АРХИВ

УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ НАШЕЙ ЭПОХИ

"Я знал одной лишь думы власть,
Одну, но пламенную страсть.
Она, как червь, во мне жила,
Изгрызла душу и сожгла"

М.Ю.ЛЕРМОНТОВ

Верующие убеждены, что человека создал Бог. Дарвинисты считают, что всему причиной эволюция. У марксистов в роли главного прогрессора выступает труд. А вот азербайджанцы абсолютно уверены, что человека человеком делают исключительно деньги.

Уже с первых минут жизни на планете Земля наш новорожденный соотечественник ощущает на себе все прелести денег. Или их отсутствия. Явившись на свет, азербайджанец, как и все младенцы на этой же планете, орет благим матом. И его можно понять - ты появился на свет совершенно голый и без маната в кармане, а вокруг тебя люди в белых халатах говорят только об этом. Как тут не закричать - быть может, услышат, быть может, Бог смилостивится и заберет из этой страны, в которой деньги сопровождают человека всю его жизнь - "от зловонной пеленки до смертного савана" ("Вся королевская рать" Роберта Пенн Уоррена).

Даже умерев, азербайджанец отнюдь не освобождается от влияния презренного металла, поскольку его человеческую значимость соплеменники опять-таки оценивают исключительно по размерам его богатства.

Заметьте - в Азербайджане практически не бывает убийств по мотивам социальной зависти. А ведь во всем мире более 60 процентов убийств мотивированы именно этим фактором. И только в Азербайджане восприятие носителя денег национально и индивидуально.

Азербайджанская толерантность к иностранцам в основном построена на этом преклонении перед золотым тельцом. Иностранец в Азербайджане, как правило, богат (по азербайджанским меркам), а значит в социальной иерархии стоит выше бедных соотечественников. Даже наши ближайшие этнические сородичи - турки - и те не могут похвастать подобным отношением к деньгам.

В общем, перефразировав В.И.Ленина, смело можно утверждать, что в Азербайджане ДЕНЬГИ - УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ НАШЕЙ ЭПОХИ.

УМ

Как правило, в любой стране мира существуют несколько структур, стремящихся к консолидации интеллекта. И в первую очередь такой структурой является власть.

Когда в свое время у Бориса Ельцина спросили - для чего в его администрации присутствуют столько советников, которые заняты ничегонеделанием? - он ответил: "Пусть лучше они ничего не делают во власти, чем что-то делают против власти".

Но азербайджанская администрация построена исключительно на принципах отторжения интеллекта. Покойный патриарх, видимо, считая собственный индивидуальный интеллект достойным заменителем коллективного, заложил систему собирания малоинтеллектуальных кадров, считая их глупость параметром, обеспечивающим исполнительность и требовательность. В соответствии с заданным параметром подбирались и работники средних и низовых звеньев, что приводило к главенству принципа "я начальник - ты дурак".

Новый президент в этой системе ничего изменить не может - во-первых, в силу преобладания дураков в администрации и, во-вторых, поскольку сам относится к интеллектуальным людям с опаской. Несмотря на блестящее образование, Ильхама Алиева сложно назвать интеллектуалом. Слишком узкий кругозор и политическая зашоренность не позволяют отнести его к представителям интеллектуальной элиты. Посему власть не привлекает интеллект, а интеллект, соответственно, не привлекает власть.

Во всем мире политика - это борьба не только и не столько финансовых потоков, сколько политических талантов и интеллекта. Побеждает та политическая команда, чей интеллект выше, та, которая может предложить обществу оптимальный вариант общественного договора. Непреложным условием при этом является четко установленные правила игры и их соблюдение.

В условиях Азербайджана нет правил игры и уж тем более здесь отсутствуют условия "файр-плей". В итоге побеждает тот, у кого больше прав. Все, как в знаменитом анекдоте про армейский устав, состоящий из двух пунктов. Вот и правила азербайджанского политического состязания таким образом могут быть сведены к тем же двум пунктам. Пункт первый - власть всегда права. Пункт второй - если власть не права, то смотри пункт первый.

