АРХИВ

ПЕРВЫЙ ГОД КОМОЙ

Несмотря на то, что до 15 октября 2004 года - официальной годовщины вступления на престол Алиева II осталось еще шесть недель, пришло время подводить итоги его первого года правления.

На самом деле Ильхам Алиев захватил власть в августе прошлого года, став премьер-министром и практически исполняющим обязанности президента задолго до официальной легализации своего статуса. Поэтому крайне важно рассматривать правление Ильхама Алиева именно с августа 2003 года, потому что в период с августа по октябрь произошли важнейшие события, позволившие ему укрепиться на престоле своего отца и легитимизировать власть над страной. Именно в этот период, когда большая часть азербайджанского общества и политических сил играла "в ромашку", гадая о состоянии здоровья патриарха, те, кто знал правду о его реальном состоянии, сделали все, чтобы укрепиться.

Результатом стало воцарение престолонаследника, позор 15-16 октября и уничтожение политической системы гейдаризма. Именно там, в этих 75 днях, необходимо искать истоки их победы и нашего поражения. При этом речь идет не о победе власти над оппозицией, а о победе олигархов над собственным народом.

Воцарение Ильхама Алиева легко объясняется с логической точки зрения. На его стороне было все: армия, полиция, готовая перегрызть глотку любому несогласному, пассивность населения и неорганизованность оппозиции. На его стороне был и взращенный его отцом тридцатилетний страх перед властью. На его стороне были западные страны, видевшие в нем залог продолжения компрадорской политики.

На стороне народа не было ничего, кроме надежды. Надежды на то, что Всевышний в своей бесконечной милости не допустит, чтобы ночь, покрывающая Азербайджан тридцать с лишним лет, опять раскроет свои крыла над этой несчастной страной.

Шансы были явно не равны. И спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Итогом этого поражения стало правление Ильхама Алиева, полное разочарований.

ГОД ПОТЕРЯННОЙ НАДЕЖДЫ

Весь год со дня узурпации власти прошел под знаком отсутствия перемен. В принципе, за этот год общество так и не увидело контуров новой политической системы. С приходом Ильхама Алиева многие (и в первую очередь - городские) избиратели связывали некоторые надежды. Считалось, что в силу отличных от Гейдара Алиева политических и человеческих качеств Ильхам Алиев обречен произвести реформацию в государственном управлении страны.

К большому сожалению монархистов, Гейдар Алиев оставил своему сыну не только усмиренную страну и большие финансовые потоки, он оставил еще и кучу глобальных проблем, нерешенность которых грозит полным коллапсом национальной государственности. Ни одна из стратегических проблем страны за время правления патриарха не была решена. Впрочем это понятно - все эти годы патриарх занимался исключительно решением личных и семейных проблем. Поэтому многие считали, что правление И.Алиева начнется с полномасштабных политических и экономических реформ. Первые заявления нового шаха внушили многим неоправданные надежды. Но прошедший год показал, что этим надеждам не суждено сбыться.

ТРИ ВСАДНИКА АПОКАЛИПСИСА

Проведем мониторинг действий нового президента во всех сферах.

За истекший год тоже не решена ни одна из стратегических проблем. Вся новейшая история Азербайджана - это период исторического поражения, он проходит под доминантой негативных тенденций. Их можно сформировать как проблемы "трех К" - КАРАБАХ, КОРРУПЦИЯ, КОЛЛАПС. Эти "три К", как всадники Апокалипсиса, несущие азербайджанскую государственность к печальному закономерному финалу.

По каждой из этих проблем ситуация только ухудшилась. Проблема КАРАБАХА практически заморожена. И.Алиев принял решение ликвидировать палаточные городки, предоставив беженцам жилье в вновь построенных жилых пунктах. Это означает практическое признание того, что в ближайшие годы их статус не изменится. В переговорном процессе полнейший застой. Не имея отцовской легитимности И.Алиев не может пойти на принятие непопулярного решения по Карабаху и поэтому откровенно затягивает его принятие. Но время работает против Азербайджана, так как с каждым днем Карабах все дальше отдаляется от страны, а в национальном мироощущении утверждается пораженческая психология.

Ситуация с КОРРУПЦИЕЙ также в критическом состоянии. Ильхам Алиев не в состоянии обуздать аппетиты бюрократии. После победы 15 октября чиновники осознали долговечность своей власти, и потому началась невиданная гонка взяток. За этот год поборы и возросли в несколько раз. К примеру, Госкомтаможни в 4 раза увеличил незаконно взимаемые с предпринимателей пошлины. Пользуясь статусом личного друга президента, Кямаледдин Гейдаров устроил невиданный прессинг на бизнесменов. Возросли также взятки и в других областях. Это привело к невиданному доныне размаху коррупции, которая стала практически узаконенной.

И наконец экономический КОЛЛАПС. В этом направлении власть еще пытается осуществить прорыв. Все действия ее направлены на создание иллюзии экономического процветания. Ильхам Алиев откровенно болен идеей создания новых рабочих мест. Еще в своей предвыборной кампании он обещал открыть 600 тысяч новых рабочих мест. Если верить президенту, то за один год его правления уже должно было появится 120 тысяч рабочих мест. Но очевидно, что этот график не выполняется.

