АРХИВ

ЕСТЬ ЛИ СВЕТ В КОНЦЕ КАРАБАХСКОГО ТОННЕЛЯ?

Каждый приезд сопредседателей Минской группы ОБСЕ вызывает ажиотаж. Хотели того обе стороны конфликта или нет, но они возложили основную тяжесть на посредников, а при этом сами сидят, не собираются менять позицию и покрикиваю: "Мирите нас, мирите!".

Нынешний визит мало отличается от всех прочих. И хотя сопредседатели уже в который раз заявляют, что новых предложений не привезли, весь ход событий и их заявления прессе показывают, что какой-то новый финт у них все-таки есть. Иначе не было бы заявлений, что "стороны как никогда близки к подписанию мирного договора".

Можно понять заинтересованность сопредседателей в стремлении поскорее заключить мирное соглашение. Для американской администрации решение карабахского конфликта имеет большое значение. Это позволит США окончательно укрепиться на Южном Кавказе, ликвидировав огромный очаг региональной нестабильности.

Нельзя сбрасывать со счетов и внутриамериканский политический фактор. В США на пороге выборы, республиканцы их явно проигрывают, и борьба сейчас идет буквально за каждый голос. Голоса армянской диаспоры, традиционно голосующей за демократов, являются явно нелишними для теряющего позиции Буша.

Что же касается России и ЕС, то они также преследуют свои интересы в стремлении ускорить решение конфликта. Россия не желает втягиваться в широкомасштабный конфликт с Западом, который может возникнуть из-за Карабаха. А Европе не очень хочется сидеть еще на одной бочке с порохом, называемой карабахским конфликтом.

Насчет азербайджанского руководства можно сказать, что оно полностью готово к заключению мира. Внешнеполитическая тактика новой администрации очевидна - полностью стать сателлитом США и за счет этого добиться более или менее справедливого для Азербайджана решения карабахской проблемы. Более того, как стало известно, Азербайджан готов признать де-факто независимость Карабаха и согласиться на отторжение Лачинского района в обмен на возврат шести районов.

Но армянская сторона не согласна даже на этот вариант. Поэтому, скорее всего, сейчас работа сопредседателей и заключается в том, чтобы как-то убедить стороны и достигнуть компромисса.

Любой мир - это поражение одной из сторон. В случае с Карабахом очевидно, что на основные уступки должен пойти Азербайджан. Дело здесь не только и не столько в проармянской позиции сопредседателей. Дело в том, что уступок требуют от стороны, морально готовой уступить.

США в свое время пытались навязать Армении схожие с точностью до наоборот принципы карабахского урегулирования. Закончилось это смещением умеренно настроенного президента Левона Тер-Петросяна. Правящая элита Армении лишена маневра в вопросе компромиссов в карабахском конфликте. А вот азербайджанская правящая элита вполне может на это пойти. Морально раздавленная военным поражением, коррупцией и административным беспределом нация не в состоянии адекватно отреагировать на брошенный вызов. Тем более, сейчас, когда оппозиция практически уничтожена и мощь репрессивного аппарата позволяет власти не бояться народных выступлений.

Но даже если сопредседателям удастся склонить азербайджанскую сторону к компромиссу, то маловероятно, что это будет прочный и взаимовыгодный мир. Необходимо признать, что карабахский процесс прочно зашел в тупик. Состояние "ни мира, ни войны", многочисленные переговоры, встречи президентов один на один - все это так и не привело ни к какому результату.

Состояние "ни мира, ни войны" не принесло решения карабахского конфликта. Возможность справедливого и взаимоприемлемого мира в Карабахе маловероятна. Слишком уж различны желания сторон. При этом ключевым моментом является позиция Армении, выступающей с позиции силы. Армяне (как карабахские, так и ереванские) настаивают на полной независимости. Мировое сообщество хочет мира и стабильности.

Можно ли достичь компромисса в таких условиях? Вряд ли. Очевидно, что процесс мирного урегулирования зашел в тупик. Стороны не пришли ни к какому соглашению, и поэтому возложили всю ответственность на международных посредников. Обе стороны хотят, чтобы международное сообщество решило эту проблему и навязало сторонам мирное соглашение.

Но возможно ли оно? Мир не может позволить сторонам самим решать проблемы один на один. Мировому сообществу нужен мир в регионе. Война означает нарушение идущих процессов.

