АРХИВ

ЧИСТО АЗЕРБАЙДЖАНСКОЕ УБИЙСТВО

Убийство контр-адмирала Эдуарда Гусейнова остается, возможно, последним нераскрытым преступлением в серии громких заказных убийств в новейшей истории Азербайджана.

Освобождение из тюрьмы политического заключенного, офицера Джанмирзы Мирзоева вновь вынесло на повестку дня расследование истинных мотивов и причин убийства начальника Бакинского высшего военно-морского училища, контр-адмирала Эдуарда Гусейнова. Не имея возможности законным образом бороться против Дж.Мирзоева, власть осознанно пошла на преступление - невинный человек был обвинен в убийстве. В течение всех последних лет власти в своих СМИ разворачивали беспрецедентную пропаганду, пытаясь внушить обществу, что борец с коррупцией в армии Дж.Мирзоев - главное лицо, организовавшее убийство Э.Гусейнова.

Власть приказала - фемида исполнила. Следователи и судьи, исполнив политическую волю диктатора, упрятали невинного человека на годы в тюремную камеру.

КОМУ МЕШАЛ Э.ГУСЕЙНОВ?

Бакинское высшее военно-морское училище (БВВМУ) по своему материально-техническому оснащению, обустройству и быту в советские времена являлось самым крупным военным учебным заведением не только в бывшем Союзе, но и в Европе. Поэтому не случайно, что к моменту распада Советского Союза многие выпускники этого передового училища командовали на всех флотах СССР. Именно поэтому, в момент вывода российских войск из Азербайджана и передачи вооружения бывшего СССР Минобороны Азербайджана, училище, входившее в число наиболее стратегических военных объектов, было передано Азербайджану в самом конце.

В тот период в руководстве страны царило полное непонимание ситуации, а острая политическая борьба практически парализовала деятельность министерства обороны, и в частности первого министра Валеха Баршадлы. В этих условиях руководство ВМФ приняло абсурдное решение об упразднении столь престижного учебного заведения, как БВВМУ. И одним из первых, кто активно выступил против этого решения и доказал недопустимость принятия подобного решения стал заведующий кафедрой училища и член Ученого Совета Джанмирза Мирзоев. Встретившись с тогдашним министром обороны покойным В.Баршадлы, он раскрыл министру тайный замысел руководства ВМФ и убедил его выступить против этого решения. Тогда же министр предложил Дж.Мирзоеву возглавить училище. Но офицер отверг предложение министра, предложив кандидатуру Эдуарда Гусейнова, который имел больший опыт преподавательской работы.

Через несколько дней после встречи Дж.Мирзоева с В.Баршадлы, Э.Гусейнова приняли вице-спикер Тамерлан Караев и советник президента Расим Мусабеков, которые также рекомендовали тогдашнему президенту А.Муталибову его для назначения на должность начальника БВВМУ.

Почему следователи и судьи, обвинившие Дж.Мирзоева в подстрекательстве к убийству Э.Гусейнова, не приняли во внимание этот факт? Как человек, отказавшийся от должности начальника училища в пользу товарища, мог быть причастен к убийству Э.Гусейнова, "чтобы впоследствии занять его место"?

Но кому мешал Эдуард Гусейнов? Кто был заинтересован в этом убийстве, и почему следственная группа не остановила свое внимание на истинных мотивах преступления?

СЛЕД ПЕРВОГО СЛЕДСТВИЯ

26 апреля 1993 года Эдуард Гусейнов был убит в подъезде своего дома, когда возвращался домой. Заметим, что обстоятельства убийства Э.Гусейнова очень напоминают механизм расправы над А.Джалиловым, Ш.Рагимовым, З.Буньятовым и Р.Алиевым. Словно все эти убийства осуществлялись по одному и тому же сценарию. Возможно, они и задумывались в одном и том же центре?

Сразу же после убийства военная прокуратура республики возбудила уголовное дело по факту преступления. Следствие этого убийства было поручено следователю военной прокуратуры Акифу Мамедзаде. И уже в мае 1993 года следователь пошел по следам убийства и выдвинул первые версии. Обеспокоенное действиями следователя, руководство страны весьма удивилось тому, что в кратчайшие сроки А.Мамедзаде достиг больших успехов в расследовании этого дела.

Согласно утвержденному военным прокурором страны Н.Тахмазовым плану согласования оперативных и следственных действий по уголовному делу N 10/04993, были выдвинуты две основные версии убийства: финансовые вопросы и политические мотивы.

