АРХИВ

ЗВЕЗДЫ И ПОЛОСЫ

До конгресса Демократической партии США остаются считанные дни. Это знаменательное событие привлекает интерес всего Азербайджана не столько тем, что на этом конгрессе Джон Кэрри будет официально выдвинут кандидатом в президенты США, сколько тем, что на этот съезд в числе многочисленных гостей приглашены и лидеры азербайджанской оппозиции.

Анализируя деятельность Института национальной демократии в Азербайджане, напрашивается вывод, что американцы каждый раз проявляют открытую заинтересованность в усилении движения сопротивления против алиевского режима только после окончания выборов. Почему эксперты и аналитики госдепа, ЦРУ и конгресса США прилагают особые усилия для активизации оппозиции и демократизации партийной системы именно после завершения предвыборной гонки?

В своем подходе к процессам в нашей стране американцы вовсе не открывают Америку. Они лишь претворяют в жизнь разработанную еще в прошлом веке и раскрученную в странах третьего мира программу обеспечения приоритета своих интересов. А положение в Азербайджане очень сильно напоминает политическую ситуацию, сложившуюся во многих странах Латинской Америки в 60-70-х годах прошлого века.

Речь идет о классической программе, когда американцы во имя удержания во власти послушных тиранических режимов и диктаторов, обеспечивающих неприкосновенность американских нефтяных и в целом экономических интересов, готовы бросить на подавление демократического движения даже своих рейнджеров. Выборы фальсифицируются, тюрьмы заполняются активистами оппозиции, народ подавляется страхом. И только после этого американская администрация открывает путь американской демократии, которая "осуждает действия диктаторов и требует восстановления предвыборного статус-кво".

Что же собой представляет предвыборное статус-кво? Это создание эффективной оппозиции, которая постоянно угрожает неприкосновенности правящей элиты и создает иллюзию скорого прихода оппозиции к власти. И порой масштабы этих иллюзий поражают даже самих власть предержащих и властную номенклатуру, которые начинают верить в то, что оппозиция представляет собой силу, и что она, опираясь на недовольные массы и поддержку извне, действительно может изменить ситуацию. Тем самым США, выступающие в роли третейского судьи, держат власти в подвешенном состоянии. А диктаторы, находящиеся под постоянным страхом потери власти, идут на все уступки и компромиссы, выдвигаемые третейским судьей.

Вам нужна нефть? Пожалуйста! Увеличить контингент войск в Ираке? Да мы хоть всю нашу армию введем в Багдад! Главное - чтобы не в Ереван. Борьба с терроризмом и преследование чеченских моджахедов? Да мы их четвертуем и съедим с маслом!

Подобная политика в странах третьего мира приносила и продолжает приносить США большие политические и финансовые дивиденды. С помощью этой схемы США устанавливают полный контроль над страной, ее энергоресурсами и национальными богатствами, а также общественным мнением.

Американцы создают и политическую систему в этой стране, определяют ее формат и участников, а также правила взаимоотношений между субъектами этой системы. Тот, кто выступает против общих правил этой игры и нарушает приоритетную роль США в определении стратегического курса страны, просто лишается доступа к этой системе и обрекается на полную изоляцию.

В истории есть лишь единичные примеры, когда все общественные силы страны консолидировались в едином движении и объявляли войну этой системе и установленным правилам существования в ней. И более того, в истории можно встретить единственный пример, когда подобная борьба против американских правил игры побеждала. Пример - успешная борьба кубинского народа против режима диктатора Батисты. И необходимо признать, что эта борьба во многом получила успех только благодаря двухполюсному мировому порядку. В нынешней международной ситуации борьба кубинцев была бы обречена на крах, как и экспорт кубинской революции в другие страны Латинской Америки.

Но как в условиях нынешнего миропорядка бороться против олигархических режимов, опирающихся на поддержку администрации США? Эта борьба осложняется еще и тем, что в последние годы, после победы США в холодной войне, влияние демократического общественного мнения и третьего сектора на принятие решений в правительстве резко ослаблены. В самих Штатах в рамках программы борьбы с терроризмом наблюдается усиление централизации исполнительной власти и пирамиды власти. Что могут демократические силы Азербайджана предпринять в этих условиях?

Объявить войну системе? Но тогда и оставшаяся часть оппозиции может оказаться в изоляции и потерять остатки влияния. С другой стороны, если вести борьбу с Алиевыми не в рамках этой системы, то откуда взять ресурсы, с которыми оппозиция сможет достичь победы? Нынешний средний класс находится только в процессе формирования, и малейший намек на вовлечение этой прослойки в политборьбу приведет к ее неминуемому уничтожению при молчаливом согласии американцев.

