АРХИВ

СУМО СБРОДСТВО

В стране тихо. Очень тихо. Можно даже сказать - слишком. Тихо настолько, что слышны и полет мухи над столом, и шелест пересчитываемых чиновником купюр из только что полученной взятки, слышно даже, как жужжат мозги.

В стране так тихо, как бывает тихо перед переменой погоды. Это затишье перед бурей. Потому что сквозь мертвую тишину уже слышен треск. Это треск мускулов, которые накачивают новые олигархи. Это шорох предстоящих баталий, потому что уже сейчас очевидно, что страна вступила в новую политическую эру. Эру внутрисистемных войн.

Доказав свое могущество, система вдруг осознала свою безальтернативность. И это привело к росту внутривластных противоречий. Властную элиту, которая сегодня выглядит монолитной, раздирает конфликт - самый серьезный за все последнее десятилетие.

КЯМАЛИСТЫ И ФАРХАДИАНЦЫ

В междоусобную войну вступили алиевские олигархи. Получившие за годы правления патриарха немыслимые доходы, сегодня они уже мешают друг другу. Пока был жив патриарх, он время от времени "разводил" олигархов, обирая их сверхприбыль и возвращая их на грешную землю. Но с его смертью наступили тяжелые времена.

Очевидно, что Ильхам Алиев не в состоянии управлять этими группировками, так как война идет не ПРОТИВ него, а ЗА обладание им. Слабый монарх обречен на вечный фаворитизм.

В Азербайджане сложилась монархическая система управления и, учитывая политическую слабость человека, вставшего во главе страны, совершенно ясно, что тот, кто победит в войне фаворитов, и будет управлять страной. Сам Ильхам Алиев управлять страной не просто не может, а еще и не хочет. Понимание этого и катализирует агрессию национальной олигархии.

Азербайджанская правящая элита стремительно разделяется на две противостоящие друг другу группировки. Условно их можно назвать кямалистами и фархадианцами.

Первую группировку возглавляет Кямаледдин Гейдаров - председатель Государственного таможенного комитета, глава Федерации таэквондо, превративший эту федерацию в кузницу личных боевиков. Де-факто это один из крупнейших национальных олигархов, практически единственный из них, кто обладает стратегическим капиталом. О его богатствах ходят легенды, о его финансовых возможностях говорить вообще не приходится. Он контролирует практически все финансовые потоки страны. Он оплел все фискальные ведомства паутиной, состоящей из его вассалов.

Главное достижение этого олигарха - применение в управляемых им органах системы, действующей по принципу воровского "общака", когда все деньги поступают в общую кассу, а уже оттуда идет распределение. Пpедседатель ГТК самолично делил, сколько отпpавить "навеpх", сколько оставить себе, сколько дать чиновникам (в зависимости от их pанга).

А главное - он личный друг Ильхама Алиева, он из касты неприкасаемых. Их взаимоотношения знали взлеты и падения, но отношение к нему монарха всегда оставалось прекрасным. Ильхам Алиев не может жить без К.Гейдарова, так как тот превратился в часть его жизни.

Кямаледдин Гейдаров - классический королевский фаворит со всеми вытекающими из этого статуса преференциями. Он - прямой духовный наследник Бэкингема, Меншикова и других баловней судьбы, чьи скромные личные достоинства с лихвой компенсируются монаршей благосклонностью.

По сведениям из компетентных источников, на сегодня он обладает совокупным капиталом, превышающим 1 миллиард долларов. Большая часть его активов расположена за рубежом. По сведениям из компетентных источников, ему принадлежит сеть хлопкоочистительных заводов в Узбекистане, причал и пароходная компания в Дубаи, сеть казино-гостиниц на северном Кипре, пятизвездные отели в Анталье. Он располагает огромной сетью офшорных фирм по всему миру.

В его группировку входят: главвоенком республики А.Гусейнов, глава "Каспара" Айдын Баширов, главы крупнейших фискальных министерств Ф.Мамедов и С.Муслимов. На его стороне большая часть бизнесменов трайба, недовольных действиями "выскочки из Джалилабада".

В общем, кямалисты собрали под своими знаменами силы, претендующие на исключительный статус трайба в бизнесе и на монопольное управление финансовыми потоками. В основе их стратегического мышления - примат административно-трайбовых рычагов над финансовыми, монополизм как средство повышения конкурентоспособности и ликвидации конкурентов.

Получившие грандиозные доходы в период гейдаровской мобилизации, эти люди не хотят признавать того непреложного факта, что эра первоначального накопления капитала стремительно уходит в прошлое.

