АРХИВ

ДЕНЬ СУРКА

Все последние годы 28 мая превращается в самый грустный праздник. Праздник ни души ни сердца. Праздник, которого нет ни в сердцах граждан, ни в умах власти. Просто красный день календаря, упразднить который мешает совесть, а праздновать от души мешает современная действительность.

Что празднует азербайджанский народ 28 мая? И празднует ли вообще он этот день? Чем является 28 мая для азербайджанского народа - не официально, а в сердце? И почему торжества в День Республики не отличаются особой помпезностью? Складывается впечатление, что власти вообще празднуют этот день нехотя, по какой-то необходимости.

День Республики не имеет серьезного идеологического базиса по той простой причине, что нынешняя азербайджанская власть в нем не нуждается. Любая страна - это в первую очередь традиция. Но у азербайджанского государства традиций нет, ибо нить государственности неоднократно прерывалась. А нынешнее азербайджанское государство не нуждается в мифологизации истории народа потому, что уже опирается на другой миф. На миф о Гейдаре Алиеве.

Не случайно, что на банкете в честь Дня Республики президент Ильхам Алиев почти не говорил об истории АДР, зато большая часть его речи была посвящена достижениям его собственного отца. У непосвященного человека вообще могло сложится стойкое впечатление что именно Гейдар Алиев и был отцом-основателем АДР.

В этом году стало окончательно ясно, что 28 мая превратился в исторический рудимент.

МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ ПЕРВОЙ РЕСПУБЛИКИ

Так уж получилось, что большую часть своей истории мы не имели национального государства. Попытки национального самовыражения всегда заканчивались плачевно. Что мы можем вспомнить? Разве что государства белых и черных баранов, да и то на них претендуем не только мы, а еще и туркмены.

Основатели Дня Республики предполагали, что этот день станет точкой отсчета в строительстве новой демократической традиции как основе для новой национальной идеологии.

Любая национальная идеология построена на исторических мифах и стереотипах. И ее базисом всегда является миф, а жизнью - историческая легенда. Но наше общество оказалось неспособно создать устойчивые исторические мифы. Кстати, весьма примечательно, что именно те народы, страницы истории которых состоят из одних поражений, не способны к созданию и сохранению устойчивых и живучих мифов.

Миф о первой республике на Востоке - Азербайджанской Демократической Республике - рухнул потому, что в нем отсутствовала общественная потребность. Созданный по образу и подобию советских мифов он не выдержал испытания временем.

И вопрос здесь не только и даже не столько в том, что материал, использованный для создания мифа, был отнюдь не первосортным. Просто устойчивый миф нужен сформировавшейся нации. Нации, самостоятельно ставящей исторические задачи, исходя из осознания исторической миссии. В противном случае миф превращается в обузу, в почетную синекуру, не имеющую идеологической базы и не ощущаемую большинством населения.

Очевидно, что миф О ПЕРВОЙ РЕСПУБЛИКЕ был не востребован обществом. К тому же и власть сделала все от нее зависящее для дискредитации Первой азербайджанской республики. Теперь уже очевидно, что уничтожение памяти АДР и реноме ее лидеров носило систематический характер. Власть разгребала место для собственного мифа. В этом мифе не было места ни для кого, кроме "великого и непогрешимого", и потому все, кто мог бы даже посмертно оттенить его славу, ликвидировались.

Тем более, что в случае с АДР это было весьма легко. Первая азербайджанская республика хотя и стала жертвой внешней экспансии, но ее падение было предопределено индифферентностью большинства населения к изменению конституционного устройства страны. Коррупция, местничество, бандитизм, внутриполитический и экономический кризис - все это характеризует период АДР. Народ в лице всех своих классов выразил недоверие не столько политической элите, сколько самому способу государственного устройства.

Большинство населения тогда с восторгом встретило большевиков, думая, что это означает реставрацию империи. Сопротивления не было. Восстание в Гяндже было позже, и то это было восстание не столько против оккупации, сколько против новых большевистских порядков.

