АРХИВ

РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ ЭВОЛЮЦИЯ

Октябрь - месяц перемен. И если октябрь 1917 года стал переломным в истории народов, населяющих пространство, которое ныне модно называть постсоветским, то октябрь 2003 года стал переломным в истории народа, именующего себя азербайджанцами.

Что послужило причиной перелома - сказать сложно. Скорее всего, произошло соединение сразу нескольких факторов.

Национальная катастрофа 15 октября имела в первую очередь психологическое значение. После перенесенного шока нация была буквально запрограммирована на общенациональную депрессию. Поэтому она и впала в депрессивное состояние. Главная причина этой депрессии - ожидаемый конец алиевской эры не произошел.

Страна жила ожиданием перемен. Это ожидание, как бы кощунственно это ни звучало, было связано с ощущением близости конца Г.Алиева. Но это уже совсем другой вопрос - насколько можно считать нормальным общество, ждущее смерти диктатора как избавления.

Но впервые за долгие годы страна жила ощущением политической весны. А весна не наступила, и многие восприняли это как катастрофу.

НИ ШАГА ВПЕРЕД!

Апокалипсическое видение ситуации сегодня преобладает в обществе. В противовес провластной пропаганде, утверждающей, что "все хорошо, прекрасная маркиза", интеллектуальная часть протестного электората погребла себя в нигилистическом восприятии окружающего мира, не замечая происходящих перемен и желая видеть в них исключительно негативное.

Безусловно, и та, и другая модель восприятия ситуации абсолютно неправомерны, хотя конечно, следует признать, что на взгляд из салона персонального "мерседеса" и из окна переполненной маршрутки жизнь выглядит совершенно по-разному.

Правда заключается в том, что не произошло прорыва в будущее. И это, безусловно, самое неприятное. Мы не смогли сделать того, что несколькими месяцами позже сделали грузины. Но, положа руку на сердце, необходимо признать, что мы и не были готовы к этому. Ни по одному из ключевых параметров азербайджанская нация не имела потенциала для исторического прорыва.

Наши соседи по региону шли к этому все десятилетие правления Шеварднадзе, они сдобрили все это целым пластом своей новейшей истории. В то же время интеллектуальная элита страны и все ее классы понимали острую необходимость перемен. В Азербайджане же общество не достигло и 10 процентов нужной зрелости. Поэтому грузины испили вино триумфа, а мы - уксус неудачи.

Но необходимо признать и другое: несмотря на катастрофическое поражение протестных сил, полного отката от демократических завоеваний все же не произошло. Свобода слова, хотя и в крайне куцем состоянии, но все же сохраняется, политзаключенные, пусть небольшими порциями, но выходят на свободу. То есть, ситуация в корне, как минимум, не ухудшилась. По крайней мере в той пропорции, какую предполагало поражение. А это означает, что в аналитическом балансе необходимо учитывать не только внутренние, но и внешние силы.

Ситуация неоднозначна, и поэтому ее можно трактовать по-разному. Но как бы ни расходились политические оппоненты в своих оценках на происходящее, жизнь не останавливается, она продолжается. И поэтому важно найти болевые точки национального развития.

Вместо того, чтобы погружаться в нигилистическую нирвану, необходимо выявить болевые точки национального развития. Чтобы оставаться непредвзятым, необходимо признать, что азербайджанское общество движется под влиянием объективных исторических процессов. Причем процессов, охватывающих не только наш регион, но и весь мир. В русле этих процессов и сквозь призму соответствия им необходимо рассматривать и ситуацию в Азербайджане.

В условиях общественно-политического тупика, в котором оказалась наша страна, крайне необходим непредвзятый анализ происходящего.

Тупиковость нынешней ситуации заключается в том, что она не имеет тенденции к развитию. Хотя власти и удерживают контроль над ситуацией, со всей очевидностью становится понятным их незнание путей дальнейшего развития страны. Повторяя как молитву заклинания о "верности делу Алиевых", власти демонстрируют свою полную беспомощность, потому что общеизвестно, что Гейдар Алиев при всех своих выдающихся талантах интригана, был гениальным тактиком, не обладая в то же время качествами ни доктринера, ни стратега.

