АРХИВ

ЗАБЫТЫЙ УРОК ИСТОРИИ

Профессия всегда накладывает на человека свой отпечаток. Любая профессия - это цинизм по отношению к предмету изучения. Иначе нельзя. Поэтому речь о поражениях и победах лучше всего вести с историком - у него иммунитет на депрессию от неудач и на эйфорию от побед. Только обладая историческим сознанием и понимая ход истории, можно постичь современные политические процессы. "Тот, кто отрицает историю, сам окажется на ее задворках", - этой мудрости учил нас марксизм. Если политик всегда пытается найти иррациональное, то задача историка - выявить тенденцию. То, что для политика событие жизни, для историка - миг.

Но иногда эти две профессии соединяются в одном лице и тем интереснее бывает взгляд этого лица на происходящее. Сегодня визави "Монитора" - лидер Партии национальной независимости, историк по специальности ЭТИБАР МАМЕДОВ.

"И.ГАМБАР СОРВАЛ ДОГОВОРЕННОСТЬ"

- Демократическая общественности глубоко убеждена, что именно по вине лидеров оппозиции, не сумевших достичь общих точек соприкосновения накануне президентских выборов 2003 года, Азербайджан потерял еще одну возможность на построение демократического государства. Принимаете ли вы обвинения общественного мнения? Согласны ли с тем, что оппозиция упустила свой исторический шанс?

- Этот шанс общество получило еще задолго до октябрьских выборов. Всем было очевидно, что существуют реальные предпосылки для смены власти в стране. Но отсутствие консолидации в рядах оппозиции - одна из причин, не позволивших обеспечить смену режима. Власть достигла главного - в авангард оппозиции не без помощи правящих кругов была запущена та политическая сила, которая представляла наименьшую угрозу для монолитности правящей партии. Наоборот, угроза прихода к власти именно этой силы еще более сплотила лидеров правящей группировки.

Но главная причина успеха правящей группировки заключается в том, что властям удалось убедить мировые силы в недопустимости смены нынешнего правительства. Более того, власть убедила главные мировые центры в целесообразности применения превентивных мер, закрывших оппозиции путь к победе на выборах.

Судьба выборов была предрешена еще в предвыборный период. Достаточно вспомнить противоправные меры властей в период процедур регистрации кандидатов и принятия избирательного законодательства, который не соответствовал международным стандартам. Нарушение законов сопровождалось молчаливым согласием ОБСЕ, Совета Европы и госдепа США. И, наконец, когда все эти международные структуры закрыли глаза на антидемократические методы формирования избирательных комиссий, стало ясно, что главные мировые силы заинтересованы в сохранении алиевского режима.

Что могло бы помешать реализации плана мировых сил и правящей группировки? Только выдвижение на первые роли той части оппозиции, которая смогла бы привлечь на свою сторону часть правящей элиты. Необходимо было расколоть правящую группировку. И этот фактор вызывал серьезное беспокойство в высшем эшелоне власти. Но оппозиции не удалось реализовать этот механизм.

И мы получили ожидаемый итог. Правящей группировке удалось сохранить власть в результате тотальных фальсификаций и неограниченной эксплуатации государственных ресурсов в ходе предвыборной кампании.

- За считанные дни до выборов вам все же удалось договориться с Исой Гамбаром, и 8 октября вы парафировали соглашение с ПНФА и "Мусаватом" о создании предвыборной коалиции. В случае реализации этого октябрьского пакта, смогла бы оппозиция переломить ситуацию в свою пользу?

- За несколько дней до выборов оппозиция смогла бы переломить ситуацию. Но 8 октября по всей оппозиции был нанесен удар, который уничтожил в зародыше даже саму надежду на объединение оппозиции.

- Кто нанес удар? И кто несет ответственность за срыв договора?

- Те, кто сорвал все наши планы. Те, кто фактически парафировал соглашение, а ночью вступил в переговоры и вошел в коалицию с другой политической силой.

- Вы имеете в виду Ису Гамбара?

- Конечно.

- А что заставило И.Гамбара отказаться от договоренностей с вами? Какими мотивами он руководствовался?

- Не знаю, какими мотивами он руководствовался. Но я искренне убежден, что это было не спонтанное решение.

"МЫ РЕАЛИЗОВАЛИ ЮГОСЛАВСКИЙ ВАРИАНТ"

- Мы вынуждены вновь возвратиться к этой теме, поскольку многие наши читатели до сих пор задаются вопросом - почему лидерам оппозиции не удалось объединиться? Можете ли вы подробнее рассказать о том, что произошло 8 октября 2003 года?