Опереться на геополитический антагонизм и начать сотрудничать с одиозными режимами в Иране и России? Это значит обречь себя на вечное клеймо "одиозной и фундаменталистской" силы. Ибо, как ни странно, но даже европейцы, осуждающие тройные стандарты американцев, не воспринимают те политические силы, которые связывают свое будущее с теократическим Ираном и авторитарной Россией.

Что же тогда должна сделать оппозиция, чтобы наконец добиться падения уродливой системы гейдаризма?

Как это ни печально, но у нынешней оппозиции остается единственный путь борьбы в рамках нынешнего формата. И в этой связи оппозиционеры должны выгодно использовать намерение американцев восстановить статус-кво 2002 года и надуть новый мыльный пузырь под названием "борцы антиалиевского фронта". После этого ведущие оппозиционные партии должны направить все свои усилия на работу с администрацией США и общественным мнением Америки, чтобы убедить их в том, что новый демократический облик страны ни в коей мере не нарушит баланс интересов в Азербайджане и регионе. Необходимо показать и доказать американцам, что этот режим себя исчерпал и от вопроса смены власти зависит не только будущее Азербайджана, но и всего региона.

Многие в Азербайджане, в том числе и ведущие оппозиционные СМИ, попали сейчас под влияние властной пропаганды, сильно обеспокоенной ростом влияния Кэрри и повышением его шансов стать следующим президентом США. Алиевых понять можно - избрание Кэрри означает неминуемый конец эпохи "Халибертон" и Ричарда Армитаджа в Азербайджане. Приход новой администрации в США, вероятно, может поменять подходы американцев к процессам в Азербайджане и привести к уменьшению могущественного и определяющего влияния на политические процессы в стране.

Власти обеспокоены неопределенностью ситуации. А вот беспокойство оппозиции понять очень сложно - все оппозиционные агитки сегодня словно "по директиве сверху" трубят об опасности прихода к власти в США проармянского Кэрри.

Да, значительную часть финансовых ресурсов Кэрри составляют взносы армянской диаспоры в США. Но если даже Кэрри станет проводить проармянскую политику, то чем это может обернуться для Азербайджана? Вообще, что означает приход к власти в США проармянского президента?

Это в первую очередь означает усиление давления на Азербайджан. Главная проблема в нашей стране - это сохранение авторитарной системы и отсутствие демократической политсистемы. Что будет требовать от Азербайджана проармянский президент? Демократизации системы, что неизбежно приведет к падению монархической династии.

Многие ошибочно полагают, что позиция проармянского президента США может негативно отразиться на процессе урегулирования карабахской проблемы. Но если И.Алиев сам заинтересован в консервации конфликта и делает все, что от него зависит, чтобы конфликт не был урегулирован, то кто является большим врагом Азербайджана - проармянский президент США или азербайджанский президент?

Следуя этой логике, можно задаться вопросом - а что сделала для Азербайджана фактически проазербайджанская администрация Буша, которая имела здесь гигантские и непосредственные финансовые интересы? С другой стороны, уже очевидно, что традиционные пути решения карабахского конфликта исчерпаны. Требуется новые нестандартные подходы. И столь же очевидно, что армянская община Карабаха никогда не согласится стать частью алиевской монархии, поэтому путь к объединению страны лежит в первую очередь через уничтожение монархии.

Как показывает анализ внешнеполитической линии США, проводимой ими в отношении третьих стран, необходимость в диктаторских режимах исчезает одновременно с запасами на нефтяных месторождениях. Скорее всего, американцы готовятся к реализации этого стратегического плана и в Азербайджане, ибо после постройки трубопровода Баку-Джейхан и транспортировки пая bp на мировые рынки, потребность в И.Алиеве просто отпадет. Значит Азербайджану предстоит еще минимум 10 лет изнывать под пятой оккупационного режима?

Процесс ускорения падения олигархической системы возможен только при усилении пропагандистской деятельности оппозиции. Ибо, как бы американцы ни контролировали политсистему, общественное мнение постепенно настраивается против политики США в Азербайджане.

И еще нельзя никогда исключать чуда. Американцы не должны забывать горького урока кубинского или иранского восстания, когда именно недовольство народных масс антидемократической политикой американской администрации и послужили почвой для революций.

ЭЛЬНУР САРАБСКИЙ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 60, 12 iyun 2004