Им противостоят фархадианцы. Во главе этой группировки стоит министр экономического развития Фархад Алиев. Пришедший во власть благодаря успешному претворению в жизнь бизнес-проектов семьи, он смог сконцентрировать в своих руках невиданные ресурсы и полномочия.

В отличие от своего политического противника, он изначально сделал ставку на приватизацию ведомств, которые определяют правила игры. Круг его обязанностей обширен, его ведомство занимается всем: от макроэкономики до торговли, от поддержки предпринимательства до распоряжения государственным имуществом. По числу данных полномочий его министерство фактически - малый кабинет министров. По степени влияния он - безусловно, самый влиятельный из министерского корпуса.

Если к этому добавить тот факт, что Фархад Алиев держит под своим управленческим контролем ведущие компании страны, то его могущество станет очевидным.

Фархад Алиев доказал, что незаменим, как менеджер государевой собственности. Его группировка - это спаянная семейными и родственными узами группа бизнесменов, контролирующая самые прибыльные секторы экономики страны.

Социальной базой фархадианцев является нетрайбовая часть бизнеса. Фархад Алиев пришел в правительство из бизнеса и при этом остался одним из крупнейших бизнесменов. В отличии от кямалистов, имеющих спаянную трайбовую базу, он должен был опираться на другие социальные силы. Основу сторонников Ф.Алиева составляет сформировавшийся корпус национальной буржуазии.

Вопреки желанию политических верхов, в Азербайджане все же сформировалась национальная буржуазия. Слабая, уродливая, но сумевшая выжить в условиях жесточайшего прессинга со стороны государства. Сейчас она сосредоточена в основном в банковской сфере, сфере материального производства и услуг. Их мало, но они гораздо пассионарнее, чем трайбовая буржуазия, привыкшая зарабатывать исключительно благодаря властной протекции.

Им мешали условия мобилизационной экономики, и Ф.Алиев, который мечтает об усилении подведомственных предприятий, стал олицетворением их интересов.

ДАВИД И ГОЛИАФ

Так что, у начавшейся войны есть объективные предпосылки. Они заключаются в том, что в стране идет война между трайбовыми силами, пытающимися продлить сроки действия мобилизационного оккупационного режима, установленного в Азербайджане после победы трайба в начале 90-х. Все действия, которые осуществляет политический режим, направлены на максимальное обогащение правящей элиты. Максимум прибыли и минимум ответственности - вот девиз азербайджанских властей.

По всей своей сути политический режим Азербайджана оккупационен до сих пор. Он не отражает интересов большинства населения. Он навязан нам победившей стороной. Диктатура трайба - это результат оккупации.

Но никакая оккупация не может длится вечно. Рано или поздно она либо прекращается, либо трансформируется в нечто новое. Что и начало происходить.

Многие трайболисты склонны видеть в ослаблении своих позиций политику Ильхама Алиева, не принадлежащему к трайбу по воспитанию и потому проводящего либеральную политику. Но это не так. Либерализацию начал еще Гейдар Алиев. Ведь именно он привел во власть и дал практически неограниченные полномочия в экономике Фархаду Алиеву. Именно он передал под его управление самые "жирные куски" семейного бизнеса (один "Азпетрол" чего стоит!). Видимо, сам патриарх тоже понимал, что время "оккупационной экономики" заканчивается.

Таким образом, следует признать, что у начавшейся войны между кямалистами и фархадианцами есть объективные предпосылки. Если К.Гейдаров и его окружение желают сохранить монополию на бизнес и видеть и впредь должность, как главный рычаг для достижения успеха, то фархадианцы стремятся к либерализации экономики.

Правда, на этом пути ими движет отнюдь не желание общественного блага, а элементарная корысть. Они прекрасно понимают, что время мобилизационных методов прошло. В то же время они не могут не осознавать, что все места у коррупционных кормушек заняты, а посему для личного обогащения им необходимо эволюционно трансформировать экономическую систему.

Тут элементарный расчет на преимущество в финансах и в инфраструктуре. Они прекрасно понимают, что неповоротливые трайбозавры неизбежно проиграют в условиях даже мало-мальской конкуренции. При этом, обладая стратегическими капиталами, они заинтересованы в превращении политической системы из коррупционно-плутократической в олигархическую.

Помимо прочего, это противостояние можно рассматривать и в трайбовом контексте. К.Гейдаров все больше позиционируется в трайбовом сознании как защитник ущемляемых интересов трайба. Трайб болезненно воспринимает потерю былых привилегий и в качестве коллективного врага видит Ф.Алиева.