Неслучайным является и отсутствие общегосударственной доктрины развития. Потому что очевидно, что основной целью предыдущего правления было награбление капитала и узаконивание трайбовой бюрократической элиты. Обе эти задачи были достижимы исключительно в условиях независимого государства. Может, поэтому покойный, как заклинание, повторял фразу о незыблемости независимости Азербайджана. В азербайджанских реалиях эта независимость превратилась в свободу грабежа национальных богатств.

Но после полной и безоговорочной победы правящей элите необходимо двигаться дальше, и вот тут у нее возникает ключевая проблема - отсутствие ориентиров для трансформации режима. Это вообще характерная черта всех подобных режимов.

Необходимо признать - авторитарный режим в Азербайджане приобрел черты тоталитарного. На смену власти одного человека пришла власть системы. В принципе, одной из главных ошибок допереломного периода было персонифицирование национальных проблем. Для простоты анализа, с одной стороны баррикад все позитивное связывалось с одним человеком, что в ответ вызывало адекватное поляризацию на противоположной стороне баррикад.

Прошедшие полгода стали яркой иллюстрацией ошибочности такого суперперсонифицированного подхода. И стало очевидно: 1) даже самая выдающаяся личность, не смотря ни на что, всегда оказывается слабее самой несовершенной из систем; и 2) самая несовершенная из систем может превратить в политическую единицу даже самую недееспособную личность.

Приходится признать, что нынешняя политическая система Азербайджана доказала свою зрелость. Спаянная олигархическими интересами и принявшая черты мафиозного механизма, бюрократия устояла под натиском несовершенного протестного бунта.

Но дальше начинается гораздо более сложный процесс - притирание системы и нового руководителя. Сложность его заключается в том, что новый лидер в политическом и личностном плане - полная противоположность предшественника. Но процесс значительно облегчен тем, что между ним и управляемой им системой нет серьезных антагонизмов. Это ситуация политического равновесия, но равновесия статичного, не предполагающего динамики перемен.

Власть напоминает детскую пирамидку, у которой вынут стержень и которая сохраняет лишь внешние параметры и только при обеспечении статичности.

Прошедшие полгода лишь убедили общество в том, что Ильхам Алиев смертельно боится "резких телодвижений", и это делает ситуацию тупиковой для властей.

Но ситуация является тупиковой и для их противников. Проиграв в соревновании на звание победителя в постгейдаровский период, они оказались в глубочайшем кризисе. Нет ни сил, ни ресурсов, ни возможностей для эффективного противостояния властям.

А самое страшное - в точке оцепенения находится общество, все еще не осознающее, что же на самом деле произошло со страной. В итоге все общество смертельно боится сделать шаг вперед, предпочитая либо топтаться на месте, либо делать шаги в обратном направлении.

РОЖДЕННЫЕ ПОЛЗАТЬ

Некоторые считают, что из сложившегося положения априори нет выхода, забывая древнюю мудрость: "Даже если вас съели, то у вас остается как минимум два выхода".

Так вот, из сложившейся ситуации есть несколько выходов. И чтобы не быть голословными, рассмотрим их все.

ПЕРВЫЙ (и самый милый нашему сердцу) - это РЕВОЛЮЦИЯ.

Несмотря на патологический страх перед революцией, в глубине души у нас живет взращенный советской пропагандой неизъяснимый пиетет перед революционным порывом масс. После октября-2003 стало ясно, что мятежная азербайджанская душа, может быть, и хочет но не может. И как тут не вспомнить классика пролетарской литературы (верно вырисовавшего в образе Ужа образ мысли среднестатистического азербайджанского индивидуума) и не воскликнуть: "Рожденный ползать летать не может". Но в душе мы все же желаем этого. Можно даже сказать - вожделеем.

Поэтому рассмотрим революционный вариант развития событий, точнее - его вероятность.

Революция есть закономерный итог целого этапа исторического развития, знаменующий резкий переход к абсолютно иной общественно-политической ситуации. Чтобы революция состоялась, необходимо вызревание революционной ситуации.

Про "революционный момент" мы все прекрасно знаем из работ В.И.Ленина, который был самым главным революционным теоретиком, верность идей которого была подтверждена практикой. Согласно господину Ульянову, революционная ситуация складывается тогда, когда ВЕРХИ НЕ МОГУТ УПРАВЛЯТЬ ПО-СТАРОМУ.