Но что дает власти подобную общественную легетимизацию, не виданную в новейшей истории? Именно наличие денег и ментальность нашего общества. Даже самые оголтелые азербайджанские демократы воют вовсе не за власть, а за доступ к финансовым потокам.

Победа Ильхама Алиева означает победу денег над интеллектом. Взгляните на его ближайшее окружение. У всех на лицах не видно даже зачатков интеллекта.

Во время визита президента в Грузию произошел весьма символичный момент. Во время подписания различных межправительственных соглашений сразу несколько наших министров садились за один стол с представителями правительства Саакашвили и мы могли сопоставить их лицом к лицу. Не знаю, как всем остальным азербайджанцам, но лично мне было нестерпимо стыдно. Более яркого несоответствия наших министров своим должностям трудно себе представить.

Все, кто сегодня занимает ключевые посты в стране, априори интеллектуальные кастраты. Именно это качество и стало причиной их возвышения, и поэтому их основная задача заключается в том, чтобы установить в Азербайджане диктатуру идиотов, с тем чтобы все мыслящие индивидуумы покинули страну.

В Азербайджане умному человеку некуда податься.

Вторая ниша для интеллекта - это бизнес. Но в Азербайджане по сути нет бизнеса. То, что мы по привычке называем бизнесом - это структуры, позволяющие максимально эффективно конвертировать власть в капитал. И для этого им совершенно не требуется интеллект.

В силу собственной примитивности наша власть не способна создавать технологически сложные производства. Обратите внимание на их бизнес - он, как правило, крайне примитивен и связан либо с удовлетворением потребностей населения в продуктах критического потребления, либо с экспортозамещением (с автоматическим установлением режима недопуска на рынок аналогичных товаров иностранного производства), либо наконец с эксплуатацией уникальных природных ресурсов страны. Ни в "хай-тек", ни в более сложные производственные процессы не вложено ни маната. И это при том, что стране пока еще удается сохранять высокий образовательный уровень, квалифицированную и хорошо обученную рабочую силу.

Они так и не смогли подняться выше примитивного уровня по той простой причине, что у них отсутствует элементарное качество, облигатно необходимое для этого, - интеллект. Промышленное предпринимательство вообще невозможно себе представить без наличия интеллекта. Но именно его у них и не хватает. Но они не в состоянии даже привлечь интеллектуальные ресурсы, потому что, в силу своей ограниченности, смертельно бояться стать зависимыми от людей, превосходящих их интеллектуально.

В результате, в современных условиях в Азербайджане интеллект и деньги находятся на разных полюсах. Здесь количество денег обратно пропорционально интеллекту, и интеллект обратно пропорционален капиталу.

Очевидно, что в Азербайджане ум - это еще не деньги. В то время как деньги - это всегда ум.

ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ

Деньги заменили нам многое и даже честь. Сегодня социальный статус человека в Азербайджане напрямую зависит от размеров его капитала и оттого не является общественным фундаментом. Так, на Западе проститутка или наркоделец могут заработать адекватно большие деньги, но эти капиталы не откроют им путь в высшее общество.

В Азербайджане деньги дают социальную индульгенцию. В современных условиях деньги у нас сместили общественные приоритеты. Сегодня не имеет значения - кто ты и что из себя представляешь. Мужья совершенно спокойно взирают на то, что их жены отправляются на заработки в Дубай, прекрасно зная, каким образом и каким местом они будут зарабатывать эти деньги. Понятие чести, характерное для кавказских народов, оказалось просто напускным, нарядом, который мы, видимо, просто примерили, с тем чтобы не выглядеть в глазах соседей полными антиподами. И теперь под воздействием обстоятельств с нас слетела эта одежда, и мы предстали во всей своей неприглядной наготе.

Можно ли сохранить честь и заработать деньги? В других странах этот вопрос является риторическим, а в Азербайджане - это дилемма: либо честь, либо деньги.

