АРХИВ

КАЙФУЮТ ВСЕ?

Мировые цены на нефть достигли в последнее время своего пикового уровня. В странах, экспортирующих нефть, это вызывает неуемную радость власть имущих и всей работающих в нефтяной отрасли. Но куда конкретно уходят нефтяные доллары?

Чтобы получить ответ на этот вопрос, мы решили проследить цепочку их расхождения. Проследили и теперь предлагаем наше расследование вашему вниманию. Хотим особо оговориться, что все имена в статье - вымышленные, и любое совпадение их с именами реальных людей является не более чем случайностью. Но и не менее, поскольку все персонажи - самые что ни на есть настоящие.

Итак, основное звено в цепи - сотрудник крупной нефтяной компании Джон К. В нашу страну он особенно ехать и не хотел, но его привлекла относительно высокая зарплата и разрекламированная стабильность. Согласитесь, что добывать нефть в Азербайджане значительно спокойнее, чем, к примеру, в Ираке или даже в Саудовской Аравии.

Джон имеет заработную плату 6 тысяч долларов. Он снимает квартиру с евроремонтом и дорогой мебелью в престижном районе Баку и платит за нее 1200 долларов. У него есть водитель, которому Джон платит 400 долларов. Его квартиру убирает горничная (она же по совместительству - прачка), которой он платит за уборку, стирку и глажку 300 долларов.

Время от времени Джон встречается с проституткой. Ежемесячно на это он выделяет 300 долларов. Кроме того, он постоянно обедает в евроресторане и частенько сидит в баре, тратя на все это около 500 долларов в месяц. Впрочем, иногда Джону хочется побыть в одиночестве, и тогда он запирается вечерами дома, предварительно закупив полуфабрикаты и пиво в супермаркете - на это у него уходит около 300 долларов в месяц.

Короче говоря, ежемесячно Джон К. "вкладывает в экономику" Азербайджана около 3 тысяч долларов.

Теперь пойдем по цепочке вниз.

* * *

Агасаф и Гюляра М. - супруги - представители так называемой "интеллигенции". Агасафу досталась в наследство от родителей квартира в центре Баку. Его отец был в свое время крупной шишкой в "Азериттифаге", денег нажил немало, но от них к началу "смутных времен" практически ничего не осталось. Только квартира. Зато его сын воспользовался этой квартирой с умом. Он занял денег, отремонтировал ее по последним зарубежным каталогам и вот уже 8 лет сдает иностранцам. Последние 4 года эту квартиру снимает Джон.

Супругам М. получаемая ими сумма за аренду позволяет безбедно жить. Агасаф подкопил денег и вложил их в небольшой магазинчик по соседству. Живут они теперь в двухкомнатной квартире Гюляриной сестры, которая вместе с мужем живет в России, где ее муж работает. Талят - сын Гюляры и Агасафа - учится сейчас в новосибирском вузе. Деньги, получаемые за аренду, и прибыль от магазинчика позволяют супругам оплачивать учебу сына и спокойно жить, не работая. Одежду супруги покупают дважды в год при посещении аэропортовской толкучки.

Водитель Джона, Расим Б., имеет пятерых иждивенцев. С ним живут его престарелые родители, получающие крохотную пенсию. Жена Расима тоже не работает - воспитывает двоих детей-школьников - сына и дочь. Львиная доля немалой по бакинским меркам зарплаты Расима уходит на питание всей семьи, остальное расходится по мелочам. Одевается семья либо на толкучке, либо в секонд-хенде.

Горничная Джона - Татьяна Н. - была замужем, но разошлась. Муж уехал на историческую родину, в Вологодскую область, да так и сгинул. Ни слуха, ни духа. Татьяна осталась единственным кормильцем семьи, состоящей из ее пожилой больной матери и дочери, которой еще год учиться в школе.

Татьяна женщина добросовестная и честная. Именно эти качества привлекли к ней внимание заведующей отделом проектного института, где Татьяна работала инженером-конструктором. Начальница предложила ей подрабатывать у нее стиркой и уборкой и впоследствии не могла нарадоваться на столь удачное приобретение. Такая реклама сделала свое дело - по протекции Татьяна попала в горничные к Джону, чему сейчас очень рада. Об отъезде на историческую родину пока не помышляет, поскольку считает, что и здесь есть возможность заработать. Большая часть заработка Татьяны уходит на питание, лекарства для матери и оплату преподавателям дочери. Одежду для себя и дочери покупает на толкучке.