Создание рабочих мест - это процесс, требующий не только желания их создать, но и экономической необходимости. Для появления новых рабочих мест должны появиться новые потребности. Невозможно открывать новые рабочие места по принуждению. Для производства того или иного товара мало иметь деньги. Во-первых, надо иметь и потребности в этом товаре, а это значит, что он должен соответствовать хоть минимальным параметрам качества, и его потребление должно быть стабильным. Во-вторых, требуется эффективный бизнес-менеджмент, а для этого нужен собственник. Причем, не чиновник, наворовавший миллиарды, а человек, умеющий делать бизнес.

В то же время экономика, отданная на откуп "открывателям рабочих мест", испытывает самый серьезный кризис. Азербайджан (это можно уже утверждать на полном серьезе) заболел нигерийским синдромом. Экономика захлебывается от избытка долларовой массы, что приводит к масштабной инфляции. Традиционные секторы экономики находятся в кризисе, а развиваются в основном ее спекулятивные сегменты. Доходы от нефти бездумно тратятся на покрытие социальных обязательств. Небольшое колебание цен на нефть неизбежно загонит страну в пучину экономической депрессии.

Новая экономическая реальность заключается в том, что борьба с семейным монополизмом, которую начал Ильхам Алиев, ограничив аппетиты своих многочисленных родственников, превратилась в перетягивание одеяла в сторону его друзей-олигархов. Сегодня экономика страны поделена между несколькими центрами, которые под видом борьбы с трайбовым монополизмом создают свои олигархические империи.

Ильхам алиев ослабил тотальный фискальный прессинг над олигархами, и, воспользовавшись этим, они взяли экономику под собственный контроль.

Сегодня существуют ЧЕТЫРЕ центра олигархизации. Первый складывается вокруг жены Ильхама Алиева. Он объединяет часть друзей президентской семьи и родственников его жены. Самые активные члены этого центра - Джангир Аскеров, Айдын Баширов, Ариф Пашаев и др.

Вторая группировка - сторонники шефа шлагбаума Кямаледдина Гейдарова, чьи акции с воцарением Ильхама Алиева возросли.

Третья группировка - сторонники министра экономразвития Фархада Алиева. Бизнес-империя Алиевых и их личных друзей - крупнейшее монополистическое объединение страны. Если группировка главы ГТК контролирует административные и бюджетные потоки, то в руках у этой группировки - потоки финансовые.

И наконец - империя Зии Мамедова. Министр транспорта только недавно стал полномасштабным олигархом, но близость к Семье и завязавшиеся родственные связи с ней позволили ему совершить невозможное и встать в ряд с старожилами ильхамовской гвардии.

Все эти группировки практически узурпировали целые отрасли экономики и теперь для дальнейшего развития им необходимо уничтожить конкурентов. Страна на пороге большой олигархической войны.

Итак, ни по одному из стратегических направлений власть не смогла осуществить революционный прорыв.

Сравнивая азербайджанскую ситуацию с положением дел в соседней Грузии, где обществу удалось освободиться от рудиментов СССР и привести к власти новые силы, понимаешь какой исторический шанс упустила наша страна. Вместо полноценных реформ и постепенной интеграции в европейское пространство мы получили власть, боящуюся осмысленных движений и паразитирующую на национальных комплексах.

ДИВАННЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

Еще задолго до августовского переворота, при анализе возможности прихода к власти Ильхама Алиева, почти все эксперты склонялись к тому, что он не способен исполнять обязанности президента страны. Прошедший год показал в чем ошибались эксперты и в чем они были правы.

Главной ошибкой большинства стало то, что они считали Ильхама Алиева не способным на осмысленные политические действия. Исходило это из осознания политической и человеческой слабости Ильхама Алиева. Но выводы из этого в сущности верного наблюдения были сделаны неверные. Как всякий слабый человек, имеющий возможность действовать безнаказанно, Ильхам Алиев действует жестко, а порой даже жестоко. Там, где сильный человек может проявить великодушие, он, как человек слабый, проявляет жестокость, ничем не оправданную и бессмысленную.

Но способность к политической жестокости еще ни о чем не говорит. Прошедший год показал, что умение подавлять не всегда совпадает с умением управлять.

В политической жизни страны полный штиль. Все политические процессы заморожены. Оппозиция никак не может придти в себя после 15 октября. Власть вовсю наслаждается отсутствием политического противодействия и занята наслаждением от полной безнаказанности. Страна отдана на разграбление тем, кто помог престолонаследнику сохранить власть. Стратегические проблемы не решаются, о политических реформах нет и речи.

Основной посылкой реформ является критическое осмысление дореформенного периода. То есть новое руководство должно осознать порочность предыдущего курса, признать (желательно - публично) его ошибочность, наказать виновных и подвергнуть обструкции предыдущее руководство. Но для Ильхама Алиева это невозможно в принципе.