Главная причина, по которой Запад не допустит активизации войны в Карабахе, - это нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. До тех пор, пока он будет существовать и пока по нему будут качать нефть, войны не предвидится.

Дело в том, что при любом исходе боевых действий транспортные энергетические коммуникации будут под угрозой. Если победит Азербайджан, то возрастет угроза террористической опасности. Армянские террористические группы начнут атаки на нефтепровод по всей его протяженности, тем более что во многих местах он проходит по территориям, где проживает армянское население. А в случае победы армянских вооруженных сил, сам нефтепровод может попасть в зону оккупации, что полностью дезавуирует все предыдущие договоренности.

Очевидно, что ни первый, ни второй сценарий нежелательны для инвесторов, а значит - и для правительств стран Запада. В то же время, даже если мировое сообщество и навяжет Азербайджану мирный договор по принципу "мир в обмен на земли", это ни к чему хорошему ни приведет, поскольку такой мир будет значительно хуже ссоры.

Мир в регионе нужен не сам по себе, а как путь к устранению конфликта в регионе. Запад заинтересован в интеграции всех трех стран Южного Кавказа в первую очередь в экономической сфере.

Конечно, можно заставить нынешнее азербайджанское руководство подписать мирный договор, который устроит армян, можно даже заставить азербайджанский народ проглотить эту горькую пилюлю поражения, но нельзя заставить два враждующих народа начать экономическую интеграцию.

Очевидно, что политический ресурс решения карабахского конфликта, как и военный, практически исчерпан. Ничего нового ни сопредседатели, ни стороны конфликта, увы, придумать уже не могут. Конечно, международное сообщество может установить свой контроль над Карабахом по примеру Косова, но вряд ли этот путь приемлем в нашей ситуации. Азербайджан - не Албания, поддерживаемая США, а Армения - не Сербия, поддерживаемая Россией. Поэтому у всех заинтересованных сторон практически не остается выбора из дилеммы: либо пустить ситуацию на самотек и еще 12 лет продолжать бесплодные переговоры, либо начать поиск в других сферах.

Странно, что за все эти годы ни одна из сторон не рассматривала проблему в экономическом аспекте. А ведь именно экономическая интеграция является основной движущей силой карабахского урегулирования. Стороны как будто забыли о том, что за все это годы Карабах практически выпал из экономического пространства обеих стран, и что разрушенная экономика региона - при любом исходе - потребует колоссальных инвестиций.

Одним из вариантов решения карабахской проблемы мог бы стать вариант, предложенный группой азербайджанских экономистов. В его основе - отказ обеих сторон от политических амбиций и попыток решить статус всех территорий, и предоставление всему ныне оккупированному региону особого политического и экономического статуса. К примеру, азербайджанское правительство могло передать все ныне оккупированные территории в долгосрочную аренду. В этом случае создавалось бы свободная экономическая зона (СЭЗ), управление которой осуществлялось бы двумя директорами - по одному с азербайджанской и армянской стороны. При этом гарантировалось бы возвращение беженцев, изгнанных с мест проживания, вне зависимости от их национальности.

При таком варианте СЭЗ Карабах могла бы стать местом глобальных и региональных инвестиций, а стороны получили бы возможность перевести национальную конкуренцию в экономическую сферу.

Эксперты утверждают, что прибыль сближает народы, и что там, где есть взаимный интерес, нет национальной розни. Совместный проект Азербайджана и Армении, в который превратится СЭЗ, решит не только проблему примирения конфликтующих сторон, но и - что гораздо важнее - решит другие задачи. Он поможет в кратчайшие сроки восстановить экономику региона, а также станет центром экономической интеграции двух стран.

А политическое решение проблемы можно при этом отложить на 50 лет вперед. И если ныне идущие процессы глобализации не притормозятся, то и Азербайджан, и Армения к 2050 году станут членами Европейского Союза, и тогда политическая принадлежность Карабаха не будет иметь значения, так как безопасность и свободы народов, населяющих этот регион будут гарантировать не две страны, а ЕС.

Но скорее всего, этот план также нереализуем из-за деструктивной позиции армянской стороны, для которой стремление реализовать маниакальную идею "миацума" важнее всего - даже стратегического развития своей страны.

РОВШАН МАМЕДОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 65, 17 iyul 2004