом углу звучат здравицы в честь нашего героизма. Но насколько уместно говорить о героизме в условиях, когда враг оккупировал 20 процентов Родины?

В спорте говорят, что проигрывает всегда команда. Так почему же в нашей жизни все мы - и в первую очередь интеллигенты - не хотим взять на себя полагающуюся долю ответственности. Почему с экранов телевизоров не сходят люди, именующие себя интеллигентами, вопящие требования ко всему миру, кричащие хвалу власть имущим, но не удосуживающиеся ответить хотя бы на один из злободневных вопросов развития азербайджанского государства? И почему мы терпеливо слушаем хвалу и претензии лизоблюдов вместо того, чтобы начать общенациональную дискуссию?

Сегодня мы нуждаемся не в бездумных восхвалениях и одах о нашем героизме, а в критической оценке пройденного пути. Очевидно, что развитие национального государства идет не в том направлении. Вместо того, чтобы развиваться, страна бездумно тратит время и стратегические ресурсы.

Для большинства понятна иллюзорность нашего существования. Сколько бы власти не твердили о том, что в Азербайджане создано сильное государство, они не в силах скрыть очевидной слабости построенного ими режима - в сильном государстве не может быть столько нищих, сильное государство не может так расхищать национальное богатство, и наконец, сильное государство не может де-факто проиграть войну историческому врагу, который и по потенциалу и по численности населения значительно уступает.

Очевидно, что сильное государство - это мираж, ибо сила ЭТОГО государства начинается и заканчивается там, где проходит оборона личных корыстных интересов.

Не хочу уподобляться многим оппозиционно настроенным гражданам и утверждать, что во всем виновата исключительно нынешняя власть. Она безусловно несет ответственность за многое из того, что сделала, но гораздо большая степень вина власти в том, чего она НЕ сделала.

Главная вина нынешней власти в том, что она даже не приступила к строительству государственного механизма. Очевидно, что подобного механизма в Азербайджане никогда не было. В доколониальный период Азербайджан представлял собой территорию, раздробленную феодальной вольницей и полузависимую от внешних сил. Границы ханств и их история постоянно радикально менялись и находились в жесткой корреляции с личностью правителя. То есть, ни в одном из ханств не было государственного устройства.

После вхождения в состав России Азербайджан стал частью огромной империи, управленческий механизм которой оставлял желать лучшего. Население Азербайджана стало подданными российского императора, а управление было сосредоточено в руках колониальных чиновников.

За 23 месяца своего существования АДР не смогла, да и не могла, создать национального механизма управления. После ее паления Азербайджан вошел в состав советской империи - государства, механизм управления которым базировался на авторитарных методах.

Советский период отличался хроническим антиазербайджанизмом. Весь механизм госуправления был направлен на разграбление национальных богатств Азербайджана и носил откровенно антинародный характер. Строительство экологически вредных производств, использование в сельском хозяйстве химикатов, опасных для здоровья, стоили жизни сотням тысяч азербайджанцев. Из-за введения монокультурного земледелия миллионы гектаров земли были засолены и превращены в негодное состояние.

Но самое страшное происходило в это время в азербайджанском обществе. Общественные устои начали разлагаться, а общество, несмотря на то, что все это происходило у него на глазах, так и не нашло в себе сил для сопротивления. Азербайджан не стал центром диссидентского сопротивления.

После небольшого периода в начале 90-х к власти вновь пришла советская номенклатура, которая воссоздала в Азербайджане советский механизм управления государством. Страна погрязла в культе личности и стала скатываться к неомонархизму.

За прошедшие годы эти проблемы так и нашли своего разрешения и более того - только усугубили общенациональный кризис. Сегодня в стране нет общественно-политической силы, которая могла бы дать рецепт выздоровления. Вся нация занята порочным поиском очередного национального лидера. Этим наше общество доказывает, что оно еще не сформировалось как полноценная нация. Наше поведение и безразличие к собственной судьбе - показатель того, что мы еще не превысили уровня обыкновенной толпы.

З.Фрейд выделяет такие характерные признаки толпы: "Толпа напоминает стадо, не могущее жить без пастуха. В толпе так развито властопочитание, что она всегда желает иметь впереди себя вождя (вне зависимости от его умственных способностей), который управлял бы ею. При этом для толпы неважно кто ее возглавляет, так как она уподобляется стаду и инстинктивно подчиняется главарю. Толпа получает удовольствие, подчинясь воле вождя. Чем более бесчеловечен он в своих экзистенциях, тем больше толпа его боготворит. Главная черта толпы - это рабская психология, желание преклониться перед вышестоящим по социальной лестнице".

Если применить фрейдовский психоанализ к нашей ситуации, то станет понятно, что общество напоминает баранье стадо. Пастух в нем является гарантом жизни и здоровья баранов; собаки выполняют роль охраны от внешних угроз; волки играют роль внешних угроз, без которых было бы невозможно существование стада. Но главой бараньего стада является козел. Без козла невозможно его движение вперед.

В условиях социалистического хозяйствования народ был обречен на стадное существование. Роль основного гаранта выполнял центр. Он же охранял нас от внутренних и внешних врагов. Но с развалом СССР его регулирующая пастушья длань исчезла, и азербайджанский народ бросился на поиски лидера, то есть козла. Понесенные потери не остудили это желание, страна все еще ищет вождя, находясь в перманентном поиске под влиянием стадного инстинкта.

Время показала всю тщетность этих потуг. Очевидно, что без реформы государственного устройства, без формирования саморегулирующего и не зависящего от отдельных личностей государственного механизма, невозможны позитивные изменения в стране.

Сегодня для многих ясно, что возможное возрождение страны невозможно без создания новых отношений между гражданами и их отношением к земле. Бездумная и бесплатная раздача земли привела к тому, что на селе образовалась целая прослойка иждивенцев, вся деятельность которых заключается в проедании ренты от владения землей. Сельское население, для которого земельный надел не представляет источника доходов, уходит в города или уезжает из страны. В итоге общество стремительно люмпенизируется.

Без создания инфраструктуры, которая превратила бы сельское хозяйство в прибыльный бизнес, остановить эту тенденцию не представляется возможным. Перед Азербайджаном маячит угроза потери чувства земли, превращения населения в люмпенизированную псевдоурбанизированную толпу.

История доказала, что только народы, прикрепленные к земле, опирающиеся на землю и знающие ей цену, могут создать полноценную государственность. В качестве примера можно привести самый успешный проект восстановления государственной традиции, утерянной четыре тысячи лет назад. Создание Государства Израиль началось с покупки земель и передачи их еврейским колонистам. По мнению основателя сионизма Теодора Герцля, только настоящий хозяин земли способен стать опорой и защитой национального государства. Время доказало верность этих идей.

ЯВУЗ КЕРИМОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 58, 29 may 2004