Каждый человек в детстве испытывает на себе влияние комплексов, но по мере взросления и превращения в самодостаточную личность они отступают, давая место личностному мироощущению. Но проблема Ильхама Алиева в том и заключается, что у него нет собственного мироощущения, ибо все эти годы он был тенью отца, уничтожившего в нем личность. С подобным мироощущением И. Алиев вряд ли способен критически оценить отцовские деяния. Для него отец велик и непогрешим, а его деяния - единственно правильны.

Политическая реформа, в которой нуждается Азербайджан, подразумевает набор системных осмысленных мер по устранению стратегических проблем страны и нации. Большинство из этих проблем имеет глубокие корни в национальном менталитете и многовековую историю.

Любая политическая реформа начинается с либерализации режима. Но нельзя начать строить демократическое государство с фальсификации выборов и массовых репрессий.

За год Ильхам Алиев так и остался политическим ребусом, чьи решения непоследовательны и непонятны. Страна до сих пор не знакома ни с его политической доктриной, ни с его политическими взглядами. Опубликованная недавно в СМИ апологетическая статья об итогах года его правления характеризует политическую доктрину нового президента как "либерально-социальную диктатуру". Более несуразное и невозможное соединение трудно придумать. Во всяком случае, мировая политология такого еще не знала, ибо либерализм не совместим ни с диктатурой, ни с социал-демократией, а те в свою очередь слабо коррелируются друг с другом.

Очевидно, что налицо обыкновенная попытка нарядиться в новые идеологические цвета, мало задумываясь об их сочетаемости. Хотя понять ильхамофилов можно - уж очень им хочется хоть как-то расцветить блеклое правление политического лидера.

На самом деле очевидно, что Ильхам Алиев так и не определился - в каком направлении будет развиваться политическая система Азербайджана. Процессы пущены на самотек. Наибольшие из проблем возникли в сфере государственного управления. Отец оставил ему в наследство систему госуправления, работающую на авторитарных принципах. Большая часть оставшихся в наследство кадров не приемлет Ильхама Алиева, как президента. Да и он не приемлет их, поскольку происходит из иной социоментальной среды. Но и сменить эти кадры он не в состоянии.

В итоге на кадровом пространстве - цугцванг. И хотя несколько кадровых назначений в стратегических областях произошли, но ни одно из них не раскрыло наличие плана ротации кадров. В большинстве случае решения принимались скоропалительно, без должной проработки, и отличительной их чертой является лишь непредсказуемость.

Общество так и не дождалось полномасштабной кадровой реформы. В то же время оставленная в наследство система управления неработоспособна. Но власть упивается тем, что она по инерции продолжает работать.

Ильхам Алиев не управляет страной. И даже не правит ею. Он царствует. Его рабочий день начинается в 13.00, а заканчивается в 19 часов. Он может себе позволить оставить страну и на две недели уехать на Олимпиаду, чтобы поболеть за своих протеже. При этом все, что происходит в самой стране, его мало интересует. Он уверен, что управляет страной, не решая никаких вопросов. Он убежден в том, что секрет успешного управления государством заключается в том, что не нужно ничего делать или менять. Налицо попытка законсервировать политические процессы.

По сути первый год Ильхама Алиева можно сравнить с последним годом Гейдара Алиева. Причем сравнение явно не в пользу сына. Даже будучи уже смертельно больным, Гейдар Алиев работал более напряженно и плодотворно, чем его преемник.

И власть и общество погружены в глубокое коматозное состояние. Жизнь продолжается за счет нелимитированной эксплуатации накопленных ресурсов и прожигания потенциала грядущего развития. И чем дольше будет длиться эта кома, тем меньше шансов на благополучный исход.

Ильхам Алиев смертельно боится резких телодвижений, и поэтому принятые им за год решения можно посчитать на пальцах одной руки. Складывается впечатление, что он чего-то выжидает. Но это впечатление обманчиво. Он просто-напросто не знает, что ему делать. Своих знаний у него нет, подсказать некому, а единственный человек, советам которого он доверял, уже не может ему помочь.

Судя по всему, за прошедший год Ильхам Алиев так и не осознал, что на него свалилось. Он не чувствует себя самостоятельным главой независимого государства. И это - главный итог года его власти.

Ильхам Алиев за этот год так и не понял в чем искусство эффективного управления. Ему кажется, что оно - в полном отсутствии действий. А на самом деле оно - в необходимости решать проблемы по мере их возникновения. Сегодня проблемы накапливаются, и настанет момент, когда вся эта лавина отложенных решений покатится с горы вниз, погребя под собой и власть, и общество.

Прошедший с момента воцарения престолонаследника год смело можно назвать годом потерянной надежды. Ибо за этот год одна за другой умирали надежды всех слоев азербайджанского общества. Сначала умерла надежда на то, что со смертью Гейдара Алиева все автоматически изменится. Затем похоронили надежду на то, что новый президент сможет что-либо изменить. К концу года не осталось надежды вообще ни на что, и поэтому пришлось похоронить надежду как таковую. А ведь она умирает последней. И круг замкнулся.

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 66, 04 sentyabr 2004