АРХИВ

УШИБ ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ

Ильхамофилы так и не дождались реформ от своего кумира. Справедливости ради необходимо отметить, что, во-первых, никто им эти реформы и не обещал и, во-вторых, вся эта реформаторская хренотень была плодом больного воображения той части населения, которая предпочла борьбе за свои права пассивное ожидание перемен.

Но, как ни крути, судьбу не обманешь. И сегодня становится очевидным, что ничего серьезного эта власть менять не собирается, она лишь будет продолжать паразитировать на МЕНТальных слабостях азербайджанцев.

РОТАЦИЯ МЕНТавров

На фоне полнейшего политического штиля, который охватил сейчас все сферы и спектры отечественной политики, особенно ярко прослеживается главная тенденция последнего времени. Вместо начала полномасштабных экономических реформ, вместо замены дискредитировавших себя кадров в центральных и региональных администрациях, Ильхам Алиев начал проводить на первый взгляд бессмысленную ротацию полицейских кадров.

За последние несколько дней произошел целый ряд судьбоносных назначений. Практически во всех районах города Баку были сменены главы районных управлений полиции. В течение короткого времени произошло следующее:

- на должность начальника Управления полиции Наримановского района Баку, которое возглавлял Ш.Алиев, был назначен бывший начальник полиции бакинского аэропорта М.Магеррамов;

- был освобождение от занимаемой должности начальника Низаминской районной полиции С.Мирзоев и его тут же назначили начальником Насиминского райуправления полиции - вместо протеже Бейляра Эюбова - Б.Багирли;

- на должность начальника полиции Низаминского района (освобожденную С.Мирзоевым) был назначен начальник Управления полиции Хачмазского района Гасан Алиев.

А если к этому прибавить происшедшую в начале года "смену караула" в Сабаильском районе (в РУП которого вместо Назима Нагиева, сосланного в Бинагади, пришел личный друг Зии Мамедова) и произведенное незадолго до выборов назначение новым шефом районного управления полиции Ясамальского района личного друга К.Гейдарова, то картина станет потихоньку проясняться.

Хотя в большинстве случаев прежние полицейские начальники были просто переназначены на якобы равноценные должности, это далеко не так. Очевидно, что происходящие в управлении столичного полицейского корпуса перемены имеют некий подтекст.

Власть в Азербайджане, конечно, малоинтеллектуальна, но ведь не настолько же слабоумна, чтобы проводить бессмысленные ротации в таком важном сегменте, как столичная полиция.

Если присмотреться к происходящему повнимательнее, то многое становится ясным. В первую очередь то, что новые назначения в полицейском корпусе смело можно назвать победой Рамиля Усубова. Практически все нелояльные к нему начальники РУПов смещены. К примеру, ротация Н.Нагиева вовсе не выглядит равноценной. Вместо суперприбыльного центрального района столицы он получил захудалый во всех отношениях Бинагадинский.

Второй отличительной чертой происшедших ротаций является то, что большинство назначенных в центральные районы полицейских чинов - либо личные друзья самого Ильхама Алиева, либо приближенные его друзей-олигархов.

И наконец, третьей отличительной чертой этих назначений является их явная "антимагеррамовская" направленность. Практически все смещенные кадры были протеже главы Бакинского управления полиции, генерала Магеррама Алиева, а со всеми вновь назначенными у него весьма натянутые отношения.

Из всего вышесказанного можно сделать два серьезных вывода.

Первый - полицейская власть в городе Баку переходит в руки личных друзей президента - олигархов. То есть, власть приобретает черты олигархической диктатуры.

И второй - все перемещения преследуют цель ослабления позиций главы городского управления полиции. А это значит, что его дни на посту главы этого управления сочтены.