Много ли чести у проститутки? Мало, но поверьте, что у нее ее значительно больше, чем у азербайджанских чиновников. Они давно уже конвертировали честь и достоинство в капитал. Может, оттого они и выставляют СМИ такие претензии в судах по защите собственной чести и достоинства, что даже дух захватывает.

Иногда думается - а исходя из чего тот или иной чиновник так высоко оценивает свои честь и достоинство? Но если призадуматься, это не должно удивлять - они настолько давно и успешно торгуют своей честью, что прекрасно знают ей цену. Честь - слишком большая роскошь, и плата за обладание ею - материальная нищета.

Но можно ли долго оставаться материально нищим и духовно богатым? Слишком велик искус, и оттого наша жизнь усеяна примерами успешной конвертации одного в другое. Бесчестие стало нормой, ибо если оно сопровождается материальным успехом, то приносит необходимый общественный статус. Азербайджанское общество априори дает индульгенцию любым капиталам. В обществе нет протеста против способов зарабатывания денег. "Баджарана джан гурбан" - гласит народная пословица.

Деньги выше чести, потому что честь на хлеб не намажешь. И страна погрязла в бесчестии. Идя по городу, практически невозможно встретить благородного человека, идущего с высоко поднятой головой. Этот социальный тип просто исчез и на смену ему приходит новый тип современного азербайджанца.

По-другому и быть не могло в стране, где все эти годы деньги были главным источником общественного вдохновения. Заметьте, у нас практически нет диссидентов, но это вовсе не потому, что нет повода для диссидентства. Просто быть диссидентом очень невыгодно. Лучше опустить голову и приспособиться.

Социальный конформизм и привел к появлению гегемонии денег в общественной иерархии ценностей. В этой иерархии у азербайджанца на первом месте всегда он - индивидуум, а точнее - состояние его кошелька. Отсутствие общественных ценностей очевидно. Поэтому с такой быстротой разрушаются бастионы нравственности. В сложившихся условиях каждый индивидуум считает своей основной задачей личное благосостояние, не понимая каким образом оно коррелируется с благосостоянием общественным. Соответственно, примат личного благосостояния и довлеет надо всеми основными поведенческими характеристиками азербайджанца. В этих условиях все традиционные человеческие достоинства проходят экспертизу, и большинство не выдерживает ее.

После потерянной чести деньги заменили нам и нашу совесть. Можно ли жить без совести? Азербайджанская реальность показывает - не только можно, но и нужно. Совесть - мучительный, болезненный и малоприятный атавизм прошлого. Она задает неправильные вопросы, мешает жить и спокойно спать. Поэтому она должна была быть уничтожена и заменена состоянием кубышки.

Сегодня спокойно спит человек не с чистой совестью, а наоборот. Совестливый человек как раз таки и не спит. Чистая совесть прямо пропорциональна чистоте кошелька и, соответственно, - наоборот. Человек с замаранной совестью, но с полным кошельком чувствует себя на вершине жизни.

Жить без совести, как и без чести (а еще лучше - без них обеих) значительно проще. Никакой тебе рефлексии, никаких заморочек. Знай только "руби капусту" и наслаждайся жизнью, которая так и кипит. Прожигание жизни становится главным средством заполнить пустоту внутри. Зачем думать о будущем, если ты ничего не в состоянии изменить? Заглуши внутренний голос и будь счастлив.

Многие народы шли этим путем и следовали этому незамысловатому рецепту, но никто из них так и не достиг счастья и процветания.

НЕЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Деньги заменили нам многое, но не они в этом виноваты. В конце концов - они лишь средство. Средство, при помощи которого разлагается наше общество. Это суррогат, появившийся и занявший непомерно большое место лишь потому, что нет и не было иных ценностей.

В итоге обладание деньгами превратилось в азербайджанском обществе в главный фактор жизненного успеха. Но если в других странах деньги - это всего лишь индикатор успешности, умения конвертировать в капитал способности и таланты, то у нас все с точностью наоборот. Если весь мир движется в направлении капитализации интеллекта, то мы движемся в противоположном направлении. У нас интеллект стремительно декапитализируется.