- До предвыборного периода прерогатива моделирования политической ситуации находилась в руках у властей. И мы были вынуждены действовать в рамках той ситуации, которая создавалась властями. Впервые мы получили возможность создать непрогнозируемую для властей ситуацию и заставить их играть по нашим правилам. Власть была очень серьезно обеспокоена этим, ибо это соглашение открывало горизонты для перелома ситуации в нашу пользу.

Что входило в условия нашего соглашения? До этого в обществе шли активные дискуссии по вопросу определения единого кандидата и самоотвода всех основных кандидатов в пользу единого кандидата. Все задавались вопросом - кто кому уступит? Но мы считали, что приоритетом должен быть не взаимный компромисс, поскольку это могло бы привести к расколу и моего электората, и электората других кандидатов (парадокс был в том, что электорат кандидатов в президенты был не един в своих симпатиях ко всем лидерам оппозиции), а реализация югославского варианта.

Многие говорили об этом варианте, не вдаваясь в сущность самой модели. Югославский вариант предполагал не взаимные уступки, а создание единой коалиции сил. Если помните, Коштуница был выдвинут кандидатом в президенты, а Джиндич занял пост руководителя коалиции. Мы с Исой Гамбаром взяли за основу именно эту модель коалиции. 8 октября между нами была достигнута договоренность о создании коалиции, которая выступит на президентских выборах. Согласно договору, в случае победы мы обязались в течение 6 месяцев изменить Конституцию страны, провести парламентские выборы и перейти на парламентскую форму правления.

Я сам - идейный противник президентского правления, ибо в государствах с несовершенной формой демократии президентский институт обуславливает создание режима личной власти.

Правда, И.Гамбар считал целесообразным сохранение президентского правления на более длительное время, но я не соглашался с ним. Дискуссия между нами была очень напряженной, но в конце концов мы договорились и пришли к общему мнению. Иса Гамбар выдвигался кандидатом в президенты, а я должен был занять пост руководителя коалиции. Затем мы поручили Гуламгусейну Алибейли и Фуаду Агаеву подготовить до 9 часов утра проект соглашения, который должны были обсудить в руководстве наших партий.

Но утром 9 октября мне стало известно, что через 2 часа после наших переговоров И.Гамбар заключил еще один договор с Р.Гулиевым и создал с ним коалицию.

- Но ведь еще 7 октября Расул Гулиев пообещал вам поддержать вашу кандидатуру?

- Р.Гулиев все еще надеялся, что мировые центры окажут воздействие на азербайджанские власти, и ему удастся зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Он полагал, что результаты слушаний в Совете Европы и конгрессе США позволят ему включиться в предвыборную гонку. В противном случае он однозначно обещал мне поддержать мою кандидатуру.

7 октября Р.Гулиев в последний раз позвонил мне и вновь заявил о своей поддержке. Он предложил мне 8 октября подписать договор между нашими партиями о поддержке моей кандидатуры. Но 8 октября ко мне явился Сардар Джалалоглу и открыто заявил, что в телефонной беседе с ним Р.Гулиев сказал, что не давал мне никакого обещания. Я попытался связаться с Р.Гулиевым по телефону. Но его телефон был уже отключен. А ночью 8 октября он поддержал кандидатуру Исы Гамбара, и Демпартия подписала договор с "Мусаватом".

"МОЕ ЗДОРОВЬЕ ТРЕБОВАЛО БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА"

- Почему, в отличие от мусаватистов, ПННА отнеслась к результатам выборов несколько лояльно?

- Что вы имеете в виду под лояльностью?

- Ваши сторонники не оказали радикального протеста против тотальной фальсификации выборов...

- За несколько дней до выборов ко мне поступила информация о "результатах" выборов, которые уже были подготовлены в кабинетах президентского аппарата. Я уже знал какие цифры будут "нарисованы". Именно поэтому мы настояли на объединении усилий всех партий по укреплению контроля над избирательным процессом. Основные оппозиционные партии подписали соглашение о совместном мониторинге и о том, что истинные результаты выборов будут оглашены Контрольным Советом Оппозиции.

К сожалению, еще до окончания выборов перед штаб-квартирой "Мусават" объявили о победе Исы Гамбара. Тем самым "Мусават" грубо нарушил и эту договоренность. Они собрали своих сторонников у штаб-квартиры партии, где произошло первое столкновение. Таким образом, все внимание общество было приковано не к результатам выборов, а к столкновениям между мусаватистами и полицией. Как можно было без объявления результатов Советом оппозиции, заявлять о победе своего кандидата?!

Мусаватисты поставили нас и ПНФА в роль наблюдателей и сделали все для того, чтобы наши сторонники не присоединились к антиправительственной акции. Мы не собирались защищать победу другого кандидата. Поэтому мы официально обратились в ЦИК с требованием аннулирования результатов в 1147 избирательных участках. Только наша партия обратились с этим требованием в ЦИК. "Мусават" с таким требованием официально не выступил.