Если это произойдет, то оно будет означать конец эры Магеррама Алиева и полную победу Рамиля Усубова. Общеизвестно, что отношения между двумя этими полицейскими генералами всегда были натянутыми. И также общеизвестно, что именно Магеррам Алиев был главным оппонентом Рамиля Усубова и стремился занять его пост. Возглавляемое М.Алиевым городское управление полиции было практически автономным от министерства внутренних дел, самостоятельно решало задачи, поставленные политическим руководством, и не участвовало в уплате дани министерскому руководству.

Смена лояльных М.Алиеву руководителей районных РУПов - первая часть операции по его смещению.

ЛИКВИДАЦИЯ рудиМЕНТОВ

В чем же вина Магеррама Алиева? Его вина в первую очередь в том, что он примкнул к группировке, возглавляемой братом покойного президента, и платил дань лично ему.

В этой связи я вспоминаю 1998 год, когда городское управление полиции изъяло журнал "Монитор" из продажи. Я пошел на прием к тогдашнему министру печати и информации Сирусу Тебризли, и тот при мне стал обзванивать по ВЧ руководство МВД. Р.Усубов клятвенно заявлял, что не отдавал приказа на изъятие "Монитора", а вот Магеррам Алиев признался, что это - его инициатива. На вопрос С.Тебризли, кто ему приказал провести эту акцию, М.Алиев честно сказал - "брат президента". На это С.Тебризли смог лишь возразить, что брат президента - это еще не президент.

Видимо, Магеррам Алиев так до конца и не понял разницу между президентом и его братом. Он слишком близко дружил с братом, не понимая, что у королей братьев не бывает.

Впрочем, атака на Магеррама Алиева не может быть расценена исключительно как акт мести дяде президента со стороны его племянника. За этим должны стоять и весьма серьезные политические факторы.

В последнее время вообще складывается впечатление, что Ильхам Алиев готовится к чему-то очень серьезному. Несмотря на то, что выборы давно уже прошли, он продолжает серию своих популистских заявлений и действий. В это же самое время были резко увеличены расходы на оплату спецподразделений министерства внутренних дел.

Раздача подобных преференций уже после успешного захвата власти логически не объяснима. Ее можно объяснить лишь тем, что власти, видимо, готовятся к новым серьезным столкновениям, в которых нужна будет помощь МВД. Но столкновениям с кем? Видимых врагов у власти не осталось, оппозиция обескровлена.

Скорее всего, Ильхам Алиев и его окружение готовятся к борьбе с противником внутри власти. Очевидно, что во власти складывается антиильхамовская группировка. Это люди, недовольные его политикой дегейдаризации страны. И вполне вероятно, что нейтрализация М.Алиева необходима И.Алиеву именно как очередной этап борьбы с консерваторами.

Если вспомнить, что в преддверии смерти патриарха, когда вся элита бросилась искать альтернативу, брат президента предложил патриарху назначить премьер-министром Али Инсанова, а министром внутренних дел - Магеррама Алиева, то становится очевидной причина нейтрализации последнего. М.Алиев входит в оппозиционную группировку во власти, а иметь оппозиционера на стратегическом для власти посту главы Бакинского полицейского управления - слишком опасно.

К тому же, М.Алиев - человек влиятельный и состоятельный, и поэтому его нейтрализация нанесет сильный удар по позициям ильхамофобов. На смену ему должна придти креатура, полностью преданная Ильхаму Алиеву. По информации из компетентных источников, Р.Усубов лоббирует на это место своего ставленника - руководителя Управления по борьбе с организованной преступностью Вилаята Эйвазова.

Этот человек, недавно получивший звание генерала и занесенный в списки всех правозащитных организаций как организатор бесчеловечных пыток против арестованных во время событий 15-16 октября, стал широко известен во время октябрьских событий. Весь мир обошли кадры, где он изображен стреляющим из табельного оружия.

Проделавший невиданную карьеру в органах внутренних дел, бывший телохранитель Р.Усубова сейчас может заменить Магеррама Алиева на его посту. Вместо неплохого профессионала (каковым считают эксперты Магеррама Алиева) городскую полицию возглавит человек, полностью находящийся под контролем Р.Усубова и готовый на любые жертвы ради сохранения власти патрона.

