АРХИВ

ДУЭТ НА НЕРВАХ

Информационная война между Грузией и Южной Осетией начинает перерастать в вооруженное противостояние. На рассвете 8 июля правоохранительные органы Южной Осетии начали в нескольких грузинских селах спецоперацию по выявлению и задержанию "вооруженных лиц, незаконно находящихся на территории" непризнанной республики. Из Цхинвали сообщают, что южноосетинские правоохранительные органы осуществляют проходящую (по их словам) без единого выстрела операцию по выявлению и задержания вооруженных людей, не имеющих удостоверений личности, удостоверений миротворцев или хотя бы удостоверения внутренних войск Грузии. А из Тбилиси идут сообщения о перестрелке в районе грузинского села Ванати. Единственное, в чем сходятся противоборствующие стороны, это то, что в ходе операции уже задержано и вывезено в Цхинвали около 50 человек.

Новое обострение конфликта стало естественным продолжением инцидента, происшедшего, когда незаконно находящийся в зоне конфликта грузинский спецназ не только захватил десять грузовиков, перевозивших военное оборудование к месту дислокации российских миротворцев, но и позволил себе рукоприкладство в отношении российских военных, сопровождавших колонну.

Нападение ста пятидесяти грузинских спецназовцев на российских военных произошло рано утром 7 июля на территории, находящейся в зоне контроля российских миротворцев. Через два часа силы Южной Осетии задержали на окружной дороги в районе Цхинвали БТР, в котором находились лица грузинской национальности. Одним из "пленников" оказался командующий грузинским миротворческим контингентом в зоне грузино-осетинского конфликта Михаил Кебадзе. Высокопоставленный грузинский военный был передан российским миротворцам, которые фактически обменяли его на восьмерых (из десяти) похищенных грузовиков.

Тем временем президент Грузии Михаил Саакашвили уже прервал свой визит в Иран и возвращается в Тбилиси. Михаил Саакашвили заявил, что "Грузии пора приступить к разоружению Цхинвальского региона" и одновременно перекрыть каналы ввоза российского оружия в этот районе. В сухом остатке получается, что Грузия в принципе готова к денонсации ранее достигнутых договоренностей и началу военных действий. Во всяком случае, именно так выглядит общая стратегическая линия окончательного решения "проблемы Цхинвали" в интерпретации Михаила Саакашвили.

Ситуация начинает напоминать нелепую комбинацию шахмат и бокса. Стороны обменялись ударами, каждая взяла по "фигуре" противника. Грузины "фигуру" отдали назад, теперь ход за Южной Осетией. Обе стороны стремятся нанести противнику удар не столько смертельный, сколько болезненный для противника. При этом создается впечатление, что грузино-осетинский конфликт вошел в ту стадию, когда возможно все, в том числе и огонь на поражение.

Так, ситуация в Южной Осетии накалена до предела. Малейшая провокация с любой стороны - и дело может дойти до вооруженного конфликта, подобного тому, что уже был в 1992 году. Это был бы наихудший сценарий исхода грузино-осетинского противостояния, но, к сожалению, исключать такую возможность в нынешних условиях нельзя.

Впрочем, пока если и уместно говорить о войне, то скорее о войне нервов. Очевидно, что в случае решения проблемы Южной Осетии грузинские власти избрали иной путь, нежели в Аджарии. Если в Аджарии Тбилиси упирал в основном на то, что грузины и аджарцы - один народ, и война между ними невозможна по определению, то в случае с осетинами на национальную идентичность уповать не приходится.

Соответственно, и тактика, избранная грузинскими властями, отличается от той, что была использована в Аджарии, где основной упор был сделан на внутреннюю оппозицию режиму Аслана Абашидзе. В Южной Осетии такой оппозиции просто нет, иначе она давно бы себя проявила. Конечно, на территории самопровозглашенной республики много грузинских сил, но даже если местные грузины и поддерживают Михаила Саакашвили, то рассчитывать на то, что они своими протестами могут заставить капитулировать южноосетинское руководство было бы, мягко говоря, неразумно.

