АРХИВ

МОГИЛЬЩИК ГЕЙДАРИЗМА

Отцам всегда свойственно надеяться, что дети продолжат их дело. В этом суть человеческой натуры. Человек не может жить вечно и поэтому он стремится любым способом увековечить себя в деяниях, которые продолжат потомки - в чьих жилах течет пара-тройка отцовских генов. Но это отцовское желание часто остается нереализуемым, ибо дети всегда выбирают иные пути.

Особенно наглядно это видно на примерах монарших семей. Сколько было в обозримой истории человечества примеров, когда сын продолжал дело отца? Практически ни одного. А вот примеров обратного свойства - множество.

Цесаревич Алексей, бедный-бедный Павел, Александр III, Людовик XVI и многие другие отпрыски великих императоров начинали свое правление с того, что опровергали политические устои, заложенные их родителями. Что двигало ими - стремление к самоутверждению или желание добиться признания через отрицание прежних ценностей? Доподлинно сказать нельзя. Но эта вечная проблема отцов и детей в политике превращается в сложнейшую драму, где замешаны не только человеческие чувства и амбиции, но и интересы наций и государств.

СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ

Если присмотреться к действиям Ильхама Алиева в последнее время, то все ярче проявляется тенденция к опровержению им базисных положений гейдаризма. Вербально подчеркивая на каждом шагу преемственность своей власти с прежним режимом, на деле он раз за разом сокрушает устои этой самой преемственности.

Практически в большинстве сфер наблюдается откат от устоев "учения вождя". Под прикрытием мишуры из обещаний "никогда не сходить с пути, проложенного и указанного патриархом" наблюдается полномасштабный откат от всех базовых установок и правил гейдаризма. Меняется вся пирамида ценностей.

Взять хотя бы взаимоотношения во власти. Практически мы наблюдаем децентрализацию власти, ее раздробление на несколько перманентно конфликтующих друг с другом группировок. Вместо спаянной личными интересами и отлаженной вертикали власти, в которой каждый чиновник знал свое место и свой потолок, приходит время неоправданных надежд. К примеру, в окружении Ильхама Алиева нет ни одного (!) человека, кто был бы им удовлетворен, поскольку все ильхамовские олигархи возомнили из себя гениев, и их уже не устраивает их сегодняшний статус.

В приснопамятные недавние времена только за возникновение подобных мыслей у олигарха, его, вне зависимости от статуса, ждала экзекуция. А в нынешнее время Ильхам Алиев успокаивает их обещаниями, и это уже раздражает молодых, но разжиревших, волков из его окружения.

Система управления на глазах изменяется, и то, как это происходит, приводит нас к мысли, что это отнюдь не стихийный процесс. Меняются базовые отношения. Практически произошел отказ от большевистско-экспроприационной политики "военного капитализма" в пользу более либеральной модели взаимоотношений бизнеса и власти. И хотя сделано это было по объективным причинам (все независимые бизнесмены практически уничтожены, а сохранившие влачат жалкую участь), акценты значительно сместились. Сегодня власть не только не хочет резать курицу, несущую золотые яйца, но даже желает добиться роста поголовья "кур".

При всей неоднозначности начавшегося этапа азербайджанского нэпа, он преследует весьма отличные от прежней экономической политики цели. Не стоит забывать, что "военный капитализм" был излюбленной тактикой патриарха. И не только потому, что был наиболее эффективным способом решения главной задачи правления - накопления финансовых ресурсов правящей семьей.

Гейдар Алиев всегда использовал экспроприацию как политическое средство, так как понимал, что независимые предприниматели - могильщики всякой диктатуры. Уничтожение бизнеса при нем носило систематический, осмысленный и репрессивный характер. События в Грузии доказали правоту экспроприационной политики наших властей, поскольку именно независимые грузинские предприниматели стали главным оплотом "революции роз".

Сегодня власть отказалась от этой практики и желает возрождения похороненного ею же класса. И хотя есть серьезные сомнения в эффективности такой реанимации, можно смело утверждать, что эта тенденция также направлена на развал прежней модели взаимоотношений власти и капитала.

Изменения затронули и взаимоотношения между трайбом и монархом. Все больше проявляется тенденция к отторжению власти у трайба с попыткой опереться на другие силы. При выработке кадровой стратегии принимаются в учет не трайбовые, а иные критерии. Позиции клановых вождей значительно ослабли, что привело к росту недовольства в клане. К тому же изменился статус членов президентской семьи. Братья покойного президента лишены большинства полученных ими от патриарха преференций. У них отобраны крупные объекты собственности.

Семья из центральной и управляющей ячейки клана превратилась в чужеродный трайбу элемент. Более того, сегодня члены клана Пашаевых имеют гораздо больше влияния на принятие решений (особенно в кадровых вопросах), чем любой из некогда всесильных трайбозавров.