Наша партия признала эти выборы незаконными и поставила под сомнение легитимность нового президента.

- Сразу же после выборов вы покинули Азербайджан и направились в Турцию. С чем был связан ваш внезапный отъезд? С результатами выборов?

- Мой отъезд был связан со здоровьем. Было необходимо безотлагательное вмешательство врачей. Я сожалею, что некоторые силы стали спекулировать моим здоровьем и распускать всевозможные слухи. Меня в Баку не было всего четыре дня.

"Я ПРЕДЛАГАЮ РЕВИЗИОНИЗМ"

- Послеоктябрьская политическая ситуация наложила свой негативный отпечаток на политическую систему - роль оппозиции в общественных процессах нивелирована, власть запустила новый маховик репрессий, а общество загнано в депрессивное состояние. Как выйти из этого положения? Что вы собираетесь предпринять, чтобы оживить политическую жизнь?

- Мы должны изменить многое. И в первую очередь - в корне изменить политические отношения, пересмотреть формы нашей борьбы. Я всегда был противником откровенной лжи, которая выливалась со страниц многих газет, пропагандировавших обманутые надежды. Народу нужно говорить правду.

События 16 октября нанесли серьезный удар по демократии в стране. Они открыли путь к проведению широкомасштабных репрессий. После этих событий были арестованы 47 членов нашей партии, многие члены избиркомов подверглись преследованию. Эти события дали формальный повод властям расправляться с инакомыслием в стране. Общество загнано в глубокую депрессию. В то время, когда многие оппозиционеры проповедовали миражи - вот-вот, совсем чуть-чуть и алиевская система рухнет, уйдет в небытие, - власти серьезно готовились к предвыборной кампании.

Правящие круги вывели для себя серьезный урок из своего провала на выборах 1998 года и сделали все возможное, чтобы не допустить ошибок прошлого. На сей раз они положились не только на административный ресурс, но и задействовали политические технологии. Они потратили на предвыборную кампанию миллионы долларов, мобилизовали весь свой потенциал и провели серьезную организационную работу.

Их главная ошибка в 1998 году заключалась в том, что они не хотели тратить денег и были уверены, что с помощью административных рычагов управления удастся взять вверх над оппозицией. На этот раз они не допустили таких ошибок.

А что сделала оппозиция? Она противопоставила властям агрессивные методы, которые тоже отвечали интересам правящей группировки. Власть сама подтолкнула их к провокации и создала выгодную для себя ситуацию, которая позволила развернуть репрессии и политику устрашения против широких протестных слоев общества. Результат - налицо.

Вместо того, чтобы создать единый фронт сопротивления против фальсификаций выборов, они направили своих сторонников на борьбу за победу одного кандидата. И поэтому это движение не получило статус сопротивления объединенной оппозиции. Наши сторонники не могли принять участие в акциях, организованных в поддержку одного кандидата. Они это знали изначально. Но, к сожалению, "Мусават" пошел своим путем.

Что сейчас делать? К сожалению после выборов, вместо того, чтобы консолидировать усилия всей оппозиции, некоторые силы снова продолжили кампанию против лидеров оппозиции, том числе и против меня. Снова взаимные упреки, обвинения, ложь и интриги. К сожалению, я так и не смог их переубедить отказаться от такой политики. Лидеры оппозиции наконец должны понять - политическая линия, направленная на ослабление своих соратников, губительна для них же самих и к успеху не приведет. Лучше бы они направили этот потенциал не на борьбу со мной или другим оппозиционером, а против власти.

Я предлагаю провести дискуссии с участием всех оппозиционных сил, в ходе которых мы выявим все наши ошибки, от которых должны себя застраховать в будущем.

- Итак, предлагаемая вами формула возрождения оппозиции гласит: "Путь к будущему развитию пролегает через ревизионизм". Вы призываете к ревизионизму прошлого?

- Я призываю к внутреннему ревизионизму. Но у нас почему-то все обсуждают в первую очередь других, только не себя. Должны начаться внутрипартийные дискуссии. В нашей партии была проведена такая дискуссия, после которой я решил уйти в отставку с поста председателя ПННА. Я никого не обвинял и считаю себя ответственным за создавшуюся ситуацию. Но партия не приняла мою отставку, сославшись на чрезмерную персонифицированность нашей партийной системы, отсутствие должной политкультуры в обществе и возникновения в связи с этим объективного непонимания в обществе. По мнению моих соратников, моя отставка могла бы привести и к ослаблению партии.

А в каких еще партиях были проведены подобные дискуссии? Кто из лидеров выступил с предложением ревизионизма? Никто. Именно поэтому в нашей политике царит застой.