Первая республика стала жертвой не обстоятельств, а общенациональной индифферентности. История не терпит сослагательного наклонения, но вопрос о том, что было бы, сохрани Азербайджан независимость, - отнюдь не риторический.

Приверженцы теории об объективных причинах падения АДР утверждают, что АДР была обречена на поражение. В качестве примера они приводят участь соседних южнокавказских государств.

На мой взгляд, сторонники этой теории путают причину и следствие. Если обратиться к историческим документам того времени, то становится ясно, что именно капитуляция Баку открыла большевикам путь на Тбилиси и Ереван. В конце концов, меньшие по размерам и потенциалу прибалтийские страны смогли тогда удержать свою независимость.

Основная причина капитуляции АДР - это недостаточная поддержка внутренних и внешних сил. Несмотря на гигантскую сырьевую привлекательность Азербайджана, Запад не счел нужным поддержать АДР. Почему? Скорее всего, потому, что изначально АДР была обречена. Документы работников английской оккупационной миссии говорят о том, что британская колониальная администрация отказалась от планов колонизации нашей страны по причине отсутствия в ней общественных устоев. Даже колонизаторам требуется их определенное количество.

Первая республика стала заложницей общенациональной апатии. Большая часть народа предполагала, что новое национальное государство возникнет само собой, и злорадно следила за тем, как группа пассионариев пыталась за чуб вытянуть страну из болота. Поэтому, с учетом полной апатии большинства общества, падение Первой республики было лишь вопросом времени.

НЕВЫУЧЕННЫЙ УРОК ИСТОРИИ

После обретения независимости в конце прошлого века Азербайджан встал перед проблемой выбора - в каком направлении развиваться.

Многие считают, что Вторая азербайджанская республика существовала в советские годы. На самом деле вторая (и пока последняя) азербайджанская республика была создана в 1991 году и почила в бозе в начале лета 1993 года. Ее участь очень напоминает участь ее предшественницы. С той лишь разницей, что причиной падения Второй республики стала не внешняя агрессия, а внутренний бунт. Но в том и в другом случае это был триумф антинациональных сил.

Несмотря на то, что после АДР прошел почти век, азербайджанское общество так и не смогло сформироваться. Хотя следует признать, что если бы это произошло, это стало бы чудом. В условиях социалистической реальности мог сформироваться лишь класс национальных бюрократов. Класс паразитов, сочетающий в себе качества аболиционистов с чисто национальными признаками властовеличия.

Слабое общество породило слабый политический авангард. НФА, ставший на первом этапе воплощением борьбы всех азербайджанцев за свои права, ценности, свободу и справедливость, получив в свои руки политическую власть, полностью переродился. Фронт не смог превратиться в эффективно работающую политическую организацию и поэтому был запрограммирован на то, чтобы создать слабую власть.

В стране тогда сформировалось множество центров власти, которые все вместе создавали ситуацию неконтролируемого хаоса. Поэтому в 1993-м июньский кризис власти стал закономерным итогом 13-месячного правления "фронтовиков". Правления бесславного, полного поражений и провалов.

Но могло ли оно быть иным? Крах народофронтовской власти - это целый гордиев узел объективных и субъективных причин, приведших, увы, к закономерному результату.

Правительство НФА так и не смогло взять под контроль разрушительные процессы, идущие в стране. В первую очередь не был осуществлен демонтаж прежней политической системы. Все 13 месяцев своего бесславного правления правительство НФА напоминало группу людей, элементарно не понимающих как надо управлять государством. Оно допустило столько ошибок, что даже десятой их доли хватило бы на то, чтобы их свергли. И если бы не было Сурета Гусейнова, то был бы кто-нибудь другой.

Власть Второй республики была обречена. Обречена по той причине, что так же, как и власть Первой республики, она не была поддержана ни одним общественным слоем. Азербайджанское общество не приняло эту власть и отторгло ее так же, как человеческий организм отторгает инородное тело.