И наконец, власть полностью уничтожила главный декоративный элемент политической конструкции - оппозицию. Гейдар Алиев использовал оппозицию в качестве главной декорации, призванной скрыть ужасающий оскал феодальной трайбовой диктатуры. Его преемник полностью уничтожил оппозицию, в результате чего миру явилась азербайджанская политическая система во всей своей феодальной "красе".

Очевидно, что останься патриарх жив, он ни за что не допустил бы подобного развития событий, но его преемник с гамлетовской прямотой разрушил бастионы политического баланса. Теперь власть - и только власть! - несет полную ответственность за то, что происходит в стране. У нее нет возможности прикрыть свои неудачи "происками деструктивных оппозиционных сил" - по причине их элементарного отсутствия.

Гейдар Алиев столько лет пестовал этот вид оппозиции - безопасный для власти и интегрированный в систему. А его сын за полгода практически уничтожил эту систему.

ЕГО ПРОЩАЛЬНЫЙ ПОКЛОН

Предвидел ли патриарх подобное развитие событий? Как это ни странно, но скорее всего, да. И видимо, именно потому он до последнего противился стремлению определенных кругов назначить его сына его преемником.

Вообще, если проанализировать ситуацию, то желание Гейдара Алиева видеть сына своим преемником уже не столь очевидно. Как-то я уже писал о том, что Гейдар Алиев не производил впечатления человека, желающего передать власть своему сыну, поскольку он ничего не предпринимал для того, чтобы облегчить тому тяжесть проблем.

Что обычно делает отец перед смертью, зная, что дело останется сыну, у которого нет и десятой доли его административных талантов? Он значительно упрощает систему, привлекает новые кадры, способные облегчить наследнику управление страной. При этом он пытается решить все возможные проблемы еще при своей жизни, опасаясь что наследник с этим не справится. При этом, еще задолго до передачи власти, он стремится ввести наследника в курс дел.

Ничего подобного Гейдар Алиев не совершил. Все это время он не доверял сыну серьезной работы, поручая ему участки, где не нужна была дисциплинированность и инициатива. И до самого конца он не доверил сыну ни одного серьезного участка работы. Более того - он значительно усложнил задачу, стоящую теперь перед сыном.

Если вспомнить события новейшей истории страны, то приходишь к выводу, что патриарх не желал передавать власть сыну. По крайней мере, нет ни одного документального факта, подтверждающего это.

Сторонники Ильхама Алиева ссылаются, как правило, на августовский референдум 2002 года, считая, что он подвел законодательную базу под институт престолонаследия. Но почему-то они забывают, что власти воспользовались этой конституционной нормой лишь спустя год. При этом, сам факт того, что уже смертельно больной и находящийся неизвестно в каком физическом и духовном состоянии Гейдар Алиев подписал указ о назначении Ильхама Алиева премьер-министром вызывает большие сомнения.

То же произошло и с отказом Гейдара Алиева от участия в президентской кампании в пользу своего сына. Опять-таки известие об этом пришло тогда, когда состояние патриарха было обществу не известно. Существуют более чем серьезные подозрения, что сам патриарх ни сном, ни духом не знал о происходящем и находился в лучшем случае в коме.

Таким образом, вместо того, чтобы сразу после референдума назначить сына премьером и обеспечить его необходимой практикой государственной работы, патриарх до последнего тянул с назначением сына преемником. Более того, назначение это произошло в последний момент и в крайне нелегитимных условиях.

Все эти годы Гейдар Алиев правил (по образному выражению Г.Г.Маркеса) так, словно был бессмертен. Это вообще свойство всех диктаторов. Но в преддверии смерти диктаторы, если хотят передать власть по наследству, начинают готовить наследников к исполнению обязанностей. А в Азербайджане до последнего диктатор не отпускал власть из своих рук. Интересно, почему это произошло?

Мне кажется, что основная причина заключалась в том, что Гейдар Алиев не желал установления династии. Решив главную задачу последнего периода своей жизни - обеспечения собственной семьи стратегическим капиталом - он решил обеспечить и безопасность этих капиталов.

Гейдар Алиев не смог (или не захотел) стать основателем прогресса и процветания. Он слишком ненавидел этот народ. Многие из его ближайшего окружения говорят о том, что его отношение к собственному народу было самым презрительным. Он не мог простить народу своего публичного унижения и до конца мстил ему. Поэтому он убил в нации не только веру в себя, но и уничтожил ее внутренний стержень. И нация, познавшая позор капитуляции и ужас абсолютизма, на коленях приветствует фетиш власти.