В Азербайджане деньги и интеллект не просто расположены на разных полюсах. Это практически антагонистические понятия.

Во всем мире люди стремятся потратить деньги на то, чтобы получить знания, и лишь в нашей стране люди платят за то, чтобы не получать знаний. И это не единичные факты, это общественная тенденция. Практически все азербайджанцы платят взятки для того, чтобы педагоги не требовали знаний. Более того, сами педагоги вынуждают учеников не к получению знаний, а исключительно к уплате мзды за оценку. В иерархии общественных ценностей диплом о высшем образовании, полученный путем дачи взяток, ценится значительно выше, нежели "неодипломленные" знания, полученные честным путем.

Причина такого игнорирования интеллекта проста - интеллект востребован обществом тогда, когда это общество движется по пути прогресса. Но если основная цель общества - паразитическое накопление личного капитала, то интеллект не требуется, а в игру вступают абсолютно иные качества.

Стремление любым способом заработать и сохранить капитал привело к появлению новой правящей касты. Касты, чье благосостояние построено не на общественном прогрессе, а на обратном процессе. В условиях отсутствия честной конкуренции во всех отраслях жизни - в политике, бизнесе и быту - вместо присущего биологическому виду хомо сапиенс стремления к совершенству, у него преобладает тенденция к приспособленчеству и отказу от базовых убеждений. В результате складывается некая античеловеческая общность, более близкая к животному, нежели к человеческому виду.

Азербайджанцы любят деньги до самозабвения. Это их всепоглощающая страсть. Так было во все времена. Никто и ничто так и не смогло отвратить нас от преклонения перед золотым тельцом: ни двухсотлетнее пребывание в составе православной Руси с ее презрительно враждебным отношением к капиталу и его носителям; ни десятилетия в составе пролетарского государства, чья идеология почитала накопление капиталов худшим из пороков. Деньги, точнее их культ, оказались всепобеждающим учением.

Деньги любили все наши правители. Нет, для них деньги были самой жизнью. Они с непонятным простым смертным страстью упивались ими, возлагая на алтарь золотого тельца не только собственные жизни, но и жизни своих подданных. В современном Азербайджане, столь далеком от Бога, деньги, поработив общественные устои, заменили собой традиционную систему ценностей. Деньги выхолостили нашу жизнь, превратившись в главный параметр человеческого достоинства.

Но кто виноват в этом больше - сами деньги или люди, которым показалось, что обладание деньгами сделает их счастливыми, даже если для этого им придется заплатить слишком дорогую цену? А кто посчитал, сколько стоят потерянная честь, совесть, достоинство? И сколько понадобится денег, чтобы вернуть стране утерянный ею интеллект?

"Жизнь или кошелек?" - вопрошали прохожих грабители с большой дороги. В Азербайджане этот вопрос уже не актуален, ибо наша жизнь и есть кошелек. Точнее - его содержимое.

Жизнь общества и его принципы проходят сейчас экзамен на соответствие духу времени. В этих, прямо скажем, нелегких условиях честь становится страшно дорогостоящим и неликвидным товаром. И для многих строка песни "Машины времени" - "Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас" - так на всю жизнь и останется просто красивой фразой.

Да, это, конечно же, не про нас. Наши прогибаются, да еще как. Не народ, а акробаты какие-то, виртуозы прогиба.

Сегодня прогибаются все. Прогибаться стало выгодно. Те, кто еще вчера держался из последних сил, сегодня спешат в стройные ряды "прогибистов". Со смертью патриарха начался сезон общего прогибания. Потому что кончилась надежда и наступило отчаяние. А отчаяние - слишком плохой попутчик для тех, кто хочет выжить. Не тот "прогиб" - считай, погиб.

У нашего общества не хватило ума, чести и совести, чтобы свалить власть, а посему оно предпочитает прогибаться под этот мир. Забывая при этом, что он все-таки изменчив.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 63, 03 iyul 2004