В обществе стали раздаваться призывы к созданию третьей силы и необходимости появления новых политических лидеров. Однако, по мнению авторов этой идеи, тогда прежние лидеры должны уйти из политики. Я буду только рад появлению новых лидеров. Если лидер обладает яркими талантами и способностями, никто не в силах ему противостоять. Путь для таких личностей всегда открыт.

"ИЛЬХАМ АЛИЕВ - ЗАЛОЖНИК СИСТЕМЫ"

- А есть ли предпосылки для зарождения новых сил и появления новых лидеров?

- Такие предпосылки существуют во все времена. Но все должно быть естественно. Сегодня мы можем собраться, выбрать нового человека и выдвинуть его в первый ряд - но воспримет ли его общество? Общество само формирует и выдвигает новых лидеров. И я противник схематичных и искусственных методов.

- Станете ли вы на новом политическом этапе активно бороться за власть в стране?

- Контуры нового этапа пока не определены. И кроме этого, борьба за власть никогда не являлась для меня самоцелью. Я всегда боролся не за власть, а за возможность реализации своих программ - по независимости страны, борьбе за освобождение Карабаха и построению нового государства и нового общества.

К сожалению, с советских времен в Азербайджане ничего не изменилось. Страной правит та же система. И я борюсь за изменение этой системы. Моя цель - претворение в жизнь программы, которая сломает эту систему. И в этом процессе я могу участвовать и как руководитель, и как участник процесса, и даже как сторонний наблюдатель.

Все президенты предлагали мне самые высокие посты в государстве, но я отказывался, поскольку не верил в возможность реализации программы реформирования советской системы управления государством. И я буду продолжать эту борьбу, поскольку на кон поставлена судьба моих детей, будущего поколения и всей страны.

Старая советская номенклатура адаптировалась к новой системе - чиновничьему капитализму. Наша партия - идейный носитель и пропагандист капитализма, но мы радикальные противники капитализма без человеческого лица. Страной управляет самоуправная номенклатура, объявившая себя демократами. Коррупция, идеологическое размежевание, казарменная экономика - все эти атрибуты советской системы воссозданы в независимом Азербайджане. А ведущие супердержавы поддерживают эту номенклатуру, которая обеспечивает стабильность их интересов. Мировому сообществу выгоднее решать вопросы стабильности своих интересов с одним человеком, чем с демократической системой. Поэтому они не заинтересованы в изменении системы в Азербайджане. А мы будем бороться против тоталитарной необольшевистской системы, заложником которой является и сам Ильхам Алиев.

- Вы считаете президента заложником системы. Получается, что Ильхам Алиев не влияет на формирование внутренней политики и является лишь символической фигурой?

- Сегодня я не вижу его действий. Он может, находясь в импульсивном состоянии, кого-то наказать и даже повесить за ногу... Система позволяет ему делать это, как и в советские годы. Но И.Алиев не может изменить эту систему, пойти против власти номенклатуры.

- Можно ли сказать, что в Азербайджане происходит трансформация политического режима - от авторитаризма к тоталитаризму?

- Да, и это очень опасный процесс. Когда этот переход окончательно завершится, то личность президента не будет играть никакой роли. Очень скоро любой из членов правительства сможет спокойно заменить Ильхама Алиева. Система будет работать по-прежнему.

- Если вы констатируете становление тоталитарной системы в независимом Азербайджане, то косвенно признаете поражение вашего дела. Ведь Этибар Мамедов был одним из тех, кто начал борьбу против советского тоталитаризма и за построение независимого демократического государства. Азербайджан получил независимость, но тоталитаризм оказался неискоренимым.

- Я боролся в первую очередь за независимый Азербайджан. Цель достигнута. В свое время лидеры НФА разошлись в идеологических воззрениях - часть правления Фронта предлагала претворить в жизнь концепцию, суть которой заключалась в целесообразности трансформации от демократии к свободе. Я же всегда считал, что Азербайджан должен в первую очередь обрести независимость, а затем построить демократию. Первая часть концепции реализована.

Теперь нам предстоит уничтожить тоталитаризм и обеспечить переход к демократии. К сожалению, многие считают, что первоначальный переход к демократии кроется в изменении общественного сознания. Но зародыш демократии кроется в экономической свободе. А свободную экономику должны строить свободные предприниматели.

Уничтожение тоталитаризма - неизбежный процесс, свидетелями которого мы станем в обозримом будущем. Тоталитаризм - это кастовая система, которая любыми способами не допускает в свое пространство посторонних людей, поскольку тогда возникнет необходимость разделения доходов. Поэтому эта кастовая система носит родословный характер, который плавно переходит к сословному характеру. А социальное недовольство обусловит политическую активизацию, которая, в конце концов, завершится падением тоталитарного строя. Этому нас учит история.

Беседовал Э.ФАТУЛЛАЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 59, 05 iyun 2004