Г.Алиев не захватывал власть. Он ее подобрал. Подобрал с земли, на которой она валялась. Общество, запуганное собственными страхами и ужасами хаоса, дало ему картбланш на строительство нового государства. Поэтому он и построил государство по собственному лекалу, приспособив его к решению собственных семейных задач.

Он решал именно семейные задачи, поскольку за годы своего правления ни одну общенациональную задачу он так и не решил. Сегодня политическая система страны - это семейная олигархия, правящая авторитарными методами и опирающаяся на репрессивный аппарат.

Современного государства, а уж тем более с республиканским устройством, у нас нет. Является ли современный Азербайджан Республикой? Согласно энциклопедическому словарю "Республика (в переводе с латинского - общественное дело) - форма правления, в которой высшая власть принадлежит народу, который посредством честных выборов формирует органы власти". Комментарии, как говорится, излишни.

Очевидно, что республика - это форма правления, в которой государство есть социальный институт, призванный решать общенациональные проблемы. У каждого государства, конечно же, есть права. Но помимо прав, у него есть еще и обязанности. Государство (если оно желает считаться таковым) обязано обеспечивать территориальную целостность страны, безопасность граждан, их нормальное обеспечение социальными гарантиями, и защищать права и свободы граждан.

С глубочайшим сожалением приходится констатировать, что наше государство не решает ни одной из задач, которое призвано решать как таковое. Это происходит по причине отсутствия государства как такового. Во всяком случае то, что построено Гейдаром Алиевым, современным государством никак не является. Это - средневековая модель государства-рэкетира, не поддерживаемого большинством населения, а правящего исключительно репрессивными методами.

Азербайджан в своем нынешнем виде ничем не напоминает республику. Больше всего он напоминает семейный трест, разросшийся до размеров целой страны и приватизировавший ее за бесценок.

Республиканское устройство в современном Азербайджане невозможно в принципе, поскольку для его формирования требуется общество, имеющее собственную политическую волю и склонность к социальной самоорганизации.

Каждое общество представляет собой единый организм, в котором параметры определены его структурой. Чтобы общество было стабильным, оно должно быть оптимальным по структуре. Именно оптимальное соотношение классов, их верное расположение в пирамиде общественной иерархии наряду с общественным устройством позволяет тому или иному обществу достигать прогресса.

В современном Азербайджане нет ни общественных слоев, ни общественных классов. И это - главный парадокс нашего общественного устройства. По сути республики нет, поскольку нет общества. Потому что скопление индивидуумов, молчаливо ожидающее своей участи, желающее перемен, но не желающее что-либо для этого сделать, обществом считаться никак не может.

Апокалипсичность сегодняшнего положения очевидна. Страна переживает системный кризис. Но его размеры и очертания уже позволяют нам утверждать - он носит параметры кризиса общенационального.

В прошлом номере я опубликовал статью с довольно пессимистическим видением новейшей истории Азербайджана. Речь в ней шла о том, что ближайшие 10 лет - это последний шанс для нашей страны. Азербайджан исчерпывает последние остатки стратегических резервов в экономике, нравственности, культуре и образовании.

Показательной была реакция на эту статью. Большинство ее прочитавших было ввергнуто в апатию. А один даже заявил, что, прочитав статью, он понял почему многие считают, что "Монитор" работает на власть - после прочтения статьи ничего не хочется делать, так как все бессмысленно.

Очевидно, что подобная реакция аномальна. Любой мало-мальски нормальный человек, зная, что у него осталось мало времени на то, чтобы изменить ситуацию, предпочитает действовать активнее. И только тот, кто не только не может, но и не хочет ничего менять, предпочитает впадать в апатию - по поводу и без оного. Это показатель зрелости нашего общества, точнее - его незрелости. Общества, в котором все знают, что надо делать, но никто не знает, кто будет делать то, что надо.

