АРХИВ

НЕСВАДЕБНЫЕ ГЕНЕРАЛЫ

Система, построенная Гейдаром Алиевым, начинает постепенно разваливаться. Отмирание ее элементов происходит настолько медленно, что с первого взгляда заметить этот процесс крайне сложно. Но если присмотреться внимательнее, то станет очевидно, что медленно но верно уничтожаются базисные принципы существования системы, выстроенной патриархом.

Многие в обществе до сих пор уверены, что никакой системы нет, и что страна управлялась и управляется одним человеком. Но это абсолютно не соответствует истине. Система есть, она была построена под одного человека, но с его смертью не перестала функционировать. Просто постепенно ее базисные устои стали трансформироваться.

Можно по-разному воспринимать решение о фактическом упразднении Бакинской дорожной полиции, потому что после ликвидации полка "ГАИ" эта структура лишена практически всех доходов, а ее глава превращен в свадебного генерала. Кто-то считает, что за этим скрывается месть министра внутренних дел и его протеже - главы республиканской DYP Р.Зейналова - главе бакинской DYP Г.Ширинову.

До смерти патриарха Г.Ширинов относился к числу неприкасаемых и не только потому, что, сопровождая кортеж президента, имел доступ к его телу. Он напрямую имел выход на главу государства, а это означало, что львиная часть доходов проходила мимо главы республиканско го "ГАИ", а значит - и мимо его министра.

Но не это делало Г.Ширинова неприкасаемым. В первую очередь он был неприкасаемым из-за того, что был в системе.

Построенная патриархом система подразумевала отсутствие единой исполнительной вертикали власти. В условиях слабой государственной традиции единоначалие на всех ступенях могло стать источником административного сепаратизма со всеми вытекающими из этого последствиями, и поэтому патриарх практически во всех силовых структурах создал ситуацию, когда главы городских управлений де-факто не подчинялись своим непосредственным начальникам, а непосредственно находились в курации самого президента.

Это приводило к возникновению перманентных конфликтов. Так, всем известно что отношения между главой МВД Р.Усубовым и главой Бакинского управления полиции М.Алиевым далеки от идеала. По крайней мере министр не имел права давать указания своему непосредственному подчиненному. В этом вся суть системы покойного президента. Это старый, проверенный годами гэбэшный метод сдержек и противовесов, позволяющий управлять эффективно силовыми структурами и не бояться заговоров.

Вообще следует отдать должное покойному президенту - но ни в одном из дел он не добился таких успехов, как в профилактике заговоров. Его профилактика заговоров базировалась на двух китах.

Первым базисом было использование в кадровой политике обанкротившихся и профессионально негодных кадров. Их назначали на самые высокие места в силовых органах, и этим достигалось решение главной задачи. Эти люди нечеловечески были преданы патриарху, поскольку понимали, что если бы не он, то они не смогли бы взлететь по карьерной лестнице на головокружительную высоту. Нет более преданных подчиненных, чем те, кто ощущает свою ничтожность.

Второй базис опирался на то, что силовые структуры - и в первую очередь их руководство - находились в перманентном давлении. С одной стороны, они подвергались прессингу со стороны самого президента, который ежедневно требовал от них отчета по ситуации в стране. С другой - снизу их поджимали назначенные президентом и независимые чиновники городских подразделений.

Претворением этого тезиса в жизнь Гейдар Алиев еще раз доказал, что всю свою жизнь являлся верным последователем Маккиавели, исповедуя его принцип "разделяй и властвуй".

Ликвидировав полк Бакинской дорожной полиции, Ильхам Алиев показал, что не собирается следовать отцовским принципам. Более того, по правоохранительной системе поползли слухи о том, что эта же печальная участь ожидает и городское управление полиции. В результате ожидаемых реформ горотдел должен из силовой структуры превратиться в орган статистический, ибо оставленных штатов и полномочий больше ни на что не хватит. Основная нагрузка будет отдана в районные управления полиции, а большая часть властных полномочий перейдет к министерству внутренних дел.