СВАДЕБНЫЙ ГЕНЕРАЛ

Атака на Магеррама Алиева, первой частью которой стало смещение с центральных позиций его кадров, подразумевает полное и безоговорочное воцарение Рамиля Усубова. Если Ильхам Алиев назначит главой городского управления его протеже, это будет означать, что все полицейские силы окажутся в его подчинении. Попросту говоря, в руках одного человека - Рамиля Усубова - будет находиться невиданная доселе концентрация власти.

Но Ильхам Алиев идет на этот шаг, несмотря на то, что он противоречит заложенной его отцом традиции. Система, построенная патриархом, подразумевала отсутствие единой исполнительной вертикали власти. Патриарх понимал, что в условиях слабой государственной традиции единоначалие на всех ступенях могло стать источником административного сепаратизма (со всеми вытекающими из этого последствиями). И поэтому практически во всех силовых структурах он создал ситуацию, когда главы городских управлений де-факто не подчинялись своим непосредственным начальникам, а находились непосредственно под кураторством самого президента.

Это приводило к возникновению перманентных конфликтов, но в этом и была суть системы покойного президента. Это старый, проверенный годами гэбэшный метод сдержек и противовесов, позволяющий эффективно управлять силовыми структурами и при этом не бояться заговоров.

Но теперь эта политика полностью похерена. Вместо нее создается новая система, в которой каждое министерство превращается в некий феодальный центр. То есть происходит отход от континентальной феодальной модели (в которой "вассал моего вассала - не мой вассал"), к японской (где все вассалы находятся в иерархическом подчинении).

Уже сегодня очевидно, что именно Р.Усубов будет контролировать органы внутренних дел. Еще вчера было трудно представить, что этот малорослый человек, являющийся предметом постоянного зубоскальства подчиненных сможет полностью взять под свой контроль стратегически важное ведомство - министерство внутренних дел.

Гейдар Алиев любил Р.Усубова. Неизвестно за что, но любил, и поэтому постоянно над ним потешался. Часто это происходило на заседаниях совбеза, где он доводил своего маленького министра буквально до слез. А зачастую делал это, публично называя его "ванькой-встанькой" за привычку вскакивать при каждом упоминании его имени президентом.

За всю историю внутренних дел Азербайджана еще не было более непрофессионального министра и слабого человека. Впрочем, это вполне вписывается в концепцию кадровых назначений Гейдара Алиева. Патриарх предпочитал возносить ничтожеств на самый верх жизни, но при этом он постоянно напоминал им о том, что они ничтожества.

В результате своей министерской деятельности, осложненной постоянными подначками президента, Р.Усубов превратился в мелкого склочника, власть которого не распространялась дальше собственного кабинета, а весь бизнес был сосредоточен исключительно в ресторанной сфере. Он является покровителем целой сети увеселительных заведений, расположенных в зеленых зонах города Баку. За такую явную приверженность к ресторанному бизнесу Рамиль Усубов и получил прозвище "свадебного генерала".

Вот в чем главный парадокс азербайджанской политики - у нас свадебный генерал может стать главной опорой режима.

ПОЛИЦЕЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО

То, что Ильхам Алиев начал укрепление личной власти с ротации полицейских кадров и назначения на ключевые посты своих протеже, - весьма показательно. В этом нет ничего удивительного, ибо это лишь логическое продолжение политики, проводившейся его отцом. С первых дней своего второго правления Г.Алиев стал предавать полицейским силам первостепенное значение. Он, как никто другой, понимал - только полиция сможет стать главным оплотом его политической власти.

На одном из первых заседаний в узком кругу Гейдар Алиев заявил, что только страх может позволить сохранить власть. Видимо, он знал, что во все времена страх был основой, на которой все диктаторы строили свои империи. В основе своей вся человеческая цивилизация базируется на страхе. И именно стремление наводнить страну страхом лежало в создании атмосферы полицейского произвола - чтобы у населения выработался рефлекс страха перед властью.