Видимо, А.Мамедзаде, сам того не подозревая, так и до конца не осознал всего масштаба этого преступления и той опасности, которая угрожала ему с первого дня расследования. В руководстве страны многие были недовольны ходом следственного процесса, именно по этой причине спустя некоторое время А.Мамедзаде обвинили во взяточничестве и приговорили к тюремному заключению. По директиве сверху дело было упрятано пылиться в шкафу прокуратуры. И кто мог предположить, что пройдут годы, и необходимость изоляции Дж.Мирзоева вновь вынесет на поверхность это громкое убийство, и нам станут известны новые подробности, проливающие свет на мотивы убийства контр-адмирала.

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ - ПОЛИТИЧЕСКАЯ

Сразу же после смерти Э.Гусейнова следственная бригада, вскрыв его сейф, обнаружила в нем важные документы с грифом "Совершенно секретно". Документы эти имели чрезвычайную важность, ибо касались военно-оборонительной системы страны и секретных директив по сдаче Шуши и Лачина. По данным "первого отдела" БВВМУ, эти документы за контр-адмиралом не числились, следовательно Э.Гусейнов приобрел их частным образом.

После вскрытия сейфа Дж.Мирзоев доложил начальнику генштаба Минобороны Нуреддину Садыхову (в период правления Г.Алиева он занял должность советника президента по военным вопросам) о факте наличия секретных материалов по сдаче азербайджанских районов и конкретных директив по выводу азербайджанских войск из этих городов. Н.Садыхов тут же приказал уничтожить эти материалы. Но Дж.Мирзоев, известный своей принципиальностью, потребовал от начальника генштаба письменного приказа об уничтожении документов. В течение нескольких минут Н.Садыхов издал письменное секретное распоряжение об уничтожении материалов путем сожжения. Сверхсекретные материалы должны были быть уничтожены государственной комиссией, в состав которой входили замминистра обороны, главком ВМФ Р.Аскеров (председатель комиссии), начальник особого управления при президенте Дж.Велиев, военный прокурор Р.Алиев (также в последствии убитый), президент МНТК Э.Халилов, оперуполномоченный, капитан А.Амрахов и Дж.Мирзоев.

Сразу же после создания комиссии состоялось ее первое заседание, где было принято решение об уничтожении документов в кабинете главкома ВМФ Р.Аскерова. И тут в этом кабинете развернулась невероятная, почти детективная история. В то время, когда члены комиссии принялись за уничтожение документов, в кабинет ворвались тогдашний генпрокурор Ихтияр Ширинов со своими заместителями Н.Тахмазовым и Эльдаром Мамедовым (ныне член Конституционного суда). Буквально выхватив у членов комиссии эти документы, прокуроры попытались помешать их уничтожению. Дело дошло до рукоприкладства, но члены комиссии, сославшись на секретный приказ начальника Генштаба, отказались отдать эти материалы и тут же поведали о случившемся самому Н.Садыхову.

Начальник Генштаба был вынужден в свою очередь доложить обо всем тогдашнему президенту страны А.Эльчибею. Узнав о случившемся, президент пришел в ярость и потребовал от членов комиссии срочно явиться в Президентский аппарат. После встречи с членами комиссии все секретные материалы остались у А.Эльчибея, и поэтому об их дальнейшей судьбе приходится только догадываться.

Но по информации компетентных источников, Э.Гусейнов регулярно собирал у себя подобного рода секретные материалы. С какой целью остается загадкой. Но собранными материалами он делился со своими друзьями. Судя по показаниям вдовы Э.Гусейнова Татьяны Евгеньевны, начиная с 1991 года, из Москвы в Баку регулярно (раз в два месяца) прибывал некий Вячеслав Матнев - профессор ленинградского НИИ и останавливался в гостинице на территории училища. Э.Гусейнов постоянно передавал ему видео- и аудиоматериалы, а также секретные документы, которые тот в свою очередь вручал известному российскому журналисту (кстати, подозреваемому в сотрудничестве со спецслужбами) А.Невзорову. По наблюдениям сотрудников училища, В.Матнев пребывал на территории училища по нескольку дней, и Э.Гусейнов встречался с ним только наедине, проводя многочасовые беседы.

Кстати, еще один факт, который наглядно демонстрирует связь Э.Гусейнова с Россией. Когда был подготовлен указ президента о назначении Э.Гусейнова начальником училища, он в присутствии госсоветника по правовым вопросам Сабира Гаджиева фактически потребовал у А.Муталибова согласовать свое назначение с главнокомандующим военно-морским флотом России адмиралом Чернавиным. И только после согласия российской стороны выразил готовность приступить к своим обязанностям.