Поэтому у нас нет и страны. Есть только территория, мучительно решающая извечную гамлетовскую задачу. Поэтому у нас нет общества. Есть только население, услужливое в своем рабском холуйстве. Но даже в этой какофонии личного, неизмеримо превышающего общественное, уже появляется понимание того, что с нами произошло.

Почему, несмотря на многочисленные потери и жертвы, Азербайджан так и не стал тем государством, каким мог бы стать? Почему вместо участи богатой европейской страны, "кавказской Австрии", мы влачим нищенское существование сырьевой монархии?

Потому что мы не смогли создать республику, ее постигла печальная кончина. А народ, не готовый к республике, неизбежно склоняется к монархии - это более двух веков назад сказал Лафайет.

Азербайджан стал классической монархией, в которой демократические процедуры являются лишь маскарадом для сокрытия уродливой физиономии средневекового абсолютизма. Это безусловная монархия. И поэтому, говоря "Азербайджан", подразумевается только Гейдар Алиев.

Когда гейдарофилы заявляют, что Гейдар Алиев - основатель современного азербайджанского государства, они недалеки от истины. Просто для полноты картины им необходимо делать небольшое уточнение - он в конце XX века основал средневековое феодальное государство. Государство, которому нет аналогов в современной истории.

Страны, как полноценного субъекта политики и носителя суверенной воли, пока что не существует. На протяжении минувших 12 лет территория, обозначаемая на политической карте мира как "Азербайджанская Республика", находилась под управлением одного человека, уничтожившего ради личной власти базовые устои азербайджанской республики.

Азербайджанская республиканская идея пока еще жива. Но только в головах немногочисленных интеллектуалов. Для всех остальных давно очевидно, что 28 мая - это скорее трагическая дата, день скорби по несбывшимся национальным шансам.

Поэтому столь грустно и отмечается ДЕНЬ РЕСПУБЛИКИ, поскольку никакой республики нет. Есть только ее призрак. Мифологизированный и затасканный муляж, который так же похож на республиканское устройство, как Гейдар Алиев - на Джорджа Вашингтона.

Заметьте, что день рождения усопшего монарха отмечался гораздо более помпезно. Это не случайно, ибо только монархиям свойственно столь упоительное отношение к личности основателя династии.

Во всех странах, где царит абсолютная монархия, личность основателя династии мифична и легендарна. А день восшествия династии на престол превращается в источник всенародных торжеств. Вспомните какие торжества охватили Россию в канун 300-летия правления дома Романовых. Что, правда, не помешало этому ликующему народу через 5 лет истребить правящую семью.

Вы увидите, дорогие читатели, что 15 июня будет отпраздновано с гораздо большей помпезностью, нежели прошедший День Республики. Потому что в этот день правящая элита будет отмечать праздник восшествия династии на престол.

И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ДЕНЬ

Каждый раз, перечитывая классиков азербайджанской литературы, приходишь к весьма неутешительному выводу - за века в этой стране мало что изменилось. Все так же неизменно безразличие всех слоев общества к своей судьбе. Из поколение в поколение повторяется цепь событий. Это замкнутый круг.

Все это напоминает блестящий голливудский фильм "День сурка". Там главный герой попадает в замкнутый круг, и события одного дня повторяются изо дня в день.

Этот фильм имеет подтекст. В США День сурка - знаковое событие, в этот день фактически начинается отсчет нового цикла жизни. День, когда просыпается сурок, считается началом весны.

В фильме весна не наступает до тех пор, пока главный герой не совершает неординарный поступок, который разбивает замкнутый круг. И только тогда наступает отсчет новой жизни. Наступает весна.

К сожалению, в нашей жизни День сурка длится уже почти век, если не больше. И будет длится дальше, повторяясь из года в год. Весна на нашей улице не наступает по той простой причине, что никто не хочет изменений, все предпочитают находится в общественной спячке. И с каждым годом тает надежда на то, что сурок когда-либо проснется. И постылый день повторяется вновь и вновь...

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 58, 29 may 2004