АРХИВ

ТОРЖЕСТВО ИНЕРЦИИ

Если бы год назад кто-нибудь сказал, что найдется страна, в которой процедура престолонаследия от диктатора к его сыну пройдет гладко и без проблем, то этот человек показался бы неисправимым провластным оптимистом.

Если бы кто-то уверял общественность в том, что найдется общество, которое без сопротивления воспримет воцарение человека, единственное достоинство которого в том, что он сын диктатора, то ему бы никто не поверил.

Если бы кто-то сказал, что всего за один год в стране исчезнет политическая оппозиция антинародному режиму, то многие посчитали бы этого человека психически ненормальным.

И если кто-нибудь мог бы предсказать, что на заре XXI века в стране, население которой имеет вековые культурные традиции, находящейся в близости от европейского политического пространства, возобладают монархические тенденции, то его пророчество вряд ли было бы услышано.

Но сегодня, год спустя после переворота мы можем ответить на эти вопросы и, опустив голову, сказать - да, такая страна существует и, к нашему большому сожалению, мы имеем несчастье быть ее гражданами.

Никто даже не пытается объяснить тот факт, почему наше общество оказалось неспособным к политической борьбе. Практически все смирились с тем, что у страны не может быть иного будущего, кроме алиевского монархизма. Некоторые находят успокоение в ожидании того момента, когда Ильхам Алиев рухнет под давлением внутренних противоречий, не понимая, что вероятность падения этой власти приближается к нулю. Для того, чтобы даже находящаяся в статической стабильности система рухнула, необходимо приложить либо внешние, либо внутренние силы. Но если нет сопротивления, то существует только одна сила, мешающая движению - сила инерции.

Азербайджан давно находится под воздействием этой силы. Смирившись с навязанным ему правителем, общество показало, что готово принять любую исходящую от власти волю. В принципе победили не политические силы, исповедующие монархизм, а инерция. Инерция национального мышления. Нация оказалась неспособной переосмыслить политические реалии.

А кто бы осмыслил? Долгие годы в стране - и так не слишком богатой инакомыслящими - уничтожались даже ростки этого явления. Азербайджанская элита так и не сформировалась. Это в Москве был застой, но там были Синявский и Даниэль, Новодворская в конце концов. В соседней Грузии были Гамсахурдия и Хаиндрава. А у нас не было даже этого, у нас диссидентами были Надир Агаев, боровшийся против чиновничьего произвола, и Эльчибей, чьим политическим кумиром был Гейдар Алиев. Вы только представьте себе Новодворскую, в доме которой с благоговением смотрят на портрет дорогого Леонида Ильича!..

А тут еще карабахский излом, оказавшийся и вовсе неподъемной ношей для наших интеллигентов. Это армяне, вооруженные идеологией миацума, смогли подойти к активной фазе конфликта во всеоружии, а мы как всегда надеялись на лучшее. Но получилось как всегда.

Реставрация личной власти окончательно уничтожила ростки национальной элиты. Оттого и некому отвечать на вопросы, поставленные временем. Отсутствие политической (как, впрочем, и любой другой) элиты и привело к тому, что на вопрос о том, в каком направлении будет развиваться страна, вместо общества ответила власть.

Но и власть исходила из вечного азербайджанского принципа - ничего не менять. Азербайджанцы оказались еще более консервативными, чем даже предполагалось. Никто ничего не желает менять, потому что всех в принципе все устраивает. Созданная за эти годы самоедская система тем и опасна, что создает иллюзию о том, что можно быть счастливым в несчастном обществе.

Примат личного над общественным свойствен многим несформированным обществам, но только в Азербайджане он возведен в ранг абсолюта. И не стоит в этом винить самих себя. Человек - существо прагматичное и посему между виртуальным и реальным всегда выбирает второе. Очевидно, что общественные ценности в Азербайджане отсутствуют по весьма банальной причине - нет общества. Совокупность индивидуумов, не имеющих ни общих целей, ни даже интересов, обществом никак не назовешь.

У общества должны быть общие цели, ради решения которых каждый индивидуум готов пожертвовать личными интересами. Есть такие цели у нашего общества? Сомневаюсь. Речь идет не о декларациях, а о действиях.

Что может быть такой целью? Национальная модернизация или защита национальных интересов. Наши соседи по региону доказали наличие у них таких целей и силу своих обществ ради них пойти на жертвы. Пример Грузии, нашедшей в себе силы для того, чтобы начать исторический рывок для национальной модернизации, показывает, что это возможно. А вот мы, увы, пока не смогли или, точнее, даже не захотели. Мы предпочли отдаться медленному течению времени и, убаюканные им, не замечаем, как мимо нас на берегах проносятся блестящие перспективы.

Инерция - страшное слово. Почему-то все убеждены, что если ничего не делать, все будет меняться обязательно к лучшему. Позитивизм нашей страны строится исключительно на этой наивной уверенности. Ничего, что страна катится в неизвестном направлении. Ничего что страной управляет (если это можно назвать управлением) человек профнепригодный. Главное, что ничего страшного не происходит.

Жизнь продолжается, и каждый хочет решить свои сугубо личные проблемы. Многие считают, что все происходящее со страной является победой реакции. На самом деле это победа инерции. Азербайджанское общество отдалось воле власти и теперь его судьба в руках Ильхама Алиева.

Но страна не может спать спокойно, когда такие парни у руля. Ильхам Алиев ведь тоже азербайджанец, и поэтому он точно так же предпочитает ничего не делать, считая это единственно верной политикой. В итоге и он отдался во власть инерции, предпочитая больше времени уделять отдыху, нежели госуправлению. Не царское это дело - страной управлять.

Всем пока (опять-таки по инерции) управляет Р.Мехтиев, но и его время сочтено. Серый кардинал уходит в Москву послом. И тогда нити госуправления сосредоточатся неизвестно в чьих руках. Хотя можно смело утверждать, что кто бы ни сменил серого кардинала, по инерции все будет течь своим чередом. Никто не хочет ничего менять, все страшно боятся перемен.

Грузины не испугались и поставили на молодого, экспансивного, но перспективного политика. Азербайджанцы испугались и, наученные горьким опытом, решили выбрать из двух зол то, которое больше знакомо.

Это вообще в традициях азербайджанского народа. К врачу мы идем только тогда, когда практически не остается шансов на выживание. Даже узнав о серьезной болезни, азербайджанец всячески оттягивает развязку. В результате вместо терапии почти всегда приходится применять хирургию. Именно поэтому Азербайджан остается лидером по числу хирургических операций на душу населения в мире.

Вот так и в жизни преобладает желание дотянуть проблему до тех пор, пока ее решение будет однозначным и бесповоротным. О том, что такое решение зачастую бывает несовместимо с жизнью, предпочитают не задумываться. Инерция национального сознания господствует в умах азербайджанцев. И может, потому Азербайджан сегодня все больше напоминает автомобиль, у которого отказал двигатель и который на всех парах несется в пропасть. Водитель отвлекся - его привлекают девицы за окном и ему не до управления. Пассажиры успокаивают себя мыслью, что автомобиль продолжает двигаться с прежней скоростью, зато не издает шума или запаха гари. Все удовлетворены этим инерционным движением.

И никто не хочет видеть опасностей, которые впереди. Все понимают, что впереди ждет новый вираж, что страна не впишется в очередной исторический поворот, но ни у кого нет ни сил, ни желания что-либо изменить.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 66, 04 sentyabr 2004