Если это произойдет, то это будет означать конец эры Магеррама Алиева и полную победу Рамиля Усубова. Известно, что отношения между двумя полицейскими генералами всегда были натянутыми. Более того, от открытых столкновений их удерживала лишь позиция Гейдара Алиева, крайне не любившего внутренних склок.

Но общеизвестно, что именно Магеррам Алиев был главным оппонентом Рамиля Усубова и стремился занять его пост. Возглавляемое им городское управление полиции было практически автономным от министерства внутренних дел, самостоятельно решало задачи, поставленные политическим руководством, и не участвовало в уплате дани министерскому руководству. Теперь же все финансовые потоки горуправления - так же как и доходы гор"ГАИ" потекут в единую министерскую мошну.

Вообще Р.Усубов может обрести невиданную доселе силу. В ходе грядущих реформ предполагается передать МВД и функции борьбы с фискальными и таможенными преступлениями, что резко повысит теневой бюджет министерства. Таким образом, если произойдет предполагаемая реформа МВД, то Р.Усубов полностью решит проблемы с противниками внутри министерства.

Поэтому становится понятно, что система сдержек и противовесов разрушается. Во-первых, силовые министры лишены ежедневного мониторинга со стороны главы государства. Функции мониторинга перешли к главе президентского аппарата, а ему отчитывается только Рамиль Усубов. Ни Н.Аббасов ни С.Абиев не считают нужным давать отчет главе презапарата Р.Мехтиеву.

В то же время главы силовых ведомств смогли решить свои личные задачи, локализовав внутренние угрозы. Это и привело к неизбежному усилению силовых министров, которые из свадебных генералов стали превращаться в генералов своих судеб.

Если проанализировать события последнего времени, то становится очевидной тенденция на усиление личной власти глав силовых ведомств. Так, Сафар Абиев практически разгромил внутриармейскую оппозицию, взял под полный контроль все региональные подразделения МО и полностью подчинил своей воле генштаб. Назначение на пост главы военной инспекции его креатуры М.Бейдуллаева стало окончательным гвоздем в гроб противников министра. Сегодня все разговоры о возможной замене С.Абиева сведены к минимуму, потому что смена министра невозможна - тогда придется менять большую часть высшего командного состава, а это неприемлемо.

Аналогичная система и в министерстве национальной безопасности, у главы которого осталась всего одна проблема - бывший глава военной контрразведки Э.Гамбаров.

Таким образом, силовые министры, полностью избавившись от опеки верхов и обезопасив себя от инициативы низов, перешли в совершенно новое положение.

Еще одной тенденцией последнего времени стало то, что силовые министры стали группироваться. В отличие от прежних времен, когда любая группировка во власти - а тем более силовая - вызывала подозрение и уничтожалась, ныне силовые министры, не скрываясь, проявляют личные симпатии. И если "союз меча и орала" в лице С.Абиева и Н.Аббасова еще можно объяснить общностью их геополитических патронов (и тот и другой считаются сторонниками проамериканского политического курса и пользуются поддержкой американского истеблишмента. По какой причине - это иной вопрос), то примыкание к этому дуэту Р.Усубова геополитикой отнюдь не объясняется.

Следовательно, можно сказать, что во власти появляется новая политическая группировка, появление которой в прежние времена трудно было бы представить. Силовые структуры превращаются в личные вотчины министров, что неизбежно снижает уровень их управляемости со стороны центральных властей.

Очевидно, что все происходящее есть закономерный итог идущих во власти процессов. Система управления, построенная Гейдаром Алиевым, начала потихоньку ликвидироваться, ей на смену приходит иная модель взаимоотношений между главой государства и силовыми структурами. Видимо, время свадебных генералов, каковыми были силовые министры в период правления Алиева-отца, прошло, и теперь мы наблюдаем, как карикатурные персонажи хотят превратиться в настоящих. Это означает, что самая сильная часть гейдаровской системы - правоохранительные органы - становится менее управляемой. Потому что в Азербайджане нельзя властвовать, не разделяя.

ЭЛЬНУР ГАСАНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 59, 05 iyun 2004