АРХИВ

НАУКА ПОБЕЖДАТЬ

Новое грузинское руководство продолжает оставаться самым зажигательным политическим режимом на постсоветском пространстве. Практически каждый его новый шаг выглядит как эффектный и нестандартный политический трюк. И пока каждый такой трюк оказывался ключом к успеху. Каждый раз Михаил Саакашвили ухитрялся предложить некий новый, неожиданный сценарий, идущий поперек кланово-феодальной логики перераспределения власти, казалось бы, навеки утвердившейся на пространстве бывшей социалистической семьи народов.

Собственно, никакого другого пути к успеху, кажется, и не было. Выковырнуть клан Шеварднадзе из средоточия грузинской политики, казалось так же невозможно, как и решить проблему "собирания грузинских земель" и регенерации грузинского суверенитета в целом.

Новый трюк Саакашвили - ставка на "правительство легионеров". Сначала министром иностранных дел стала посол Франции в Грузии Саломэ Зурабишвили. А теперь министром экономики - российский олигарх либерального толка Каха Бендукидзе. Таким ресурсом формирования "нового суверенитета" широко пользовались в Восточной Европе и странах Балтии. Призвание "варягов" сигнализировало о наступлении эпохи новой легитимности и новых правил игры. Напротив, на территории постсоветского феодализма этот прием оставался абсолютно невостребованным, ибо противоречил самой логике процесса легализации "старых элит" и старой системы власти в новых исторических условиях.

Теоретически 48-летний генеральный директор холдинга "Объединенные машиностроительные заводы" Каха Бендукидзе вполне мог бы занять министерский пост и в России. Собственно, звание олигарха приклеилось к Бендукидзе не совсем справедливо. Его капитал завязан не на экспортно-сырьевой бизнес, а размер компании (порядка 1 миллиарда долларов годового оборота) позволяет ее считать крупной только сугубо по российским меркам.

Известность Бендукидзе строится более не на его капитале, а на общественной и политической активности. Бендукидзе - редкий пример крупного российского бизнесмена, открыто и часто выступающего с либеральных экономических и политических позиций.

Президент Грузии, вероятно, почувствовал, что самое время позвать Бендукидзе в Тбилиси. Предложение было сделано в нужный момент. Воплощать в России либеральные идеи стало делом почти безнадежным. Идеи же Бендукидзе известны. Теперь либеральные идеи Кахи Бендукидзе, не нашедшие спроса в России, будут экспортированы в Грузию. Туда уже прибыл и сам экспортер.

Возвращение Бендукидзе в Грузию кого-то может удивить. Но отъезд его из России - неудивителен. Фигура во всех смыслах крупномасштабная не вписывалась в формат российского магната. Перед властью навытяжку не стоял. Держался независимо. Позволял себе вольность суждений и поступков. Первым из учредителей покинул ЗАО "Шестой канал", этот колхоз олигархов, созданный по кремлевской разнарядке. "Социальную ответственность бизнеса", поминаемую его коллегами на каждом углу с частотой, превышающей годовые нормы, назвал "надуманной идеей" и, уличенный в таком святотатстве, спокойно заметил: "Президент тоже может ошибаться". На призыв Михаила Фрадкова вкладывать деньги в оборонку моментально ответил: "Там все разворуют!". Чем сильно огорчил главу кабинета, вынужденного констатировать: "Ну значит вы еще не готовы к сотрудничеству".

Кто не готов был к сотрудничеству - Бендукидзе с правительством или оно с ним - можно долго теперь разбираться. Но готовность к совместной работе, достигнутая между российским предпринимателем и руководством Грузии, имеет четкое объяснение. Призыв Бендукидзе в правительство Грузии - еще один пример нестандартного решения грузинских властей. Собственно, задачи нового грузинского руководства в экономической сфере едва ли не сложнее, чтобы не сказать, безнадежнее, нежели в сфере восстановления территориальной целостности.

Но и в этом вопросе по Саакашвили уже можно писать учебники. Читать их будут все политики мира, имеющие дело с проблемой сепаратизма. Крошечная Южная Осетия стала территорией, на которой решается судьба всего постсоветского пространства. От того, сможет ли президент Грузии Михаил Саакашвили решить цхинвальскую проблему, зависит не только территориальная целостность Грузии, но и ответ на вопрос о дальнейшей роли России в бывших республиках СССР.

От Аджарии, которую столь эффектно покорил новый грузинский лидер, Южная Осетия отличается принципиально. Во-первых, этот регион населен жителями иной национальности, имеющей к тому же собственный субъект в составе Российской Федерации. Во-вторых, в начале 1990-х между Грузией и Южной Осетией была война. Наконец, Цхинвали уже больше десяти лет целиком и полностью ориентирован на Москву, существует за счет поддержки соседней Северной Осетии и неоднократно заявлял о желании присоединиться к России.

