АРХИВ

ВОЖДИ АТЛАНТИДЫ

"В этом месте, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией до Египта и частью Европы до Тиррении..."

Платон, "Тимей".

Политическая погода явно не благоприятствует саммиту НАТО в Стамбуле. Гром взрывов ДО встречи, обильные осадки слезоточивого газа и повышенная активность левых радикалов - ВО ВРЕМЯ и непредсказуемое пока воздействие на окружающую среду - ПОСЛЕ нее.

Тем не менее, без всякого преувеличения можно считать текущую встречу лидеров альянса если не решающей, то чрезвычайной. Сквозь велеречивость и самовосхваление, которые сопровождают каждый съезд победителей в Холодной войне, как никогда ранее отчетливо видны неуверенность и отсутствие ясных целей. Именно поэтому эра "нового Атлантизма", как величают грядущие времена натовские стратеги, может закончиться столь же внезапно и драматически, как и эра платоновской Атлантиды.

Совершенно очевидно, что все главные вопросы, заявленные в повестке дня, были решены задолго до встречи. С необходимостью послать дополнительный контингент в Афганистан для поддержки власти Карзая не спорил никто, обсуждение структурных изменений, призванных привести "железный кулак" альянса в соответствие с требованиями времени, вносилось в программу почти всех последних саммитов, судьба миротворческой операции в Боснии тоже была очевидна.

Да, есть еще и Ирак, получивший формальную независимость на два дня раньше срока. Известно, что Вашингтон давно питает "одну, но пламенную страсть" - снять с себя груз ответственности за дальнейшее наведение порядка в Ираке и переложить его на пока еще наивных, впечатлительных скаутов, которых принято называть "новыми членами НАТО". Не являлась секретом и позиция главных европейских игроков альянса - Франции и Германии, которые были категорически против как самой войны, так последующего участия в "разборе завалов".

НАТО испытывает две проблемы - оно хочет постоянно расширяться (как и всякая бюрократическая структура, блок живет по принципу вируса "расширение или смерть") и ищет нового врага, способного сплотить старых членов и подтолкнуть новых. Сейчас в альянсе 26 государств, причем с прибытием последнего подкрепления в виде государств бывшего восточного блока баланс сил несколько изменился.

Если в 1949 году и в течение всех последующих десятилетий борьбы с "империей зла" в виде Советского Союза главенство США не вызывало сомнений и тяготило, пожалуй, только Францию, то сейчас Вашингтон столкнулся с необходимостью подтверждать свой статус вожака. Этот естественный ритуал часто происходит в природе, когда к уже устоявшемуся сообществу прибивается молодняк. Однако, если в животном мире вожаки доказывают свою силу буквально, иногда - ценой жизни особенно непонятливых, то в случае с НАТО вся агрессия должна быть направлена вовне. А следовательно, требуется некая цель и программа по ее достижению.

Так, если послевоенная Европа находилась в небеспочвенном страхе перед советской угрозой (и это было главным мотивом сплоченности альянса), то сейчас, при отсутствии явного противника и после подсчета процентов ВВП стран-новобранцев, которые будут уходить на содержание НАТО, в альянсе может возникнуть новая Фронда. Этой ситуацией не преминут воспользоваться стремящиеся к созданию более независимых от Вашингтона военных структур Франция и Германия.

Учитывая вышесказанное, можно предположить, что Вашингтон в самое ближайшее время должен озаботиться образом нового врага, который оправдывал бы существование альянса. Россия, устрашая которой как жупелом, сгонялись в НАТО страны постсоветского пространства, стремительно мельчает. Если так пойдет и дальше, то объявлять Россию врагом НАТО будет не только не политкорректно, но и диффамационно. РФ стремительно теряет военно-политический потенциал, превращаясь в территорию, больше озабоченную предохранением от угроз внутренних, нежели сохранением экспансивного имперского курса.

В связи со смертью старого врага срочно нужен новый, а он как назло не появляется. В этом смысле мировой терроризм, война с которым приобрела публичность только три года назад, явно не отвечает необходимым характеристикам. Террористы: а) не обладают отличительной национальностью (а следовательно, не могут вызывать нужные ассоциации на подсознательном уровне у рядового электората); б) они не сгруппированы территориально (а значит, лозунг в стиле "у нас тоже есть красная кнопка" становится неактуальным); и в), главное, не имеют идеологии, которую можно было бы объявить "противоречащей идеалам демократии и свободы".

Поэтому построить монолитную структуру на этом фундаменте не представляется возможным, как невозможно создать альянс, мотивируя это необходимостью борьбы с преступностью. Вероятнее всего, в ближайшие годы, уже после смены администрации в Белом доме, борьба с терроризмом вернется из большой политики в юрисдикцию спецслужб.

Да, опять же есть Ирак. Но, как бы это ни показалось кощунственным, война против Саддама могла быть просто пробой пера. В том смысле, что свергая несомненно одиозный режим Саддама и попутно устанавливая полный контроль над главными нефтеносными районами мира, Вашингтон решил проверить реакцию. Чем это закончилось - общеизвестно. НАТО осталось в стороне от "демократизации", пережив период довольно опасной склоки. А это означает, что нужен иной противник, способный действительно напугать строптивых партнеров.

Среди потенциальных кандидатов в "собиратели" альянса самым реальным выглядит, пожалуй, лишь Китай. Поднебесная с ее быстро растущей экономикой, с ее неизмеримыми людскими ресурсами, серьезными достижениями в науке и, главное, значительным военным потенциалом может стать спасителем "нового Атлантизма". Косвенные признаки того, что именно Китай рассматривается в Вашингтоне как потенциальный противник недалекого будущего, проявляются уже сейчас. Если обратиться к карте мира, то станет очевидно, что американцы медленно, но верно усиливают давление на юговосточный регион. Ирак, Афганистан, Пакистан - государства, вассально зависимые от США, у которых также появились базы на территории Средней Азии вдобавок к уже имеющимся большим контингентам в Японии и Южной Корее. И вот теперь еще и геополитический флирт с Узбекистаном.

Следует учесть и обнародованный в прошлом году план Пентагона о крупнейшей ротации войск со времен Второй мировой войны: сокращение контингента в Германии, перемещение сил дальневосточной группировки в районы Юго-Восточной Азии с опорными центрами и базами в Северной Австралии, на Филиппинах и, возможно, во Вьетнаме. С целью нагнетания обстановки может использоваться раздражающий Пекин статус Тайваня.

Все это пока лишь предположения, но очевидно одно: для того чтобы "новый Атлантизм", а этот термин был впервые употреблен генеральным секретарем НАТО Яапом де Хооп Схеффером в речи, предваряющей нынешний саммит, перешел из разряда торжественной риторики в реальность, Вашингтону придется тряхнуть стариной и напомнить всем, кто в доме хозяин.

Но даже при самом удачном для США стечении обстоятельств деятелям на Капитолийском холме не стоит забывать столь красочно описанную Платоном историю Атлантиды. Как известно, когда атланты возгордились и вознамерились завоевать весь окружающий их мир, Зевс "...помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из своих обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно лицезреть все причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами...".

В этом месте рассказ Платона обрывается. Никто так и не знает, что сказал громовержец. Но о том, что случилось с Атлантидой, знают все.

РУСЛАН ТАГИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 63, 03 iyul 2004