Есть еще один примечательный факт. На суде опоновца Эльчина Амирасланова, комментируя убийство одного киллера, обвиняемые признали, что "этот киллер выполнил их установку и убрал Эдуарда Гусейнова. Его убили из-за сотрудничества с Россией".

Так кому же мешал Э.Гусейнов? Может, его тесные связи с российскими спецслужбами мешали реализации планов турецких спецслужб, заинтересованных в усилении турецкого влияния в военно-образовательной сфере Азербайджана? Факт участия опоновцев в этом преступлении признан самими опоновцами. А не выполняли ли они волю турецких спецслужб, как и в марте 1995 года? Кто станет отрицать связь джавадовцев с турецкой разведкой? А может, Р.Джавадов знал о существовании в сейфе Э.Гусейнова секретных материалов, изобличающих военно-политическое руководство страны?

К сожалению, на эти вопросы бессильна ответить даже азербайджанская фемида.

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ - ФИНАНСОВЫЕ МАХИНАЦИИ

Вторая версия убийства, связанная с финансовыми операциями, в которых принимали участие военно-морское училище и торговый дом "Саин" (имеются документы, свидетельствующие о постоянном сотрудничестве между этой фирмой и благотворительным обществом им.Худу Мамедова, близким к Р.Джавадову), тоже явственно свидетельствует о связях Э.Гусейнова с Р.Джавадовым.

С 5 июля по 10 сентября 1994 года была проведена финансовая ревизия в училище, по итогам которой был составлен акт о ревизии финансово-хозяйственной деятельности училища. В ходе финансовой ревизии комиссией было установлено, что согласно платежному поручению N 62 от 14 декабря 1992 года торговому дому "Саин" в оплату счета N 72 от 11 декабря 1992 года финуправлением Минобороны было перечислено 16 миллионов 676 тысяч 326 рублей и списаны прямым расходом по статье 23 Совмина Азербайджана. В делах финансового отдела училища и торгового дома "Саин" вышеуказанного счета и какого-либо договора найти не удалось. По объяснению бухгалтера финотдела БВВМУ, эта сумма была переведена для закупки видео- и радиоаппаратуры и лабораторного оборудования для училища. На самом деле эта сумма в течение трех месяцев находилась в обороте коммерческой структуры и приносила ей доход.

При ежемесячной потребности по статье 23 на сумму 1 миллион рублей в декабре 1992 года было истребовано 21 (!) миллион рублей, которые были не израсходованы, а переведены в коммерческую структуру.

Как выяснилось позже, фирма "Саин" выполнила лишь часть условий и закупила оборудование только на 10-15 процентов от общей суммы. Только спустя два года после убийства Эдуарда Гусейнова - в 1995 году, оставшаяся сумма (точнее, ее номинал, поскольку сумма возвращалась уже в манатах) была возвращена.

Следователи прокуратуры включили в уголовное дело по убийству Э.Гусейнова и совсекретный документ, который также проясняет очень многое. Сразу же после убийства контр-адмирала следователь по особо важным делам Агаяр Мамедов обратился в Особое управление с запросом о проверке финансовой деятельности финансового управления Минобороны и о взаимоотношениях сотрудника управления с сотрудниками училища. Следователь также сильно заинтересовался нарушениями в деятельности финансистов главного военного ведомства.

Ответ особистов был примечателен. Руководство Особого управления посоветовало следователю обратиться к первому вице-премьеру Вахиду Ахмедову, который в тот период являлся председателем государственной комиссии по проверке деятельности Министерства обороны.

Как видно из вышеприведенного, финансовые операции также могли бы стать мотивом для убийства Э.Гусейнова. Эта операция произошла за считанные дни до убийства, и скорее всего, между контр-адмиралом и хозяевами торгового дома "Саин" могли возникнуть трения.

Так или иначе, но следствие по делу убийства не посчитало нужным остановить свое внимание ни на первой, ни на второй версии. Следствие упорствовало, что истинным мотивом и главным подстрекателем к убийству стал офицер Дж.Мирзоев.

История убийства контр-адмирала Э.Гусейнова и расследование этого дела еще раз наглядно продемонстрировали сущность нашего следствия и нашей фемиды. Всем давно ясно, что в Азербайджане нет права и нет юстиции. Есть только беспредел. Беспредел власти, которая использует для расправы с инакомыслящими любые, даже самые фантастичные поводы.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 58, 29 may 2004