К тому же Ф.Алиев - представитель южного трайба, в свое время одного из самых структурированных в стране. Сегодня мы наблюдаем ренессанс южного трайба. Его представители доминируют не только в экономической, но и в духовной жизни страны, и это не может не вызывать ревности у правящего уже фактически номинально нахичеванского трайба. Поэтому начавшаяся война несет в себе элемент и межтрайбовой междоусобицы.

Еще одна причина для конфликта Кямаледдина Гейдарова и Фархада Алиева кроется в их прошлом. И тот и другой в своей молодости были комсомольскими работниками.

К.Гейдаpов пытался пpоявить себя на комсомольской pаботе в одном из pайкомов комсомола Баку. Он не дождался своей очеpеди на иеpаpхической лестнице ВЛКСМ. Hеоднокpатные пpосьбы отца к секpетаpю pайкома Афияддину Джалилову - о пеpеводе сына инстpуктоpом - остались безответными. Видимо, это наложило определенный отпечаток на психику К.Гейдарова.

Возглавив таможенный комитет, К.Гейдаpов взял себе в помощники своих комсомольских шефов. Бывшие пеpвый секpетаpь РК комсомола Эльвина Кафаpзаде - ныне начальник спецотдела в ГТК, завотделом РК Видади Абдуллаев pаботает начальником отдела в комитете, втоpой секpетаpь РК Ризван Мустафаев тоже pуководит отделом, секpетаpь комитета комсомола АзИНЕФТЕХИМа Аpзу Халилов - заместитель начальника упpавления.

К.Гейдаров испытывает пиетет перед комсомальчиками. Но и его оппонент Ф.Алиев тоже проявил себя на комсомольской работе. И тоже испытывает страсть к привлечению комсомальчиков в подведомственные ему ведомства.

Как видите, причины противостояния весьма экзистенциальные.

Есть у этого противостояния и оборотная сторона. Кямаледдин Гейдаров никак не может простить Фархаду Алиеву тот факт, что он увел из-под его контроля несколько высокодоходных сфер бизнеса. К примеру, компания "Баксель", которая де-юре принадлежит иностранному капиталу, на самом деле находится под контролем Ф.Алиева, хотя изначально приносила доход К.Гейдарову. Иначе чем объяснить тот факт, что в правлении компании сразу два члена - личные представители Ф.Алиева.

"Баксель" отобрали у К.Гейдарова в наказание за прослушивание личных телефонов членов монаршей семьи. И тот факт, что управление компанией передали заклятому врагу, вызвал негодование таможенного генерала.

У начавшейся войны есть и личная подоплека. Оба лидера не воспринимают друг друга, испытывая ярко выраженную антипатию. Они различны во всем, даже в образе жизни. Если К.Гейдаров известен как кутила и мот, про похождения которого рассказывают легенды, то Фархад Алиев пытается позиционироваться в общественном сознании почти как аскет. По крайней мере, про его подвиги в личной жизни мало что известно. И если К.Гейдаров украсил себя немыслимым количеством звезд на погонах, то его оппонент предпочитает коллекционировать отрасли экономики.

У ВОЙНЫ ПРЕМЬЕРСКОЕ ЛИЦО

Очевидно, что противостояние двух олигархов подогревается сложившейся ситуацией. Сконцентрировав в своих руках грандиозные финансовые и административные ресурсы, они практически исчерпали возможности для дальнейшего развития. Последующий их путь определится после того, как станет ясно - кто победит в борьбе.

Их ресурсы грандиозны. Помимо паритетных капиталов (и тот и другой имеют более чем по миллиарду долларов), они владеют равными в своем большинстве политическими силами.

К.Гейдаров опирается на недовольство трайб-бизнесменов, - ослабленных, но не сдавшихся. Они все еще обладают громадным потенциалом и главное - способны мобилизоваться ради достижения поставленных целей.

Но на стороне Ф.Алиева финансовая элита страны, заинтересованная в более либеральной экономической модели. К тому же банковская элита желает получить доступ к управлению семейными капиталами, и Ф.Алиев для них является мостиком к этой мечте. В копилке Ф.Алиева и союз с министром нацбезопасности Намиком Аббасовым, имеющим давние счеты с К.Гейдаровым.