Попробуем экстраполировать этот тезис на современный Азербайджан. Невозможность верхов управлять по-старому отнюдь не очевидна. Верхи вполне могут управлять по-старому. Сложившаяся в последние годы система управления позволяет им достаточно адекватно управлять страной.

Характерные признаки этого строя: опора на олигархические группировки, мощный репрессивный аппарат и квази-авторитарное правление. Сила подобного строя - в заинтересованности каждого члена пирамиды в сохранении стабильности, потому что система позволяет всем субъектам общественных отношений получать прибыль от занимаемого поста.

Это система, где бюрократия является правящим классом и где владение административными рычагами совмещается с управлением бизнес-проектами. И наоборот.

Система весьма управляема и достаточно долгосрочна. Таким образом, необходимо признать, что Азербайджаном управляет система, которая, несмотря на всю свою антинациональную сущность, остается эффективной. Подобная система может существовать достаточно долго.

Парадокс заключается в том, что ВЛАСТИ МОГУТ УПРАВЛЯТЬ ПО-СТАРОМУ, НО НЕ ХОТЯТ ЭТОГО. ОНИ ХОТЯТ УПРАВЛЯТЬ ПО-НОВОМУ, НО НЕ МОГУТ.

Действительно, на вербальном уровне власть постоянно пытается показать стремление к модернизации страны. Стремление ничем не мотивированное и проистекающее исключительно от личных желаний нового руководства.

Но в том-то и суть проблемы, что власть НЕ ЗНАЕТ КАК управлять по-новому.

Как стало известно из компетентных источников, сейчас под руководством жены президента ведутся работы по поиску новых кадров, призванных заменить собою обанкротившиеся кадры в регионах. С этой целью проводятся многочасовые собеседования и даже делаются попытки привлечь кадры из-за рубежа. Но эти попытки обречены на провал. Потому что создание нового механизма управления страной отнюдь не заключается лишь в замене плохих кадров хорошими. Проблема гораздо глубже.

Само стремление к новому стилю в управлении проистекает из-за непрекращающегося внешнего давления. То есть, азербайджанскую власть заставляют модернизироваться внешние силы, противостоять которым она не в состоянии. Но и создать адекватную систему управления она не может. Потому что так же, как нельзя построить дом без архитектора, нельзя построить и систему без человека, понимающего, чего именно он добивается, а в сегодняшней власти подобного человека не наблюдается.

В итоге эта попытка квази-модернизации выльется в замену нелояльных к династии кадров на лояльные; тех, кем управляет Р.Мехтиев, на тех, кем управляет кто-то другой. Но это не решает задачи адекватного требованиям внешнего управления.

Вторая часть ленинского тезиса о революционном моменте гласит, что НИЗЫ НЕ ДОЛЖНЫ ХОТЕТЬ ЖИТЬ ПО-СТАРОМУ. Это в азербайджанских реалиях тоже не актуально. Азербайджанские низы не хотят жить по-старому, но не могут и жить по-новому. Нация не хочет перемен. Она их катастрофически боится - точно так же, как и президент.

Исходя из вышеизложенного, следует признать, что, согласно ленинской трактовке, никакой революционной ситуации в Азербайджане не наблюдается и в ближайшие годы революции не предвидится. Потому что для ее проведения нет ни условий, ни сил.

Очевидно, что для революционного развития ситуации необходимо, чтобы сложились определенные условия. То есть, необходим катаклизм, а его в ближайшее десятилетие ждать не стоит.

К тому же, нет и силы, способной встать и сказать: "Есть такая партия!" и повести за собой народ на баррикады.

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ДЕРЖИТЕ ШАГ...

Отсутствие возможности для революционной трансформации означает, что наше общество обречено на более длительный процесс модернизации.

В принципе, есть два варианта нереволюционного развития ситуации. Первый - африканский. Это когда богатая сырьевая держава становится заложницей своих стратегических ресурсов. Представляя интерес для внешнеполитических сил, она становится на путь разграбления национальных богатств. И тогда национальная точка бифуркации сдвигается по времени в тот период, когда ресурсы заканчиваются. К этому времени ключевые проблемы и антагонизм между слоями общества достигают апогея и приводят к общественному взрыву.