Был избран другой вариант - силовое давление. Тбилиси делает все, чтобы показать, что власти Южной Осетии погрязли в коррупции, что контрабанда в непризнанной республике цветет пышным цветом и что она вообще стала проходным двором для преступников. Ну а как еще можно обуздать бандитов, как не усилением полиции, внутренних войск, а понадобится - так и армии?

Нынешние грузинские власти явно стараются форсировать события. Пообещав разобраться с сепаратистами, Михаил Саакашвили последовательно воплощает предвыборные лозунги в жизнь. Неожиданно легко отстранив от власти Аслана Абашидзе, грузинский президент хочет повторить нечто подобное и в Южной Осетии. А если получится - то и в Абхазии.

Политические "блицкриги" - вещь, весьма благоприятно отражающаяся на популярности у сограждан. Однако открытым остается вопрос - как будет действовать грузинский президент, если решить проблему с наскока не получится? Хватит ли у него терпения и выдержки? Вопрос - насколько высшее руководство Грузии контролирует ситуацию?

Ответов несколько. Первый вариант - Михаил Саакашвили дал негласную отмашку силовикам испытывать осетин на прочность. Пока от него не поступало никаких заявлений по поводу инцидентов в Южной Осетии. Грузинские ястребы точат клювы и угрожающе поводят крыльями, а он, подобно орлу, парит над схваткой. В зависимости от того, как будут развиваться события, он либо кивнет в знак поддержки, либо покачает крыльями в знак того, что надо подуспокоиться. При этом Саакашвили не может не понимать, что начать войну легче, чем ее остановить. Велик шанс, что в случае большой крови не только южноосетины, но и грузины возложат вину именно на него.

Второй вариант - Саакашвили пошел ва-банк и всеми силами подталкивает свою страну к тому, чтобы кризис был разрешен любыми способами. Вариант маловероятный, но со счетов его сбрасывать тоже нельзя, поскольку действия грузин становятся все более вызывающими. Трудно предположить, чтобы Саакашвили не имел никакого понятия о действиях своих подчиненных.

Наконец, есть и третий вариант - Саакашвили думает. Не получив желаемого на переговорах с Путиным и, видимо, учитывая некие высказывания, сделанные Путиным во время встречи, Саакашвили на какое-то время устранился от конкретных заявлений.

С одной стороны, Тбилиси хочет повторить успех, достигнутый в Аджарии. С другой - в Тбилиси (хочется надеяться) понимают, что ситуация в Южной Осетии отличается от аджарской. И Саакашвили пытается найти выход из нее. Торопиться нельзя, но и промедление грозит проблемами. А силовые игры и бряцание оружием лежат на совести горячих голов из грузинских силовых министерств, принимающих молчаливые раздумья патрона за знак согласия.

Грузия пытается пробовать Южную Осетию на зуб. Аджика по-аджарски оказалась острой только на первый взгляд. Каким будет вкус осетинского ткемали - предстоит еще узнать. Горячие головы с обеих сторон призывают к немедленному разрешению конфликта и клянутся не уступить ни одной пяди земли, которую каждая из сторон считает своей. Проблема еще и в том что в лице Кокойты Саакашвили нашел партнера, тонко чувствующего его стиль. Кокойты так же стремится к провокациям, как и президент Грузии.

К примеру, явно по приказу Кокойты осетины не упустили случая унизить грузин. Всех задержанных доставили в Цхинвали и после допроса вывели на городскую площадь. Их построили перед телекамерами журналистов, заставили встать на колени и заложить руки за голову. Очевидно, что Кокойты хочет спровоцировать Грузию, чтобы она спровоцировала Россию. И самое интересное - у него это вполне получается.

Рано или поздно маленькие провокации обернутся очередной большой войной. Причем в этой войне не может быть удачного исхода. Поэтому сегодняшний статус-кво, как ни странно, гораздо лучше, чем разрубание узла кавалерийской шашкой.

РУСЛАН ТАГИЕВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 64, 10 iyul 2004