Наблюдая за происходящими сейчас в Южной Осетии событиями, можно увидеть, как грузинский президент оттачивает свое мастерство и пытается не просто достичь результата, подчинив центральной власти очередную непокорную автономию, но и сделать это красиво. 26 мая, во время телеобращения к нации по случаю Дня независимости, Михаил Саакашвили вдруг заговорил по-абхазски и по-осетински. Он обратился к братским народам Абхазии и Южной Осетии с призывом вместе заняться построением демократического государства.

Вслед за этим красивым жестом последовала операция, на первый взгляд, гораздо менее симпатичная. Утро 31 мая началось с того, что власти Южной Осетии на весь мир завопили о начале грузинского военного вторжения на территорию непризнанной республики. Официальной целью присутствия грузинских полицейских в зоне конфликта было противодействие контрабандному провозу в Грузию российских автомобилей через территорию Южной Осетии. Вся эта операция заняла меньше суток и позволила Тбилиси слегка потрепать нервы руководству Южной Осетии.

А в это время президент Грузии Михаил Саакашвили выступал по ТВ, но с его уст лилась сплошная патока. Всем своим поведением показывал, что годы войны и противостояния между грузинами и осетинами закончены, а теперь настало время для мирной жизни. А 1 июня Саакашвили разыграл следующий ход своей красивой комбинации. В Южную Осетию отправилась супруга грузинского президента - гражданка Нидерландов Сандра Рулофс. Лучшего кандидата на посещение стана сепаратистов представить себе трудно. Поводом для визита Сандры стал Международный день защиты детей, Сандру сопровождали собравшиеся выступать перед детьми артисты, и одного взгляда на нее достаточно, чтобы любой кавказский мужчина развел руками и пропустил ее куда угодно.

Однако власти Южной Осетии отлично понимали, что кроткая красавица Сандра на самом деле является символом грузинской власти в их претендующей на независимость республике. Поэтому, находясь на взводе после только что отраженной "атаки грузинского спецназа", они выступили с резким заявлением о нежелательности визита Сандры Саакашвили. Сандра же сделала вид, что руководствуется лозунгом "любовь спасет мир".

1 июня ее кортеж пересек административную границу Южной Осетии и направился в сторону населенного грузинами села Тамарашени, которое, собственно, и было целью визита. Тогда осетинским властям пришлось поступить совсем некрасиво - они остановили кортеж гуманитарной миссии и отказались пропустить его в село. И Сандра решила лететь в Тамарашени на вертолете. Сандра провела свою акцию, выступила перед детьми и сельчанами на грузинском и осетинском языках и вернулась в Тбилиси.

За последние несколько дней Тбилиси удалось добавить несколько ярких штрихов к своему новому миролюбивому имиджу, что позволит грузинскому руководству особенно выгодно смотреться на фоне измотанных Сандрой Рулофс осетинских лидеров.

Квази-государства, не подчиняющиеся властям стран, в состав которых они формально входят, - проблема, унаследованная от распавшегося Советского Союза. Хотя Россия никогда не признавала независимости Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха, нет никаких сомнений в том, что наличие потенциальных горячих точек служило инструментом большой российской политики. В эпоху тотальной борьбы с терроризмом и искоренения его потенциальных очагов наличие нелегитимных государственных образований, где действуют непонятно какие законы и правила (если вообще действуют), явно выглядят анахронизмом. Общая идея: "серых зон" быть не должно, поскольку рано или поздно они превращаются в источник криминала.

В этом смысле усилия Саакашвили по восстановлению контроля над Цхинвали и Сухуми полностью лежат в русле мировых тенденций. Качественно новым являются, однако, не цели а средства. Грузинский лидер обращается напрямую к жителям соответствующих территорий, руководствуясь очень простыми мотивами. А именно: любой вменяемый человек предпочтет жить в нормальном государстве, а не в осажденной крепости с непонятными перспективами, ездить по миру с действующим паспортом, а не носить в кармане липовую бумажку с красивыми гербами, наконец, заниматься законным бизнесом, а не изобретать обходные схемы. Поэтому, если все это будет предложено и чем-то гарантировано, результат может оказаться очень быстрым.

Правда, чтобы чувства нормального обывателя пересилили ощущение страха и недоверия, предложения и гарантии нужны убедительные. Если Саакашвили добьется мирного успеха в Осетии, это станет прецедентом, который проторит дорогу к аналогичному решению проблем. Тем самым он докажет эффективность формулы" мирное урегулирование возможно лишь при условии главенства прав и свобод граждан". И путь к решению национальных конфликтов пройдет через освобождение собственного народа.

РУСЛАН ТАГИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 59, 05 iyun 2004