АРХИВ

РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ

Российской Федерации больше нет. Третья Русская республика находится в стадии оформления юридических процедур, которые призваны окончательно оформить ее летальный исход. Инициатива Путина действительно несет в себе гибель Третьей республики. А это значит, что вновь создаваемое государство, хоть и будет правопреемником РФ де-юре, но де-факто будет правопреемником СССР.

Попытка построить в России федеративное демократическое государство провалилась. Это было ясно давно, но верить в это не хотелось. Поскольку не хотелось, чтобы Россия сошла с пути демократии. Сегодня мы все прощаемся с Россией. С той Россией, которая и подарила нам всем независимость в начале 90-х. Да-да, не стоит забывать, что наша независимость (как и независимость практически всех советских республик) - это результат доброй воли ТОЙ России, которая, став свободной, не захотела оставлять других в кабале.

Да, именно ТА Россия - демократическая и либеральная - в августе 1990-го переломала хребет ГКЧП. Именно за ТУ Россию мы молились в августе 90-го, в октябре 93-го и в июне 96-го. Молились, потому что иных способов помочь не было, но была твердая до жути уверенность в том, что если русский либеральный проект перестанет существовать, то и нам путь в светлое демократическое будущее заказан.

Мы прощаемся с Российской Федерацией. И хотя на политической карте мира никаких изменений не произойдет, всем очевидно - это было иное государство, с иной идеологией, с иной властью и с иными идеалами. Оно не перестало существовать сразу - в отличие от революций, контрреволюции, как правило, носят ползучий характер. Но скоро уйдет в небытие.

Не хотелось верить до конца, что все, что происходит, - всерьез и надолго. Но оказалось, что всерьез и более чем надолго.

Свободной России больше нет. На ее месте - огрызок советской империи, оскалившийся неровными государственными границами, в колючести которых проглядывается хищный умысел. Вместо либеральных политических и демократических реформ страна выбрала путь масонской диктатуры, вместо народовластия - власть одного человека. Что ж, Россия повторяет путь, по которому мы уже прошли почти до самого конца. У этого пути нет исторической перспективы, но разве это интересует его апологетов?

Все - круг замкнулся. Россия вновь пошла по старому маршруту. Это на Западе политика - постоянная борьба либералов и консерваторов. История России - это история вечного противопоставления диктатуры и безволия. Причем всякая власть, которая не подавляет общество, пожирает саму себя. Ибо общество российское не склонно ТАКОЙ власти прощать ошибки. Оно склонно все прощать только власти подавляющей, авторитарной не только по сути, но и по духу.

Как и любая революция, "ельцинская демократическая" должна была завершиться реставрацией. Правда, весь первый срок правления Путина мерцала надежда на то, что политический гений Ельцина и здесь не подвел, и что ему, единственному из великих разрушителей, удалось взять под контроль не только революционный порыв масс, но и последующую реставрацию. Назначение силовика Путина - человека с гэбэшным прошлым, но собчаковской путевкой в жизнь - считалось компромиссом между либералами, не пользующимися народной поддержкой, и силовиками, оседлавшими государственнические идеи.

Многие тогда полагали, что эксперимент удастся. Но чудес не бывает. Метаморфозы Путина очень напоминают то, что происходило с героем Булгакова - Полиграфом Полиграфычем, разум которого захватил люмпен Клим и даже благородное шариковское сердце не спасло его от маргинализации.

Пример Путина показывает, что "собчачье" сердце не спасло его от торжества гэбэшных идей. Сознание, сформированное в недрах спецслужб, с их отношением к людям, как к генетическому мусору, победило либеральную оболочку, и Путин на наших глазах окончательно превратился в автарха, полномочного диктатора России.

Он прошел классическим путем тирана, описанного Платоном еще несколько тысячелетий назад: "Тиран приходит к власти, как доверенное лицо народа. Вначале он со всеми любезен да так, что никто никто не может заподозрить его в тиранических наклонностях. Но стоит ему укрепиться на троне, как он начинает преследовать всех, кто не согласен с его деяниями. Его не останавливает даже то, что среди них цвет народа. И подавив всех несогласных, он правит всеми, навязывая всем свои законы и выдавая их за образец справедливости".

Современная тирания мало чем отличается от той, что описана великим эллином. Времена меняются, тираны - нет. Сегодня необходимо осознать горькую правду - ельцинский эксперимент провалился - и признать, что контролируемой контрреволюции не получилось. Зацепившись за чеченский порог, российская власть, российская элита да и все российское общество отдали себя на волю авторитарных волн.

Со всей горечью надо сказать себе - русский либеральный проект 90-х годов XX века потерпел крах. Вместо того, чтобы использовать предоставившийся исторический шанс для превращения страны в нормальное цивилизованное государство, русская политическая элита предпочла вернуться к старым державным устоям, от которых за версту несет кислой капустой и гэбэшными портянками.

Это настоящая трагедия. И не только для русских либералов. Мы здесь не имеем в виду тех из них, кто променял свои идеалы на теплые места в кабинетах, и не тех, кто разочаровался в идеях либерализма. Это трагедия для тех, кто до последнего все еще верил, что у России есть возможность выйти из тупика, в который ее загнали большевики, мессианство и православие. Это трагедия и для нас - всех тех, кто верил в великое будущее либеральной России, ибо только в нем нам светила возможность достичь настоящей независимости и свободы.

Только либеральная Россия могла осветить тираническую тьму, нависшую над Азиопой. А Россия диктаторская, авторитарная становится полюсом притяжения для иных сил - тех, кто сегодня находится у власти и пытается любым путем эту власть сохранить.

Появление авторитарного гиганта по соседству с Азербайджаном представляет им прекрасную возможность для геополитических торгов с Западом, которому нечего предложить разжиревшим элитам и разуверившимся нациям. В Евразии солнце свободы заходит на севере, и проигрыш российского либерализма означает, что вся территория Азиопы погружается в пучину авторитаризма. Регион вступает в новый исторический цикл, который в основных своих чертах повторяет тот, что был пройден в прошлом веке.

Свободной России больше нет. Нет государства, о становлении которого мечтали декабристы, Герцен и Белинский, десятки тысяч либералов на всем пространстве Евразии. Не получилось, не вышло, не смогли.

Сегодня мы оплакиваем не только гибель Третьей русской республики, хрупкие политические конструкции которой не выдержали тяжести исторических испытаний, выпавших на ее долю, а гибель свободной России - государства, не оправдавшего надежд миллионов людей во всех частях света.

Для меня, как и для многих азербайджанцев, Россия - не Родина, но и не просто название на карте. Это страна, с которой нас связывает слишком многое в прошлом и настоящем, и будет связывать в будущем. Когда-то для азербайджанцев она была окном в Европу, сегодня она превращается в ворота в Азию. И за воротами этими полная темени дорога, над которой, как маяки, возвышаются символы печального прошлого.

Нестерпимо жаль ту Россию, которую мы потеряли. Когда-нибудь историки именно этот период назовут концом демократической России. Россия вступает в новую эру, и есть слишком много подозрений, что новый путь может оказаться очередным историческим тупиком. Тем тупиком, в котором Россия, а вместе с ней и все евразийское пространство, окончательно упустит свой последний исторический шанс.

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ

Еженедельное аналитическое pевю "Монитоp", № 68, 18 sentyabr 2004