Постоянная пассия Джона - проститутка Лиля из бара. У нее таких "джонов" несколько, так что зарабатывает она немало. Но и тратит немало. Она дает откупные полицейским, чтобы ее не забирали в Раманы при общей облаве, платит охране бара, чтобы ее не выгоняли, дает мзду бармену. Тратится она и на врача, поскольку считает, что ее профессия опасна для здоровья. Есть у нее и оплачиваемый помесячно шофер такси. Кроме того, она много денег тратит на мобильную связь. Телефон у нее тоже недешевый.

Лиля снимает однокомнатную квартиру в микрорайоне, где живет с десятилетним сыном Салимом. Салим считает, что мама работает на фирме, где у нее бывают постоянные командировки по районам. Мальчик у нее хороший, послушный, умненький. Лиля сейчас копит деньги, чтобы иметь возможность послать сына на учебу за границу. Она хочет, чтобы хоть он вырвался из этого порочного круга, чтобы его не коснулась теневая сторона жизни.

Свою чистую прибыль Лиля делит на несколько частей. Одну откладывает "на будущее", другую - на жизнь. Еще одна часть - многодетной соседке, которая присматривает за Салимом, когда Лиля "в командировке". Общение с иностранцами обязывает, поэтому Лиля одевается в хороших магазинах, хотя твердо уверена, что вещи и туда, и на толкучку поступают "с одного склада". Косметика и парфюм у нее тоже недешевые.

Бармен Руслан, с которым так любит общаться Джон, получает от него неплохие чаевые. В их баре зарплата небольшая, зато все чаевые хозяин разрешает оставлять себе. Руслан - парень общительный и располагающий к себе, неплохо владеет английским языком. Иностранные клиенты его любят, поэтому бывают щедрыми. Ему "отстегивают" и постоянные проститутки (в том числе и Лиля).

Зарабатывает Руслан много - точную сумму назвать отказался. Известно лишь, что он ни в чем себе не отказывает. И аппаратура у него дома классная, и книги он себе постоянно покупает (очень любит фантастику), и одежда у него не из последних. Имеет неработающую жену (детей пока нет, да он их и не хочет) и любовницу (скорее всего, не одну, но об этом он тоже не распространялся). Дает некоторую сумму родителям, но живет с женой отдельно от них.

Насчет супермаркета, в котором время от времени отоваривается Джон, можно сказать лишь одно - этот магазин кормит хозяина (одного из членов Семьи) и работников. Расположен он в бойком месте, но цены в нем довольно высоки, так что здесь делают покупки либо иностранцы, либо очень состоятельные аборигены. Впрочем, судя по тому, что супермаркет процветает, можно сказать, что выручку он получает немалую.

* * *

Далее наша "нефтедолларовая цепочка" разветвляется еще больше.

Магазинчик супругов М. кормит еще двух работников - мужчину и девушку. Васиф - фактический завмаг, каждый месяц отдает оговоренную сумму супругам М. После всех вычетов и выплат (аренда, налоговая, санинспекция, участковый, пожарные) ему лично остается немногим больше 200 долларов. На эти деньги он содержит жену и троих детей. Впрочем, это не совсем верно. Его жена неплохо шьет, и когда ей позволяет время, подрабатывает портнихой на дому.

Второй работнице магазинчика - Севиндж - 20 лет. Она - двоюродная племянница Васифа, приехала в Баку из района. В техникум ей поступить не удалось, возвращаться в район - не захотелось. Тогда дядя пристроил ее работать в магазин - все-таки не чужой человек рядом. Дядя платит ей "ширван" в день. Одевается она на толкучке, а питается либо у дяди, либо на работе.

Семья водителя Расима тратит деньги в основном на питание. Но есть и еще одна немалая статья расходов - школа. На школьные поборы у семьи уходит каждый месяц до 30 долларов.