Второй вариант - последовательное изменение правил игры. Необходимость трансформации очевидна. Эволюционное развитие страны возможно только в том случае, если внешние управляющие силы предполагают установление не только стабильной, но и эффективной национальной администрации.

Еще П.Столыпин говорил в свое время Николаю II, что альтернативой революции является только реформа. Поэтому никакая эволюция без реформирования невозможна.

Уже понятно, что Азербайджан в той или иной форме обречен на интеграцию в западные геополитические институты, а это предполагает унификацию нашей политической системы. Выбор правящей элиты весьма невелик: либо отказаться от сотрудничества с Западом и подвергнуться жесточайшей изоляции, либо попытаться трансформироваться и вписаться в европейское политическое пространство.

В нынешнем виде это невозможно - с свиным рылом нельзя пролезть в калашный ряд. А посему непреложной является аксиома о том, что нынешние власти просто обязаны начать политическую трансформацию. Это попытка придать системе легитимные и эволюционные черты. То есть приблизительно так же, как легализовались мафиозные семьи, азербайджанская правящая элита обязана перейти на цивилизованные формы контроля над ситуацией.

Но это вовсе не означает, что она готова поделиться властью. Даже сейчас перевес в обладании ресурсами позволяет ей удерживать ситуацию под своим контролем, но это означает, что вместо эффективного административного управления необходимо перейти более изощренному механизму контроля над политическими ресурсами, а это требует полной смены политических конструкций.

Эволюционное развитие требует реформ, в которых нуждается Азербайджан и которые подразумевают набор системных и ОСМЫСЛЕННЫХ мер по устранению стратегических проблем страны и нации. Это значит, что совковая исполнительная вертикаль власти должна быть уничтожена. Власти на местах должны быть сформированы путем выборов. Суды должны стать неподкупными и независимыми.

Для проведения политических реформ необходимо полная политическая свобода. Проведение реформ требует создания совершенно новой политической системы. При этом власть должна научиться править новыми методами.

Эволюция проблематична еще и потому, что отсутствуют базовые параметры для эффективного национального развития. Нет идеи, способной показать обессилевшему азербайджанскому обществу новый путь. Нет слоя, способного на себя взять тяготы национального лидерства в сложном процессе реформирования страны и нации. И наконец, у самого азербайджанского народа нет сил и желания двигаться.

НИКТО НЕ ДАСТ НАМ ИЗБАВЛЕНИЯ

Таким образом, анализ приводит нас к неутешительному выводу - Азербайджан не способен ни к самостоятельной революции, ни к самодостаточной эволюции. Причина - слишком запущенное состояние национальных проблем. Большинство этих проблем имеет глубокие корни в национальном менталитете и многовековую историю. И было бы верхом глупости считать, что с ее реализацией можно справиться с наскока, без соответствующей идеологической и технологической подготовки.

Неспособность азербайджанского общества к эволюции приводит к коллаборационистской и неоколониальной по сути мысли - что эту задачу в состоянии выполнить лишь внешние силы, заинтересованные в интеграции Азербайджана в европейское пространство. Это подразумевает активное воздействие внешних сил на ситуацию в нашей стране.

Нравится нам это или не нравится, но мы, как, впрочем, и большинство стран мира, находимся под внешним управлением. И от того, какими эти силы видят наши перспективы, во многом зависит то, каким образом будет развиваться азербайджанское общество. Для этого необходимо всемерно поддерживать права и свободы и всячески укреплять альтернативные власти силы.

К сожалению то, что до сих пор происходит, лишь укрепляет в мысли, что никто не заинтересован в модернизации Азербайджана. Что в принципе неудивительно, поскольку очевидно, что ни по своему происхождению, ни по вероисповеданию, ни по историческому развитию мы не разделяем одни и те же ценности с Западом.

Вот и получается, что Азербайджан представляет интерес исключительно как сырьевая или военная база. Поэтому наиболее вероятно, что в ближайшие 10 лет наша страна будет активно добывать нефть и столь же активно проедать свое стратегическое богатство. На этом жирующем фоне все возгласы о будущей национальной трагедии - не больше, чем шум мухи. Отрезвление наступит позже, и будет оно тяжелым, как и все нефтяные похмелья, но изменить что-либо нельзя. Для национальной модернизации нет ни сил, ни ресурсов. Как нет и ответа на судьбоносный вопрос - что делать?

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 61, 19 iyun 2004