Ко всему прочему, в последнее время все больше усиливается интеграция силовых структур. Н.Аббасов, министр обороны С.Абиев и примкнувший к ним министр ВД Р.Усубов все чаще появляются вместе в общественных местах. По имеющейся у нас информации, они заключили тройственный союз. Правоохранительные органы, ранее бывшие под жестким контролем Г.Алиева, сейчас предоставлены сами себе и ищут союзников в борьбе с личными врагами.

У Ф.Алиева есть союзники и за рубежом. Ему удалось создать для Западу имидж реформатора, и это приносит свои дивиденды. А К.Гейдаров опирается в основном на поддержку определенных сил в США, протекцию которых обеспечивает его дружба с экс-послом США в Азербайджане и личным другом К.Гейдарова С.Эскудейро.

У противников паритет и в обладании пиар-ресурсами. Если под управлением К.Гейдарова находится телеканал "Лидер", то в ведении Ф.Алиева - телеканал ANS.

И наконец, если К.Гейдаров опирается на личную дружбу с Ильхамом Алиевым, то Ф.Алиеву патронирует его супруга. Таким образом, баланс сил обеих сторон практически равен. Поэтому война олигархов будет иметь затяжной характер.

В сложившихся условиях ключевым является пост премьер-министра. Малозначимый в эпоху Гейдара Алиева, ныне он превращается в первостепенный. Сама ситуация толкает Ильхама Алиева к смене премьера - очевидно, что на этом посту президенту нужен человек, который будет работать вместо него. Нынешний премьер этого делать не может, так за долгие годы сформировался как человек, не принимающий решения. Суть работы премьер-министра эпохи Алиева I заключалась в собирании информации и докладе ее президенту по его первому требованию. Суть работы президента эпохи Алиева II - в том, чтобы, будучи нечеловечески верным патрону, еще и взвалить на себя весь объем работы.

Нынешний премьер не может да, видимо, и не хочет исполнять новую для себя роль. Уже ясно, что Артур Расизаде к концу года покинет свой пост. Ильхаму Алиеву позарез нужен другой премьер. А.Расизаде не соответствует новым требованиям, которые предполагают что Ильхам Алиев будет царствовать, а править вместо него будет кто-то другой.

Основная война развернется именно за пост премьер-министра, поскольку очевидно, что тот, кто возьмет на себя управление страной, и получит возможность выбирать пути ее развития.

Победит К.Гейдаров, и страна двинется по пути консервации оккупационного режима. Победит Фархад Алиев, и страна пойдет по пути олигархической либерализации. Компромисса нет. И быть не может.

Антагонизм между этими двумя группировками был изначально. Он заложен в самой природе этих сил. Их интересы не только не совпадают, но даже не могут придти к консенсусу. Они неизбежно должны уничтожать друг друга до полной победы одной из сторон.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ СУМО

"Телодвижения" двух олигархов-антагонистов очень напоминают японскую борьбу сумо. В этом есть нечто сакральное. Фархад Алиев напоминает сумоиста своим внешним видом, в то время как Кямаледдин Гейдаров - большой любитель восточных единоборств. Но суть даже не в этом. Суть в том, что их борьба напоминает сумо функционально.

Суть борьбы сумо в том, что два противника, разогнавшись, пытаются вытолкнуть, выдавить друг друга с ринга. И основную роль играет здесь вес и агрессивность соперников.

Так же, как и сумоисты, азербайджанские олигархи, набравшие немыслимый экономический и политический вес в период первоначального накопления капитала, теперь пытаются выдавить конкурентов с рынка.

Но кто бы ни победил, страна ничего не выиграет, ибо у обеих группировок (в полном соответствии с марксистской диалектикой единства и борьбы противоположностей) - одна природа. Если победят кямалисты, они будут вынуждены начать либерализацию. Если победят фархадианцы, то через некоторое время, захватив административные рычаги и почувствовав прелесть "торговли воздухом", они начнут оккупировать экономику.

Начавшаяся война - это война за обладание страной, в которой одни - новые - хотят занять место других - старых. Образно выражаясь, Азербайджан превращен в дойную корову властей, и теперь схлестнулись два подхода к ее содержанию. Первый - ничего не менять и выгонять дойную корову на помойку, а вечером сдаивать у умирающего животного последние остатки молока. И второй - дать корове немного сена, чтобы она не сдохла с голоду, и точно так же выдаивать ее до последнего.

Ключевая проблема заключается в том, что ни одна из сторон не ставит перед собой стратегических задач по модернизации национальной инфраструктуры. Это - война за место под солнцем, приз в которой - страна, превращенная в дойную корову. Победитель получит право доить ее монопольно. Потому что Буренка не выдержит двоих.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 59, 05 iyun 2004