В Азербайджане полицейская система не служит закону. Хотя бы по той простой причине, что его у нас никогда не было. То, что мы называем законами, таковыми не являются, поскольку и их буква, и их дух чужды национальному менталитету. Закон может быть всяким, даже неписанным, но остается Законом - в том случае, если большинство считает, что он жесток, но справедлив, и что у него есть основание и цель.

У нас нет правил, которые были бы справедливы. Жестокие правила есть, справедливых - нет. Наш закон продажен, и это уже не закон, если он преследует невинных и не трогает виноватых. Веры в справедливость такого закона нет и быть не может. А там, где нет веры в справедливость, нет и страха перед законом. Поэтому у нас в стране процветает синдром властобоязни. Азербайджанцы боятся власти.

Страх является главной движущей силой на всех уровнях государственного устройства. Гейдар Алиев добился поставленной цели - сегодня страной и нами правят при помощи страха. Нынешнее моральное состояние общества как нельзя лучше подходит для этого. Трудно поверить, но большинство из азербайджанцев испытывают при виде представителя власти неописуемый страх. В этом и есть гениальная суть нашей политической системы.

В эпоху бесправия ловушки законов расставлены буквально на каждом шагу, и ты ежедневно вынужден их нарушать. Зачастую ты даже не знаешь, что нарушаешь закон, но незнание не освобождает от ответственности. Власть специально делает все так, чтобы ты был вынужден нарушать законы. Власти необходимо чтобы азербайджанский гражданин постоянно нарушал закон, потому что это приводит к тому, что все мы живем с изнурительным ощущением собственной вины. В результате при соприкосновении со властью (даже если она представлена маленьким пузатым сержантом) мы испытываем страх.

К беззаконию, творимому именем закона, население относится гораздо терпимее, чем к беззаконию, совершенному личностью. Власть объявила преступный мир вне закона и завела его в тюрьмы. Но свято место пусто не бывает. Его место заняла полиция. Один преступный мир просто уступил место другому.

Неважно, что преследующий тебя на улицах столицы одет в мундир. Кто в Азербайджане совершает большую часть заказных убийств? Работники правоохранительных органов. Громкие процессы над рядом высокопоставленных чинов МВД наглядно показали - кто есть кто. Или возьмем проституцию: большая часть публичных домов патронируется полицией и силовыми структурами. Рэкет - тоже прерогатива полиции. Всем известно, что незаконные поборы со стороны полицейских - норма.

Полиция превратилась в боевые отряды мафии, которые уничтожают всякого, кто осмелится возразить против власти, и уж тем более - покуситься на нее. А взамен полиция получила возможность полностью контролировать криминальные сферы и конвертировать свою власть в капитал.

Происшедшая трансформация характеризует саму суть азербайджанской власти, а также роль и место полицейских структур в сложившейся системе. Во время октябрьских событий стало окончательно ясно, что именно органы внутренних дел являются главными носителями идеи гейдаровской государственности, потому что власть опирается не на доверие народа, а на силу правоохранительных органов, используя их, как инструмент запугивания населения.

А это означает только одно - Азербайджан превратился в полицейское государство, и поэтому тот, кто контролирует полицию, контролирует и саму власть. Примат примитивной силы стал основной идеологией азербайджанской государственности.

Слабость общественных устоев тоже немало способствовала превращению органов внутренних дел в главный оплот властей. Во время грузинской "революции роз" я спросил у одного полицейского чиновника - почему полиция не стала защищать Шеварднадзе. На это он ответил так: "У каждого полицейского есть мать, и если он поднимет руку на собственный народ, то ему будет стыдно смотреть в глаза своей матери". Видимо, у азербайджанских полицейских нет либо чувства стыда, либо матерей.

Но, как бы там ни было, несомненно то, что именно вера во всесилие силы руководит азербайджанской властью. Но они забывают, что на полицейских дубинках, как и на штыках, можно делать многое. Но на них нельзя усидеть.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 65, 17 iyul 2004