Горничная Татьяна немалую сумму тратит ежемесячно на лечение своей матери. Она довольно часто меняет врачей, поскольку лечение матери не помогает, а каждый новый врач, как и предыдущий, начинает лечение с нуля, вновь прописывает кучу других (но не менее дорогих) лекарств и берет 10 долларов за консультацию.

Куда тратит деньги Лиля, мы уже говорили. За ее счет кормятся полицейские (которых подкармливают еще несколько таких "лиль"), врач, таксист и телефонная компания.

Каждый полицейский на свою мзду содержит семью с, как правило, неработающей женой и не менее двумя детьми. Врач Гасан, который тоже обслуживает не одну "лилю", содержит на эти деньги (по Лилиным словам) не только свою семью, но и семью сидящего в тюрьме брата. И эти деньги тоже в основном идут "на прокорм".

Ну и так далее.

Более низшие звенья цепи нам уже не так интересны. Интересно другое.

* * *

Со времени подписания Контракта века наши власти твердили (и продолжают твердить), что торговля сырьем, составляющим стратегическое богатство страны, станет базой для развития экономики Азербайджана и для укрепления его позиций в мире. Но так ли это на самом деле?

Суровая статистика, озвученная влиятельными международными экспертами, гласит: в странах, где нефть занимает главенствующее место в экономике (Венесуэле, Иране, Ираке, Ливии, Мексике, Нигерии), валовой продукт на душу населения за последние 30 лет не только не вырос, но и снизился. В переводе на обычный язык это означает - такие страны не только перестают развиваться, но и в определенной степени деградируют. И это при том, что цена на нефть выросла в 15 раз!

Со всех трибун нам заявляют, что до тех пор, пока нефть будет дорожать в цене, экономика Азербайджана будет расти. Но вышеприведенные исследования показали, что в своем подавляющем большинстве нефтедоллары работают исключительно "на унитаз" - для обычных жителей страны. А все работники нефтяной сферы (читай - сотрудники иностранных компаний) тратят свои деньги исключительно на развлечения и сферу обслуживания.

Вкладывать деньги в иные отрасли (кроме строительства, но это - тема совсем иной статьи) никто не хочет. Впрочем, даже если бы и захотел, то не имеет никакой возможности. Ненефтяная сфера экономики (та, где можно получать прибыль) уже давно поделена между олигархами и членами Семьи. Это то самое место, где "чужие не ходят".

Да, у нас развивается сфера услуг. По количество ресторанов и кафе на душу населения мы, пожалуй, впереди планеты всей. А также - по количество фаллоэтажек, изуродовавших архитектурное лицо столицы. Но одних ресторанов и небоскребов хватит ли, чтобы поднять нашу экономику до нормального уровня? И те ли это "домкраты", которые смогут ее поднять?

Один пишущий депутат ММ считает, что нефтяной бум улыбается всем. Но как выясняется при ближайшем рассмотрении, нефтяной бум - повод не для радости, а скорее для грусти. Нефть развращает, большая нефть сильно развращает. Одно только утешает - у нас нет большой нефти. Да и та, что есть, - уже не наша.

Подумать только - сколько всего могли бы мы сделать, если бы у нас не было нефти. Мы могли бы стать страной туризма (чем сохранили бы экологию), свободной экономической зоной (чем несравненно обогатили бы народ). Да мало ли чем мог стать Азербайджан. Но он стал, кем стал - страной, спускающей в унитаз свое единственное национальное богатство и получающей от этого несравненное удовольствие.

Нефтедолларовая зависимость - это своеобразная наркомания, действующая не хуже героина и кокаина (некоторые члены нашего правительства могут подтвердить и то, и другое). Но если упадут цены на нефть, наступит крах. Полный, окончательный и бесповоротный. А ведь наш соотечественник, президент "Лукойла" Вахид Алекперов как-то сказал: "Цена на нефть - это от Бога".

И вот тут вспоминается еще один анекдот о человеке, постоянно просившем Бога дать ему возможность выиграть в лотерее. Он просил так долго, что Бог не выдержал и сказал: "Да дам я тебе эту возможность. Но ты хоть один раз лотерейный билет купи".

Мы не хотим покупать лотерейный билет. Мы лучше сожжем дом, чтобы погреть руки у огня.

БЭЛА ЗАКИРОВА

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 62, 26 iyun 2004