Ненавидя народ и слишком любя себя, он решил во что бы то ни стало войти в историю. Но не как основатель новой демократической страны и отец нации, а как современный Герострат. Он решил стать отцом грядущего хаоса. Хаоса, который неизбежно возникнет на руинах его власти.

Подумайте, как о нем будут вспоминать потомки, если период после него будет сопровождаться гражданскими войнами, голодом и прочими неприятными моментами; если власть в стране будет переходить от одного коррумпированного правительства к другому? Тогда в хаосе безвременья и безнадежности родится легенда "о единственном человеке, на плечах которого стояла страна". Людям свойственно забывать плохое и преувеличивать прошлое. А он наконец достигнет желаемого величия и войдет в историю как "единственный и неповторимый".

К тому же развал страны гарантировал его семью от экспроприации. То есть целью патриарха было - уничтожение независимого Азербайджана. Это решило бы все его задачи и удовлетворило бы его честолюбие. Поэтому его преемником должен был стать человек, способный осуществить этот план. Не случайно в период перед смертью патриарха в кулуарах всплыло имя Васифа Талыбова. Понятно, что его назначение преемником привело бы к гражданской войне и к реализации планов патриарха. Но этим планам не суждено было сбыться.

НА ПОРОГЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Действительно, все происшедшее больше напоминает детективный бестселлер, нежели политическую реальность. Некие силы обеспечили переход власти не к оппозиции, а к преемнику; обеспечили передачу власти от отца к сыну, вопреки воле отца и в нарушение правил и норм.

А в операции по передаче власти участвовали не правящая элита, а все ведущие страны мира. По крайней мере - и США, и Турция, и РФ, зная о состоянии здоровья патриарха и его хронической недееспособности принимать решения, создали условия для того, чтобы Ильхам Алиев взял власть в свои руки и практически совершил госпереворот. Более того, они же обеспечили ему поддержку в войне с оппозицией и заставили оппозиционных лидеров пойти на раскол протестного электората. Они же закрыли глаза и на массовые репрессии против оппозиционных активистов. Многие эксперты считают, что основная вина "октябристов" заключается не в том, что они выступили против власти, а в том, что они выступили против Плана.

Но зачем Западу, который был главным инициатором проведения в жизнь этого Плана, понадобилось проводить его в жизнь?

Притчей во языцех уже стали обвинения в адрес США о том, что они променяли демократию на нефть, свободу - на интересы нефтепромышленников, а демократические ценности - на коммерческие проекты. Но было бы слишком примитивно поддерживать правящую клику лишь ради того, чтобы обеспечить своим компаниям беспрепятственный доступ к азербайджанским недрам. Давайте будем объективны - подобное объяснение попахивает конспирофобией, то есть предполагает наличие всемирного антиазербайджанского заговора, в котором участвуют могущественнейшие государства мира.

Но Азербайджан - слишком ничтожная геополитическая величина, чтобы спровоцировать подобный заговор. Поэтому представим себе, что Запад не ставил таких целей и поставим себя на место западных экспертов.

Допустим, что Запад хочет построения в Азербайджане демократического сообщества. А победа оппозиции привела бы к автоматическому установлению демократических устоев? Мы сознательно опускаем тот факт, что оппозиция, протестный электорат, да и все азербайджанское общество к революции не были готовы. Рассмотрим, что произошло бы в стране, если бы победила оппозиция.

Не говоря уже о том, что лидер протестного электората был неприемлемой для многих геополитических центров силы фигурой, посмотрим к чему бы привело воцарение оппозиции. Ни для кого не секрет, что это вызвало бы громадные потрясения в Азербайджане. Это была бы настоящая революция - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Власть имущие, нажившие за годы правления Г.Алиева грандиозные финансовые ресурсы и получившие в собственное управления целые отрасли национальной экономики, не смирились бы с тем, что их время кончилось. Трудно себе представить, что правящая элита (при всей ее никчемности) добровольно сдала бы власть. Эта власть давала ей гигантские преференции и доходы, сопоставимые с доходами самых удачливых зарубежных бизнесменов.

Поэтому совершенно естественным представлялось появление в правящей элите стремлений сохранить власть ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ, даже утопив страну в потоках крови. Даже потеряв власть, они бы не смирились. Власть имущие вряд ли будут, как жертвенные агнцы, смиренно ждать, пока их зарежут. Они используют все имеющиеся у них силы и средства, чтобы потопить революцию в крови.

Если бы даже оппозиция победила, то участь страны была очевидна. Революционный террор перерастает масштабы правящей элиты и распространяется на всю страну, неизбежно приведя ее к гражданской войне. На фоне революционного террора наберут силу такие деструктивные процессы, как трайбовая экспроприация и новый передел собственности. Результат - очевиден.

А то, что гражданская война в Азербайджане вполне могла принять катастрофические масштабы, - безусловно. Это был бы настоящий апокалипсис. Большинство населения, пользуясь прозрачностью границ, покинуло бы страну. Территория страны могла вообще сузиться, как шагреневая кожа.

В ситуации хаоса и беспредела, сопровождающих любую гражданскую войну, возобладали бы консервативные силы радикального толка. И как всякая гражданская война, она завершилась бы воцарением деспотии. Общество, неспособное сопротивляться гражданской войне, не в состоянии справиться и с железной логикой революционной олигархизации. Страна вступила бы в новую фазу и пришла бы к новой диктатуре, быть может, значительно более жестокой, чем алиевская.

Посему вполне вероятно, что Запад находился меж Сциллой и Харибдой: с одной стороны - запущенный патриархом механизм саморазрушения государства, а с другой - стремление протестного электората изменить статус-кво революционным путем.

ЕСТЬ ЛИ У ВАС ПЛАН, МИСТЕР БУШ?

Исходя из вышеизложенного, вполне вероятен следующий план, который ныне и реализуется. Власть переходит к сыну Гейдара Алиева - Ильхаму. Это на время успокаивает правящую элиту, которая в его воцарении видит гарантии своего существования. Но потом начинается последовательный демонтаж системы гейдаризма.

Понятно, что слабый и инфантильный Ильхам Алиев никогда не пошел бы на подобные действия добровольно. Поэтому на свет извлекается компромат в виде "дела Кожени", который превращается в дамоклов меч, висящий над головой наследника. Встав перед дилеммой - либо заключение в американской тюрьме на порядочный срок, либо сотрудничество в исполнении плана, он вынужден был избрать второе. Все остальное было делом техники.

Цель реализуемого плана - последовательная либерализация Азербайджана. Этот план в общих чертах повторяет тот, что был реализован при демонтаже коммунистической системы в СССР. Ильхам Алиев должен сыграть роль Горбачева и окончательно развалить систему, построенную его отцом. То, что он - его сын, дает ему индульгенцию в глазах трайбозавров, не задумывающихся о том, что система, на которой базируется их процветание, уничтожается под бурные аплодисменты и приветственные постгейдаровские речевки.

Очевидно, что только подобный план позволяет последовательно трансформировать нашу страну без кардинальных потрясений. Цель трансформации тоже понятна - Азербайджан находится в слишком важном регионе, чтобы можно было позволить ему скатиться в пучину гражданской войны или стать базой средневековой трайбовой диктатуры.

Очевидно, что Южный Кавказ входит в зону влияния США и НАТО, но вхождение Азербайджана в эти организации предполагает решение проблем с демократизацией страны.

К тому же, есть еще одна веская причина (по крайней мере - для американцев) для уничтожения гейдаризма. Она заключается в том, что с началом активной добычи нефти в рамках Контракта века доходы Азербайджана резко возрастут. Монополизм, как составная часть гейдаризма, закрывал американским компаниям доступ на азербайджанский рынок, а нестабильность не позволяла сделать его привлекательным для инвесторов. Поэтому поставленная цель - уничтожение гейдаризма - имеет и четко очерченные экономические интересы.

Но Азербайджан - это не Грузия и даже не Армения. Пассивность нашего общества и несовершенство его структуры, вкупе со слабостью общественных и политических институтов, не позволяли осуществить более динамичный революционный план демонтажа гейдаризма. Это было чревато саботажем правящей элиты и потрясениями.

Все гениальное - просто. И потому уничтожение гейдаризма руками того, кто является биологическим наследником архитектора режима, не только просто, но и гениально.

Первоочередные меры - это ликвидация экономических монополий и демонтаж трайбового фундамента. Именно с этой целью было начато массированное впрыскивание олигархических средств в регионы и беспрецедентная акция в Нахичевани. Уничтожение этого заповедника трайболизма преследует цель лишить консервативные силы клана фигуры для консолидации. Очевидно, что подобные действия будут совершены и с другими потенциальным вождями трайба.

Но проблема заключается в том, что слабость и бездарность наследника в состоянии провалить самый гениальный план. К тому же угроза внутреннего саботажа со стороны трайба, постепенно осознающего антитрайбовые устремления нового монарха, неизбежно приведет к возникновению дуги напряженности.

Таким образом, уже можно утверждать, что гейдаризм как система беспощадно уничтожается. Его базовые устои размыты, его конструкции покрылись очагами эрозии. Еще немного, и он рухнет под напором бушующих внутри системы распрей. Но главный парадокс заключается в том, что уничтожается он вовсе не оппозиционерами, а тем, кто на каждом углу клянется в верности его идеалам.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 64, 10 iyul 2004